26 Февраля 2019 г. 23:29

Китай потеснил экономические позиции США в Латинской Америке – аргентинский эксперт

Китай потеснил экономические позиции США в Латинской Америке – аргентинский эксперт
Фото: bitcoinist.com

Многие эксперты заслуженно называют главным внешним игроком в Латинской Америке Китай: Поднебесная уже потеснила США с позиции главного торгового партнера Бразилии, Чили и Перу. Однако свое влияние в регионе стремится расширять и Россия, развивая отношения с Венесуэлой, Бразилией и Кубой. С Гаваной сотрудничество выстраивается и по линии Евразийского союза: 6-8 февраля делегация Евразийской экономической комиссии посетила Кубу для обсуждения экономического взаимодействия. Сложившуюся обстановку в отношениях Латинской Америки с Россией и ЕАЭС в целом, а также перспективы развития торгово-экономических отношений между ними в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал член Аргентинского Совета по международным отношениям, президент Регионального координационного комитета экономических и социальных исследований Андрей Сербин.

- Андрей Борисович, 6-8 февраля делегация Евразийской экономической комиссии посетила Гавану для обсуждения дальнейшего сотрудничества Кубы и ЕАЭС. Как вы оцениваете перспективы такого взаимодействия? Возможно ли создание зоны свободной торговли (ЗСТ)?

- Без углубления на Кубе реформ, нацеленных на развитие рыночной экономики – даже с явным доминированием государственного сектора и политическим контролем над процессом – трудно в ближайшей перспективе представить создание ЗСТ между Гаваной и ЕАЭС, особенно учитывая нынешние черты кубинской экономики и асимметрию между потенциальными партнерами.

Однако, если посмотреть с кубинской точки зрения, к потенциальным областям сотрудничества и экономического взаимодействия могут относиться туризм, поставка расходных медицинских материалов и предоставление профессиональных услуг. Эти сектора, учитывая взлеты и падения экономики с серьезными структурными проблемами, возможно, наилучшим образом подходят для сотрудничества с ЕАЭС в ближайшей перспективе.

С другой стороны, ожидания кубинского правительства, возможно, сосредоточены вокруг соглашений с ЕАЭС в энергетическом секторе, поскольку сотрудничество с Венесуэлой в этой области сокращается и находится под угрозой.

- По-вашему, могут ли экономические связи России и Кубы стать хорошим примером и моделью для выстраивания сотрудничества Гаваны с другими участниками ЕАЭС? Как вы оцениваете перспективы развития отношений Кубы, например, с Беларусью, Казахстаном?

- Я считаю, что исторические связи, существовавшие между Кубой и СССР, не развивались Гаваной с другими участниками ЕАЭС. Однако нынешние отношения между Кубой и Россией развиваются по другой модели и имеют отличительные черты. Это означает, что, возможно, новые отношения надо будет строить с нуля, а новая модель российско-кубинских отношений, которая развивалась в последние годы, может служить своего рода дорожной картой, но необязательно моделью.

У Кубы большой потенциал в отношениях со странами – членами ЕАЭС, и для нее важно диверсифицировать экономические связи, но предстоит пройти долгий путь, на котором все будет зависеть от темпа экономических реформ на Кубе и политической воли, а также от того, смогут ли страны – члены ЕАЭС вовремя ухватиться за благоприятные возможности.

В этом отношении налицо недостаток информации о потенциальных возможностях в торговле и сотрудничестве обеих сторон. И добавлю, что ситуация такова в отношении Латинской Америки и стран Карибского бассейна в целом. Последнее время регион был ориентирован в сторону Китая, и в нем слабо понимают динамику формирования пространства Большой Евразии через установление связей и развитие региональных институтов.

- Как вы оцениваете сегодняшний уровень экономических отношений между Россией и Латинской Америкой?

- На сегодняшний день ни одна из стран Латинской Америки и Карибского бассейна не входит в топ-15 торговых партнеров России. С конца прошлого века интерес РФ к Латинской Америке стабильно угасал, за исключением двух пиков активности в 2008 и 2014 гг., связанных с кризисами в Грузии и Украине, однако с недавнего времени российское присутствие в Западном полушарии стало вновь нарастать.

По всем традиционным меркам – торговле и инвестициям, дипломатическому взаимодействию, продаже вооружений – тренды свидетельствуют, что уровень российской вовлеченности по сравнению с остальным миром очень мал, но он растет.

На Латинскую Америку приходится меньше 2% российской торговли товарами. Крупнейший торговый партнер Москвы – Бразилия, товарооборот с которой в 2016 г. составил более $4 млрд. У Венесуэлы Россия в 2016 г. закупила нефти на $1,7 млрд, но в остальном товарооборот с другими крупными странами Латинской Америки сравнительно небольшой.

