20 Мая 2018 г. 20:30

Передел нефтяного рынка после новых санкций против Ирана: кто победит?

Передел нефтяного рынка после новых санкций против Ирана: кто победит?
Фото: infinica.ru

Не прошло и трех лет с момента подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) по иранской ядерной программе, как президент США Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из соглашения, окрестив его «одной из худших сделок в истории Соединенных штатов». Нефтяной рынок отреагировал незамедлительно: в течение одного дня (8 мая, когда указ о выходе из сделки был опубликован) котировки Brent взлетели на $3, до $77 за баррель. Однако долгосрочные последствия этого решения, несомненно, более серьезны, нежели текущее беспокойство биржевых акторов. По мере выталкивания иранских объемов с рынков Европы грядет ощутимый передел рынка, который во многом может пойти на пользу экспортерам нефти России и Казахстану.

Санкции в отношении Ирана будут проходить в два этапа. В рамках первого международным акторам предоставляется 90 дней для того, чтобы свернуть торговлю с Иранской Республикой в сфере валютных операций с долларами США, золота и драгоценных металлов, стали, алюминия и угля, автомобильной отрасли, а также положить конец каким-либо действиям с государственным долгом Ирана. В рамках второго этапа срок исполнения более длителен – предоставляется 180 дней для завершения сделок с национальной нефтяной компанией Ирана (NIOC), иранскими портами и судоходными компаниями. Как и в случае предыдущих санкций, покупатели иранской нефти смогут претендовать на частичное освобождение от действия меморандума, если продемонстрируют «существенное снижение» объемов поставок.

Принято считать, что под словами «существенное снижение» следует понимать 20% – именно такое снижение повлечет за собой согласие Минфина США на предоставление разрешенного отступления от установленного правила (waiver).

Таким образом, государства, которые и впредь намерены вести дела с Ираном, могут до двступления в силу запрета нарастить объемы поставок, чтобы затем иметь преимущество более высокого исходного рубежа.

Однако в большинстве заинтересованных стран не готовы рисковать возможным попаданием под прицел финансовых властей Соединенных Штатов, и резкие меры Вашингтона были восприняты с серьезной обеспокоенностью.

Хотя на долю Европы приходятся лишь 35% иранского экспорта, наибольший урон действия Белого дома принесут именно европейским покупателям.

Иранская нефть играла большую роль в диверсификации нефтяных поставок на европейский рынок.

Среди прочих, она оказалась одним из главных факторов приостановления наращивания объемов российского экспорта в 2017 г. после четырех лет роста (поставки упали на 1,8%). Сорт нефти Iranian Heavy весьма схож по качественным характеристикам с российским эталонным сортом Urals (и тот, и другой принадлежат к категории среднетяжелых сортов с плотностью в градусах API 30-31°). По состоянию на март 2018 г. экспорт Ирана в страны Европы составлял 750 тыс. баррелей в день.

Крупнейшими покупателями иранской нефти были Турция, Италия, Франция и Греция, из чего следует, что наиболее ощутимым постепенный уход Тегерана станет в Средиземноморье.

В регионе АТР, на который приходятся 65% иранского экспорта, соблюдение меморандума Д. Трампа будет в разы менее строгим – Китай будет и впредь закупать иранскую нефть. Более того, из-за санкций Тегеран будет прибегать к большим скидкам, что повлечет за собой наращивание объемов иранского импорта. Индия также обладает своеобразными компетенциями по минимизации рисков, связанных с санкционным режимом – до 2015 г. нефтеторговля велась в индийских рупиях.

Хотя Япония и Южная Корея, также значимые покупатели иранской нефти, наверняка будут соблюдать санкционный режим, ближайшее нефтяное будущее (и доход) Ирана находится в Азии. Амбиции Китая перевести свою нефтеторговлю на юань получат весьма мощное подспорье. Соответственно, освободившиеся ниши на рынках Японии и Южной Кореи могут быть частично восполнены российскими поставками из Козьмино, в то же время ввиду перенасыщения китайского импортного рынка весьма вероятно замедление или даже спад морских поставок в КНР (трубопроводные поставки через ВСТО обладают всей необходимой политической подоплекой, чтобы их не коснулись последние события).

В целом для России введение американских санкций в отношении Ирана вдвойне положительно – они освобождают часть европейского и в меньшей степени азиатского рынков для российской нефти, в то же время вбивая серьезный клин между Европой и США в сфере энергетики.

Для Вашингтона это может создать ряд неприятных моментов, стоит лишь вспомнить то обстоятельство, что американские власти представляют собой единственную серьезную преграду на пути к беспрепятственной реализации «Северного потока-2» (возможности лоббирования Польши или Украины весьма малы). Слишком активные действия США могут также усложнить давно ожидаемое проникновение американских сортов нефти на европейский рынок.

Ввиду взаимозаменяемости российского Urals и иранского Iranian Heavy поставки российской нефти должны вернуться к положительной динамике к концу года.

Отдельно стоит отметить, что период геополитической неопределенности (например, пока неизвестно, будет ли Иран отвечать путем интенсификации какого бы то ни было прокси-конфликта) будет держать котировки нефти выше экономически оправданного уровня – Россия и Казахстан, крупнейшие нефтедобывающие страны ЕАЭС, будут всячески приветствовать данный тренд.

Санкции в отношении Ирана также требуют скоординированного ответа стран, участвующих в Венских договоренностях ОПЕК+ по сокращению добычи нефти. Принимая во внимание, что в течение 2018 г. с рынка будут пропадать порядка 200 тыс. иранских баррелей нефти в день (при продолжении тренда в 2019 г. этот показатель достигнет 500 тыс. баррелей в день), кто-то должен эти объемы возместить.

Только Саудовская Аравия, Россия и в меньшей степени ОАЭ обладают резервными мощностями добычи – по всей видимости, эти страны и разделят между собой «выбывшие» объемы иранской нефти. При этом Россия имеет возможность нарастить бартерные поставки с Ираном, «нефть в обмен на товары», чтобы в наибольшей степени извлечь выгоду из сложившегося положения.


Виктор Катона, экономист, специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия)

 

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics