23 Апреля 2017 г. 11:21

Пьер Томанн: «На выборах во Франции схлестнулись разные геополитические проекты»

Пьер Томанн: «На выборах во Франции схлестнулись разные геополитические проекты»
Кандидаты на президентских выборах во Франции
Фото: Sky News

Сегодня проходит первый тур президентских выборов во Франции. По мнению экспертов, на них решается судьба не только пятой французской республики, но и всего Евросоюза. В предвыборной гонке схлестнулись не только социально-экономические программы кандидатов, но и разные геополитические проекты. Кто победит во Франции, и какое будущее ждет франко-германскую ось, на которой основывается Евросоюз? Об этом мы поговорили с директором геополитических исследований Европейского института международных отношений (Брюссель), французским политологом Пьер-Эмануэлем Томанном.

 - Что поставлено на карту на президентских выборах во Франции?

- Национальные приоритеты Франции после президентских выборов окажут решающее влияние на геополитическую ориентацию Европейского союза и, при самом экстремальном сценарии, на выживание ЕС. Что поставлено на карту? Франция может выступить за более тесную евроинтеграцию на основе евро-атлантизма и германо-центризма (состыковка ЕС с НАТО/США). Либо Франция может продвигать идею Европы наций с более четко выраженным франко-германским равновесием и лучшими отношениями с Россией.

Выборы во Франции очень непредсказуемы, потому как кандидаты от ведущих партий растеряли голоса, при этом возникли новые политические движения и выдвинулись «антисистемные» политики.

Традиционный политический ландшафт Франции теряет свое значение, возникают новые политические расколы (левые-правые) по национальным и глобальным геополитическим вопросам. Основные оппозиции – это сохранение национального государства или евроинтеграция и глобализация; сохранение национальной идентичности или мультикультурализм и массовая миграция; более протекционистская экономическая система или либеральные открытые общества; границы как инструмент суверенитета и контроля над территорией; конкурирующие религиозные и цивилизационные ценности. Эта тематика становится все более важной во всех странах мира и отражает формирующиеся новые геополитические и идеологические разделительные линии в многополярном мире.

- Чьи шансы на победу вы оцениваете выше всего?

Согласно опросам, Эммануэль Макрон, Марин Ле Пен и Франсуа Фийон имеют самые высокие шансы выйти во второй тур, у Жан-Люка Меланшона меньше шансов.

Марин Ле Пен победить будет сложно, но не невозможно. Но даже если она будет лидировать после первого тура другие политические партии объединяться в альянс, чтобы не допустить ее победы во втором туре. Судя по опросам, у Марин Ле Пен будет шанс победить только если среди ее электората будет высокая явка, а среди электората соперников – низкая.

- В чем основная разница между программами трех лидеров президентской гонки?

- Ле Пен и Фийон выступают за более голлистскую Францию как «равновесную силу» (уравновешивающую, в первую очередь, влияние Германии – прим. «ЕЭ») в Европе наций и многополярном мире. Однако Ле Пен очень критически настроена в отношении ЕС и хочет радикально изменить организацию. Если переговоры с Евросоюзом провалятся, то она предпочтет вывести Францию из еврозоны и ЕС, отстроить национальные границы, остановить массовую миграцию и дистанцироваться от НАТО.

Фийон хочет реформировать ЕС, но при этом сохранить Евросоюз, НАТО и евро. Макрон – это кандидат статус-кво и уже пообещал более глубокую интеграцию в еврозону в рамках евро-глобалистского ЕС, отвечающего Евро-Атлантическому видению.  

Идеи Ле Пен и Фийона согласуются с российским видением Европы наций, но противоречат «эксклюзивному Евро-Атлантическому» видению. Большинство кандидатов на выборах выступают за улучшение отношений с Россией. Макрон более настороженно относится к России и критикует внешнюю политику [президента России Владимира] Путина.

-  Может ли Марин Ле Пен в случае своей победы вывести Францию из ЕС и НАТО?

- Ле Пен заявила, что в случае победы проведет переговоры с другими странами ЕС о глубокой реформе союза и возвращении Франции территориального, экономического и монетарного суверенитета. После переговоров во Франции будет организован референдум о членстве в ЕС.

Если переговоры провалятся, то наиболее вероятным сценарием, особенно учитывая, что Германия откажется трансформировать ЕС, станет референдум о выходе Франции из ЕС (Frexit).

Марин Ле Пен также пообещала вывести Францию из военной организации НАТО (подчиняется США), но она не говорила, что Франция выйдет из Североатлантического альянса.

[Скорее] Франция вернется к ситуации времен де Голля: Франция – член НАТО, но армия не входит в интегрированную военную организацию НАТО.