По информации Центра стратегических и международных исследований (CSIS, Вашингтон), в 2016 г. годовой товарооборот России с Мексикой был равен товарообороту Мексики с США за 36 часов. Что касается прямых иностранных инвестиций, тот же источник сообщает, что в 2016 г. Бразилия – крупнейший торговый партнер России в регионе – получила большую часть российских инвестиций (около $8 млн), а Мексика – примерно $2 млн.

В 2016 г. в докладе ООН по прямым иностранным инвестициям целая глава была посвящена «растущему влиянию Китая» в регионе, но Россия в контексте Латинской Америки вообще упомянута не была.

- Какова динамика товарооборота Москвы со странами Латинской Америки и Карибского бассейна?

- Хотя в 2016 г. общий товарооборот России с Латинской Америкой и странами Карибского бассейна составлял всего $12 млрд, с 2006 г. он вырос на 44%, причем на долю Бразилии и Мексики приходится 50% торговли Москвы с регионом. За этот период российские фирмы сделали значительные инвестиции в нефтяной и газовый сектор Боливии, Мексики и Венесуэлы.

- С какой целью Россия наращивает свое влияние в регионе?

- Регион Латинской Америки и Карибского бассейна сегодня привлекает относительно малую долю российской торговли и инвестиций, но за нынешнее десятилетие наметился их рост.

Данный регион сегодня не находится среди важнейших со стратегической точки зрения для российской внешней политики. Однако геостратегически российское вовлечение в дела региона в основном служит цели отвлечения внимания США от других приоритетных регионов – например, Ближнего Востока и Центральной Азии. Это также способствует отдалению потенциальных фокусов конфликтов дальше от границ РФ.

Вывод американских войск из Сирии и со временем из Афганистана указывает, что США избрали стратегию сокращения своих сил на глобальной сцене. За ней, возможно, последует акцентирование внимания на Латинской Америке и странах Карибского бассейна – их традиционной сфере влияния, на что указывает текущая ситуация в Венесуэле. Прибытие в Венесуэлу двух самолетов Ту-160 в декабре 2018 г. и слухи о создании авиабазы на венесуэльском острове усилили опасения США о российском присутствии в регионе.

- Чем руководствуется Москва в своей внешней политике в Латинской Америке?

- Россия работает над расширением своего присутствия в Латинской Америке и странах Карибского бассейна даже в рамках окончания так называемой розовой волны в правительствах региона. Сегодня Россия, в отличие от СССР, не руководствуется жестко идеологическими императивами, когда речь заходит об установлении или улучшении отношений в Латинской Америке.

В то время как геополитика продолжает быть драйвером отношений, российские связи с регионом также ориентированы в сторону более высоких уровней прагматизма и гибкости.

Этот новый мотив ясно прослеживается в геополитических трендах в регионе. Изменяющийся геополитический ландшафт мотивировал Россию сосредоточиться в большей степени на экономических интересах (энергетике, транспорте, биотехнологиях, авиапроме и т.д.) с целью открыть новые рынки для российской продукции. Уровень прагматизма Москвы особенно заметен в случае Аргентины и Бразилии, которые были стратегическими партнерами России со времен Кристины Фернандес де Киршнер в Аргентине (2003-2015 гг.) и Луиса Инасио Лулы да Силвы в Бразилии (2003-2016 гг.). Сейчас, когда в обеих странах происходят политические перемены, отношения с Россией остались неизменными и даже расширились, особенно при президенте Маурисио Макри в Аргентине.

- Чего от сотрудничества с Россией ждут страны региона?

- Важно заметить, что, как подчеркнули недавно российские аналитики, правительства левого толка, пропитанные ностальгией Октябрьской революции и холодной войны, воспринимают РФ как политического партнера, который может сбалансировать гегемонию США в Западном полушарии.

С 2012 г., когда Владимир Путин вновь стал президентом, Россия начала широкую и эффективную кампанию по расширению своего присутствия в мире, и это расширение также касается Латинской Америки и Карибского региона.

Мотивация для повышения Россией своего влияния также лежит в области геополитики, поскольку внешняя политика Москвы была направлена на развитие партнерских отношений со странами, которые разделяют ее интересы в создании институтов и связей, в которых не будут доминировать США или Европа.

Это привело к развитию отношений с Бразилией – до того, как президентом был избран Жаир Болсонару – через БРИКС. Чтобы повысить уровень торговли и экономического взаимодействия в многостороннем формате, были подписаны меморандумы о взаимопонимании между ЕАЭС и Кубой (в январе этого года) и МЕРКОСУР (в декабре 2018 г.). Это, по поему мнению, показывает путь для иного – по большей части многостороннего – поиска экономических отношений между Россией и Латинской Америкой и странами Карибского бассейна, иного процесса консолидации российского присутствия в регионе.

- Хотелось бы отдельно поговорить о российско-кубинских экономических отношениях. Как они складываются?

- После смерти Уго Чавеса – убежденного сторонника кубинской революции – экономическая помощь Венесуэлы Кубе сокращается. Островное правительство, пришедшее после Кастро, пытается реформировать и улучшить экономику, чтобы адаптировать ее к новым сложным временам.

В этих условиях списание долга Кубы перед Россией, объявленное во время визита президента Путина на остров в июле 2014 г., стало частью новой стратегии России по подтверждению своего присутствия в Западном полушарии. Она нацелена на открытие новых рынков и посылает ясный политический сигнал Вашингтону.

- С какой целью Москва развивает сотрудничество с Гаваной?

- Для России Куба является возможностью подкрепить свое заявление о том, что она является российским союзником в рамках глобального стратегического противостояния с американской гегемонией.

Москва более уверена в своих действиях, и под властью Путина действует с ощущением недовольства Западом – особенно США – который воспользовался ее положением, когда она была слаба. Однако важно подчеркнуть, что есть пределы того, что Россия может предложить и того, что Куба в данный момент готова сделать, чтобы сдать более привлекательным экономическим партнером.

- Насколько сильно, по-вашему, сблизятся Россия и Куба?

- По информации кубинского издания Granma, российско-кубинские экономические связи расширяются. Однако в 2017 г. товарооборот между Россией и Латинской Америкой достиг $14,5 млрд, но инвестиции в Кубу, хотя и имели важные последствия для некоторых секторов экономики страны, все еще малы по сравнению с уровнем российской торговли с остальной частью региона.

Как подчеркивали американские аналитики, говоря о Кубе и России, в отношениях слышатся эхо холодной войны, но всестороннее сближение, скорее, останется в ближайшем будущем только риторическим – по крайней мере пока Куба не захочет провести рыночно-ориентированные реформы и не сможет предложить больше потенциальным экономическим партнерам.

Однако новая схема взаимодействия между Россией и Кубой помогает Москве обновить свое геополитическое присутствие в Латинской Америке и Карибском регионе.

- В Латинской Америке растет влияние Китая. Какие страны региона наиболее ему подвержены? Каков объем китайских инвестиций?

- Несмотря на то, что для Китая, как и для России, ни одна из стран Латинской Америки и Карибского бассейна не входит в топ-15 торговых партнеров, Пекин стал вторым крупнейшим торговым партнером Латинской Америки. По данным Министерства коммерции КНР, Латинская Америка занимает второе место по привлечению китайских инвестиций после Азии. Китайское информационное агентство «Синьхуа» сообщает, что в 2017 г. товарооборот сторон составил $257,8 млрд, увеличившись на 18,8%.

В 2017 г. Латинская Америка и страны Карибского бассейна продолжили укреплять экономические связи с Китаем, особенно в отношении торговли и прямых иностранных инвестиций в сферах пользования недрами, инфраструктуры и в меньшей степени в производственной деятельности. В то же время, по информации Китайско-латиноамериканской финансовой базы данных, количество китайских займов правительствам Латинской Америки за этот же период сократилось.

- На что нацелена деятельность Китая в регионе?

- Недавно в отношениях Китая со странами Латинской Америки и Карибского бассейна возникла более четкая цель.

В то время как предыдущие годы ознаменовались предоставлением нецелевых кредитов и широким спектром инвестиций, в 2017 г. энергетическое сотрудничество стало главным драйвером финансовых и инвестиционных отношений.

Китай уже потеснил США с позиции крупнейшего торгового партнера Бразилии, Чили и Перу. Пекин также обошел Бразилию, став крупнейшим торговым партнером Уругвая и главным импортером для ряда других стран региона. В дополнение к этому в 2014 г. Китай стал четвертым крупнейшим экспортным рынком для Мексики и вторым по величине экспортером.

В условиях тарифных споров Пекина и Вашингтона, когда американские товары становятся дороже, страны Латинской Америки открывают больше возможностей для торговли с Китаем.

Однако замедление темпов развития китайской экономики может снизить инвестиции в регион, за исключением, возможно, энергетического сектора и сырьевых товаров.

Форум «Китай – Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна» является важным пространством для взаимодействия Пекина и стран региона. Важную роль в укреплении отношений сторон играет и китайская инициатива «Один пояс – один путь», через так называемую вертикальную ось. Китай подписал соглашение с Панамой, позволяющее увеличить торговое и финансовое влияние Пекина и использовать Панамский канал. Предполагается постепенное включение различных стран Карибского бассейна и Латинской Америки в инициативу.

Загрузка...
Комментарии
18 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск не получил ожидаемых результатов от шагов навстречу Западу.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$86,5 млн

составит бюджет Союзного государства в 2020 г. Запланированы расходы в сумме $84,3 млн, что влечет профицит в $2,3 млн (в 6 раз меньше прошлогоднего)

Mediametrics