07 Августа 2018 г. 20:30

Назначение нового посла России в Беларуси: надежды и опасения Минска

Назначение нового посла России в Беларуси: надежды и опасения Минска
Кандидат на пост посла России в Беларуси Михаил Бабич.
Фото: rbc.ru

⁠Между Минском и Москвой продолжаются консультации по поводу назначения нового посла России в Беларуси. 22 и 23 июля в Государственной Думе и Совете Федерации России прошли консультации в профильных комитетах и была поддержана кандидатура Михаила Бабича, предложенная МИД России. Некоторые СМИ заявили, что Михаилу Бабичу также предложена должность спецпредставителя президента России в Беларуси. Несмотря на то, что государственный деятель еще не комментировал эти предложения, многочисленные СМИ как в России, так и в Беларуси начали давать наказы, прогнозировать будущее белорусско-российских отношений и не всегда дипломатично «кивать» в адрес Беларуси и России, пугая общественность некими последствиями. Сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петр Петровский проанализировал вопрос назначения нового посла России в Беларусь, перспективы утверждения кандидатуры Михаила Бабича, и ожиданиях двух стран о приоритетах деятельности нового посла.

Кто такой Михаил Бабич?


Биография 49-летнего Михаила Бабича, на сегодняшний день полпреда президента России в Поволжском федеральном округе, известна и мы не будем ее воспроизводить. Сосредоточимся на конкретных фактах, которые могут отражать потенциал данного кандидата на дипломатическом поприще.

В послужном списке Михаила Бабича имеются маркеры, говорящие о его волевом характере. В частности, особая позиция, которую он занимал в качестве премьер-министра Чечни. Он склонен принципиально отстаивать определенное видение дел, причем данная черта характера отчасти мешала Михаилу Бабичу уживаться с местными элитами – от Московской и Ивановской областей, до уже упомянутой Чеченской Республики.

Назначение Михаила Бабича в 2011 г. на пост полпреда Поволжского федерального округа явилось для него хорошим заделом. Имея прямой выход на президента России и представляя его в регионе, полпред достаточно легко мог работать с местными элитами, от которых не сильно зависел. При этом Поволжский округ имеет яркие особенности. В его состав входят две республики – Татарстан и Башкортостан – внимательно относящиеся к своей автономии.

Особой была позиция Татарстана, имевшего де факто до 2017 г. привилегированный статус в рамках структуры Российской Федерации и договора между центром и республикой. За годы полпредства Михаила Бабича эта проблема была волевым путем решена.

В 2017 г. федеральный Центр не продлил договор между Кремлем и Татарстаном о разграничении полномочий. Этот фрагмент отношений Центра и Казани имел глубоко психологическое содержание. Особый характер отношений между Москвой и Казанью являлся наследием 1990-х гг. и был преодолен достаточно мягко.

Второй заслугой Михаила Бабича можно назвать успешную утилизацию под его руководством арсеналов химического оружия, так как полномочия полпреда он совмещал с должностью председателя государственной комиссии по химическому разоружению. В этом можно увидеть и внешнеполитическую составляющую деятельности полпреда, поскольку данный процесс был итогом выполнения международных обязательств Россией перед мировым сообществом и имел имиджевый характер. Михаил Бабич смог организовать процесс так, что он прошел с опережением графика. С другой стороны утилизация химоружия связана и с оборонным комплексом, ведь у политика до этого имелся опыт работы в оборонной сфере.

Чего ждут в Минске?


Данные факторы не могли не учитывать в Кремле, когда предложили кандидатуру Михаила Бабича в качестве посла России в Беларуси. Однако остается открытым вопрос, чего ожидают от назначения такого волевого политика на пост посла в Минске и Москве.

Занимающий уже двенадцать лет должность посла России 78-летний Александр Суриков имеет бэкграунд осторожного и очень дипломатичного человека. Он часто смягчал своей риторикой те противоречия, которые возникали между двумя странами. Однако упор на дипломатичность приводил к тому, что все хозяйственные и не только проблемы приходилось решать лично лидерам двух стран, в то время как посольство России в этом не принимало центрального участия, а больше выполняло технические функции. А ведь более активная работа дипмиссии могла или более оперативно решать наметившиеся проблемы, или же вовсе их предупреждать. Однако этого не происходило, и многие проблемы били и сейчас продолжают бить по имиджу Союзного государства.