Сегодня ситуация иная, так как европейцы не готовятся к ядерной войне в Европе. Во времена холодной войны члены НАТО находились под прямым военным командованием США, так как стратегические решения должны были приниматься максимально быстро из-за страха ядерной войны или вторжения Организации Варшавского договора.

Сегодня у стран НАТО больше маневра, особенно в вопросах зарубежных кампаний. Германия отказалась от участия в ливийской войне, но немецкая армия входит в военную организацию НАТО. Франция не входила в военную организацию НАТО из-за ядерного вопроса – она располагала атомной бомбой (Николя Саркози вернул Францию в военную организацию НАТО в 2009 г.).

- Все больше стран Европы выступает за отмену антироссийских санкций. На ваш взгляд, смогут ли европейцы принять такое решение?

- Пока ЕС находится в кризисе, отменить санкции будет очень сложно, так как Евросоюз не хочет транслировать сигнал о собственной слабости. Пока американское руководство не изменит политику в отношении России, санкции сохранятся, и США продолжат давить на Европу.

ЕС, США и Россия находятся в «санкционном тупике». Никто не хочет потерять лицо, и санкции служат предлогом, чтобы не вступать в сложные переговоры, так как европейские страны разделены по вопросу будущих отношений с Россией.

Никто из игроков не готов пойти на крупные уступки. Только отдельные страны, например, Франция в случае победы Ле Пен, могут отказаться от санкций. В России также есть лобби по сохранению санкций, так как [страна] работает с альтернативными поставщиками. Россия станет более экономически независимой в будущем и возвращение стран ЕС на российские рынки может оказаться сложнее, чем ожидается.              

- Каким Вам видится будущее Евросоюза?

- Можно ожидать, что в будущем ЕС ждет период геополитического регресса. В ближайшие два года Brexit сделает ЕС более замкнутым и обращенным внутрь себя. Процесс расширения союза заблокирован, и ЕС столкнется со все более сложной ситуацией в сопредельных странах.

Эти тенденции, вероятно, усилят противоречия между странами-членами Евросоюза. ЕС столкнется с американским лидерством с неопределенными [приоритетами] и [склонностью к] односторонним действиям, а также с надвигающимся кризисом в отношениях в Турцией, угрозами от южной «кризисной дуги» от Марокко до Афганистана. Последние включают исламский терроризм, гражданские войны, постоянное хаотичное миграционное давление. Также придется соперничать с Россией в Восточной и Центральной Европе, на Балканах и в Средиземноморье.

За Brexit’ом кроется действительно центральный вопрос – о будущем франко-германских отношений. После объединения Германии и расширения ЕС геополитический центр тяжести Евросоюза сместился на Восток и усилил ключевую роль Германии.

Кризис ЕС с трудом поддается управлению по причине асимметрии в отношениях между Францией и Германией. Берлин сильнее экономически, но Франция останется единственной ядерной державой в ЕС после выхода Великобритании. Brexit изменит баланс сил внутри ЕС и особенно между Францией и Германией.

Будущее ЕС во многом зависит от того, как Париж и Берлин смогут управлять своим соперничеством, найти новый геополитический баланс в ЕС и сформулировать общие задачи.

Фийон обещает перезапустить франко-германскую ось внутри ЕС (еврозона и оборонное сотрудничество). Ле Пен обещает уравновесить влияние Германии посредством глубокой реформы ЕС или выхода из Евросоюза, чтобы расширить пространство маневра Франции. Оба кандидата стремятся по-новому определить баланс между Францией и Германией, но разными методами. Эти структурные проблемы не исчезнут после выборов во Франции и останутся в фокусе геополитических дискуссий в Европе.

Макрон является приверженцем статус-кво и поэтому рассматривается как предпочтительный кандидат немецким правительством и институтами ЕС. Он обещает реформировать Францию с тем, чтобы ее политика лучше согласовывалась с немецким экономическим и нормативным подходом.

Германия и Франция защищают разные образы будущего европейского проекта и имеют различные геополитические приоритеты. Продолжить интеграцию в рамках ЕС будет очень сложно потому как Евросоюз расколот по линиям Север-Юг (кризис евро), Восток-Запад (миграционный кризис), Север-Восток и Юг-Восток (восприятие угрозы исламизма и России).

Европейский проект будет все больше основываться на «изменяющейся геометрии». Наиболее вероятный сценарий в долгосрочной перспективе – это Европа наций. Она будет основываться на переговорах о балансе силы и общих проектах, коалициях «доброй воли» (например, по военным вопросам), но без высокой степени интегрированности и [тем более] без европейской федерации.

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics