08 Октября 2020 г. 18:52

Политический хаос угрожает целостности Кыргызстана – кыргызский эксперт

Политический хаос угрожает целостности Кыргызстана – кыргызский эксперт
Фото: riafan.ru

После парламентских выборов 4 октября в Бишкеке начались акции протеста проигравших. За одну ночь митингующие взяли резиденцию парламента и добились отставки руководителей силовых министерств. Однако в рядах оппозиции проявились разногласия, и договориться о формировании нового правительства и судьбе президента они не смогли. Аннулирование результатов выборов не успокоило протесты, и на данный момент ситуация в республике меняется стремительно и непредсказуемо. Какие процессы спровоцировали нынешний кризис и как может развиваться ситуация дальше, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил политолог, сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» из Кыргызстана Игорь Шестаков.

– Игорь Альбертович, что в чем причина недовольства толпы, которая захватила Белый дом?

– Недовольство людей было вызвано не только итогами выборов. Одну из ключевых ролей сыграла пандемия и ее социально-экономические последствия. Выпали такие стратегические сферы экономики, как туризм и другие сферы услуг, которые многим давали работу. Остановилось транспортное сообщение с внешним миром, которое тоже давало работу многим людям. Эти и другие проблемы повлияли на накал выборов.

Летом у нас была вторая волна коронавируса, достаточно драматическая: не хватало препаратов в аптеках, не хватало мест в больницах. Это тоже сказалось на эмоциональном запросе кыргызстанцев на прозрачные, честные выборы. Они связывали с ними надежды на перемены в своей жизни в лучшую сторону. На выборах же грязные технологии не позволили пройти в парламент бо́льшему числу партий.

Если бы проходной барьер преодолели 6-7 партий, а не 4, то региональные интересы были бы представлены больше, как и интересы различных групп населения.

Однако две партии – «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан» – получили в совокупности около 90 мандатов из 120. Электорат и оппозиционные партии негативно восприняли такой результат. Все это превратилось в стихийный митинг, который, возможно, заранее планировали некоторые политические силы для столкновения с милицией и попытки захвата Белого дома. Силовиков было гораздо меньше, чем митингующих. В результате Белый дом был захвачен.

– Можно ли считать происходящее революцией?

– Я не могу назвать это революцией, потому что революция все-таки основана на тех политических силах, которые целенаправленно идут на этот шаг, чтобы сменить власть. Здесь же политические партии не имели совместной платформы: только совместное заявление по непризнанию итогов выборов и больше ничего.

Поэтому, когда президент покинул Белый дом и, видимо, Бишкек, взять под контроль ситуацию в стране партии не смогли и до сих пор не могут. Уже созданы три «координационных совета» из числа оппозиционных партий, которые не признают друг друга. Депутаты, кто смог собраться, избрали и.о. премьер-министра – одного из лидеров партии «Мекенчил» Садыра Жапарова. Он, в свою очередь, не признал основной «координационный совет», где представлены лидеры 11 партий во главе с Адаханом Мадумаровым.

Все это – повод поиронизировать над нашей политической ситуацией, но с другой стороны – это безвластие. Вчера премьером был избран Жапаров, другая группа депутатов на митинге объявили премьером другого человека – Тилека Токтогазиева, он представляет партию «Ата-Мекен».

На это все накладывается негативное восприятие происходящих событий: это бесконечные перестановки в министерствах, региональных структурах. Уже были прецеденты, когда несколько раз менялись мэры Бишкека и Оша. Центральной власти нет, никто не может контролировать власть в регионах, где правоохранительные органы не осуществляют своей деятельности. Поэтому были захвачены ряд горнорудных предприятий, в том числе с российским участием.

Понятно, что все эти обстоятельства свидетельствуют о кризисе власти, но, с другой стороны, у нас еще тяжелая социально-экономическая ситуация. И без того из бюджета выпало как минимум $400 млн поступлений. Стране надо готовиться к отопительному сезону, не утвержден бюджет на следующий год, а это должен был делать новый парламент, выборы которого ЦИК не признал недействительными.

Жээнбеков предлагал лидерам оппозиции провести переговоры, но пока его предложения никак не были восприняты, хотя у президента остается статус легитимного лидера страны. Пока в Бишкеке идет дележ власти, но с ним в любом случае нужно как-то решить вопрос. Если он уходит, то нужно, чтобы был подписан соответствующий документ.