В этой связи можно предположить, что белорусская сторона желает видеть в качестве посла России человека, способного оперативно и напрямую решать двусторонние трения без необходимости вмешиваться лидерам двух стран.

Поэтому выглядят вполне логичными и целесообразными моменты назначения Михаила Бабича не просто послом в Минск, но и спецпредставителем президента России. Подобный статус фактически позволяет иметь постоянный выход на руководство России, а значит оперативно реагировать и решать проблемы.

Вторым фактором должна служить потребность усиления военно-технического сотрудничества. Пока видно наращивание экспорта белорусского ОПК до $1 млрд, что стало итогом его включения в программы импортозамещения украинских аналогов. С другой стороны, Беларусь надеется, что Россия поучаствует в модернизации белорусских вооруженных сил.

К вопросам безопасности следует отнести и восстановление беспрепятственного перемещения через белорусско-российскую границу граждан двух стран, а также организацию передвижения через нее граждан третьих стран.

Этому может содействовать принятие договора об обоюдном признании виз, находящегося сегодня в активной разработке. В этом отношении уже есть некий прогресс. Во время чемпионата мира по футболу в России в качестве эксперимента был организован транзит болельщиков через Беларусь без виз. Сторонам данное мероприятие позволило получить опыт работы в новых условиях. Перед новым послом непременно встанет вопрос постепенного продвижения белорусско-российского «шенгена», первым этапом которого может и стать договор об обоюдном признании виз.

Газ, нефть и безопасность


Особым моментом в деятельности нового посла будет решение проблемы так называемого налогового маневра, который постепенно будет вступать в силу в России с 2019 по 2024 гг. Договор о создании ЕАЭС предусматривает к 2025 г. организацию общего рынка газа и нефти, а значит, встает вопрос о том, как будет унифицироваться подход к ценообразованию на сырье, и как вписывается налоговый маневр в выполнение договора о создании ЕАЭС.

Здесь видится только один вариант: Россия и все другие участники евразийской интеграции приходят к общим принципам формирования цены на нефть и газ. Это может быть переход на мировые цены для всех без исключения. Или же создание внутренней общей цены для всех членов ЕАЭС. Однако ни в первом, ни во втором случаях места налоговому маневру в отношении союзников ЕАЭС не находится. Таким образом, логика самого переходного периода до 2024 г. непонятна, если с 2025 г. вступает в силу единый рынок нефти и газа.

Российскую сторону не может не волновать ухудшившаяся после кризиса ситуация в области безопасности в регионе. И, в первую очередь состояние так называемого «белорусского балкона», который теперь и с южной стороны имеет риски проникновения экстремизма, а также пристального внимания служб украинской разведки и контрразведки.

Ряд случаев уже закончился задержанием некоторых граждан Украины и высылкой украинского дипломата. И это на фоне слабой защищенности белорусско-украинской границы.

Общественный фактор и опасения Минска


Особо следует сказать и о роли общественной работы посольства, которая сегодня сводится больше к взаимодействию с соотечественниками. В этой связи уже сегодня имеется конкуренция после начала нормализации отношений стран Запада с Беларусью. Многие западные дипмиссии попытались заняться созданием экспертных, дипломатических и других площадок по урегулированию украинского кризиса и нормализации отношений между Россией и Западом, тем самым создавая себе имидж «миротворцев».

В этом плане уместным видится усиление именно российского дипломатического представительства в сфере международных отношений, а также в работе с деловыми кругами, экспертным сообществом, общественными деятелями.

Нельзя не сказать и об опасениях белорусской стороны. Михаил Бабич сам не раз подчеркивал, что не является дипломатом. И это не может не настораживать. Зная психологию белорусского лидера, а также понимая всю деликатность позиции посла России в Беларуси, важно работать эластично и тонко.

Здесь к месту вспомнить историю с неудавшимся назначением послом Дмитрия Аяцкова в 2005 г. из-за некорректных высказываний последнего. Пока Михаил Бабич никак не комментировал свое назначение послом России в Беларуси, и судить о его высказываниях в этой связи сложно. Вероятно, как раз желание сначала войти в курс дела, понять ситуацию изнутри, а после делать соответствующие выводы и заявления, как раз и является тактикой нового посла.


Петр Петровский, сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт»

Загрузка...
Комментарии
15 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Отказ Минска от виртуального нейтралитета не дает ответа на вопрос, куда власть ведет республику.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

$5,6 млрд

составили активы Евразийского банка развития по итогам 2020 г. Прирост активов за год составил $439 млн

Mediametrics