– Что собой представляет оппозиция? Какие взгляды у этих сил на евразийскую интеграцию и в целом на внешнюю политику?

– Оппозиция представлена несколькими партиями, некоторые из них давно в политике, как «Ата-Мекен», «Бутун Кыргызстан», «Республика». Есть также целая группа партий, которые фактически заявили о себе в канун этих выборов: «Ыйман Нуру», «Реформа», Социал-Демократы и другие. Несостоявшаяся партия власти, пропрезидентская «Биримдик», которая выиграла эти отмененные выборы, теперь в определенной степени тоже оппозиционная, потому что Жээнбеков сейчас находится в странном положении и может уйти в любой момент. Это единственная сила, которая открыто провозгласила евразийство как свою идеологическую платформу.

Оппозиция, если полностью придет к власти, в любом случае будет сотрудничать с Россией и Евразийском союзом в целом, потому что Москва является основным торгово-экономическим партнером Кыргызстана.

И сейчас потребуются новые большие объемы гуманитарной помощи, так как бизнес фактически стоит, банки закрыты, налоги платить мало кто может, в итоге у населения очень тяжелая ситуация. После формирования нового правительства, когда его, наконец, законно утвердят, ожидается обращение за оказанием помощи для решения ряда социально-экономических проблем. Тем более что пандемия от нас никуда не уходила – о ней просто стали меньше говорить, и сектору здравоохранению тоже нужна помощь.

Пока политики не делают внешнеполитических заявлений, но тех, кто представлен в оппозиции, уже работал ранее в правительстве, парламенте. Например, там есть Темир Сариев, при котором республика вступала в Таможенный союз.

Текущая ситуация, конечно, будет менять политику в контексте того, что страны-партнеры Кыргызстана будут вести диалог только с легитимной властью. Сейчас диалог вести не с кем, потому что два премьер-министра – это политический абсурд или анекдот.

– Что будет дальше?

– Пока про развитие ситуации можно сказать, что у сторон нет консенсуса, такое развитие ситуации для нас впервые. Перед прошлыми революциями оппозиция заблаговременно готовила претендентов на ключевые должности после свержения президента. Сразу назначались и.о. премьер-министра, силового блока и остальных министерств.

Сейчас же кадровая обойма между партиями не согласована и отсюда вся эта чехарда. Опять же, есть проблема с работой правоохранительных органов. Политики должны привести их в порядок, чтобы они обеспечили безопасность граждан и имущества в столице и регионах. В частности, немедленно прекратить налеты на горнодобывающие предприятия, которые, как правило, зарубежные.

Возможный оптимистичный сценарий – партии договорятся между собой, и будет выбран временный премьер-министр для подготовки проведения новых выборов. Решат со статусом президента, он уходит в отставку или нет. Негативный сценарий – страна и дальше будет погружаться в пучину хаоса, в этом случае речь будет идти о целостности страны и так далее. Общественность постарается этого не допустить, но ситуация развивается в непредсказуемом режиме.

Отдельно стоить отметить, что идущий кризис – это результат псевдопарламентской системы, которая появилась при принятии новой конституции Временного правительства в 2010 г.

За десять лет в Кыргызстане так и не появились настоящие партии, которые могли бы продвигать страну по эффективному пути социально-экономического развития.

Партии представляют из себя закрытые акционерные общества, и этот кризис – еще один логический шаг к отмене чисто парламентского формирования парламента. Надо переходить на систему 50/50. Половина избирается от партий, половина от одномандатных округов, чтобы была нормальная здоровая конкуренция между депутатами, которые сейчас вообще не отвечают перед избирателями и не делают никакого отчета.

Ранее я говорил, что эти выборы – экзамен для парламентской системы страны. По результату мы видим, что экзамен был провален.

Беседовал Евгений Погребняк

Загрузка...
Комментарии
15 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Отказ Минска от виртуального нейтралитета не дает ответа на вопрос, куда власть ведет республику.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

$5,6 млрд

составили активы Евразийского банка развития по итогам 2020 г. Прирост активов за год составил $439 млн

Mediametrics