28 Февраля г.

Ближний Восток на развилке: сирийский кризис, угрозы безопасности, судьба ОПЕК

 Ближний Восток на развилке: сирийский кризис, угрозы безопасности, судьба ОПЕК
Фото: cdn.tvc.ru

Во второй половине февраля в Москве состоялась Ближневосточная конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай», ставшая восьмой по данной проблематике. В пленарной сессии приняли участие высокопоставленные дипломаты из России и стран региона, которые изложили свое видение процессов, происходящих на Ближнем Востоке и вокруг него. Всего в конференции приняли участие 68 экспертов из 16 стран, включая Россию. О том, какие вызовы стоят перед регионом, о путях решения проблем и взглядах Ближнего Востока на евразийскую интеграцию – в материале «Евразия.Эксперт».

Сегодня Ближний Восток действительно находится в центре мировой политики. События, которые происходят в регионе, могут выступать маркерами динамики мировых процессов в целом. Регион, в котором соперничество соседствует с сотрудничеством, а региональные и глобальные игроки вынуждены принимать в расчет интересы друг друга, сегодня выступает центром формирования нового многополярного мира.

Первый день начался с приветствия министра иностранных дел России Сергея Лаврова, направленного участникам Ближневосточной конференции клуба «Валдай». В нем он отметил, что, несмотря на период тяжелых испытаний, Ближний Восток по-прежнему занимает одно из центральных мест в глобальной повестке дня. И от того, как будет развиваться ситуация в регионе, зависит не только будущее его государств, но и международная безопасность и стабильность.

«Будем и впредь содействовать достижению устойчивого урегулирования в САР с опорой на результаты Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Разумеется, продолжим способствовать преодолению других конфликтов. В том числе решению застарелой палестинской проблемы на основе известных резолюций ООН и Арабской мирной инициативы. Происходящие на Ближнем Востоке сложные процессы требуют глубокого, профессионального, всестороннего анализа», – отметил Лавров.

Заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов, представляя официальную позицию Москвы по ситуации на Ближнем Востоке, подчеркнул готовность к дальнейшему взаимодействию со всеми странами региона, а также с Соединенными Штатами для полной ликвидации террористической угрозы, которая пока сохраняется. Существуют предпосылки возможной дестабилизации ситуации в Ираке, где основные экстремистские силы работают над разжиганием суннито-шиитского конфликта, также происходит и частичный переход ближневосточного терроризма в Афганистан.

«Противодействовать этой угрозе необходимо совместными усилиями, но залог успеха состоит в том, чтобы Запад отказался от использования террористических групп в своих тактических интересах», – резюмировал Богданов.

богданов.jpg

Михаил Богданов. Фото: phototass2.cdnvideo.ru

Участники пленарной сессии «Интересы России на Ближнем Востоке и борьба с радикализмом на новом этапе» также пришли к выводу, что возвращение России в регион является одним из наиболее важных факторов развития ситуации, особенно учитывая успех в ликвидации террористических очагов в Сирии.

Бусейна Шаабан, советник по политическим и медийным вопросам в администрации президента Сирии, озвучила тезис, что терроризм, борьба с которым ведется в стране, не является стихийным бедствием, а представляет собой результат спланированных действий.

«Соединенные Штаты ведут подрывную политику в нашей стране. Американцы стремятся всеми силами разрушить нашу страну, подорвать ее инфраструктуру, – заявила Шаабан. – Наша надежда связана с действительной борьбой против терроризма, которую ведут подлинные друзья стран, страдающих от него. Россия поддерживает сирийский народ, помогает сирийской армии. По этой причине в Сирии не произойдет то, что произошло в Ливии и в Афганистане».

Сайед Казем Саджадпур, заместитель министра иностранных дел Ирана и президент Института политических и международных исследований, сделал акцент на упрощении Соединенными Штатами ситуации в регионе. «Для Трампа Тегеран является источником всех проблем на Ближнем Востоке, и эта позиция крайне импонирует таким оппонентам Ирана, как Израиль, Саудовская Аравия и ОАЭ. Но действительность гораздо сложнее. Иран является частью решения всех проблем в регионе, а не самой проблемой. Иран – всего лишь игрок, который так же, как и остальные, беспокоится о своей безопасности. На Ближнем Востоке происходят процессы трансформации как на уровне отдельных стран – в социальной, экономической и политической сфере – так и на региональном уровне. Меняется роль региональных игроков, все более готовых отстаивать свои национальные интересы, и глобальных, к числу которых принадлежит Россия», – отметил иранский дипломат. 

сейед.jpg

Сайед Казем Саджадпур. Фото: kommersant.ru

О важности суверенитета и национальных интересов говорил советник премьер-министра и глава администрации премьер-министра Ирака Абдулкарим Хашим Мостафа. По его словам, народ Ирака благодарен странам Запада за помощь в свержении режима Саддама Хусейна, но выступал против оккупации, итогом которой стала активизация терроризма. «Ирак не следует в фарватере политики США и выстраивает добрососедские отношения и с американскими союзниками, и со странами, которые находятся под санкциями Вашингтона, такими как Иран или Сирия», – подчеркнул Мостафа.

В рамках четырех сессий экспертам было предложено обсудить темы войны и дипломатии на Ближнем Востоке, восстановления Сирии, вопросы коллективной безопасности, а также будущее ОПЕК и перспективы мировых рынков углеводородов.

В вопросах войны на Ближнем Востоке, по мнению участников дискуссии, «горячие» конфликты – не единственная проблема региона, к ним также относятся конфликты между различными ветвями ислама, дефицит демократии, нарушение суверенитета как изнутри, так и извне ряда стран, проблемы демографии и экономики, кризис доверия к элитам, милитаризацию политики, недостаток контактов в сфере образования.

Как отметил один из экспертов, когда война становится следствием, а не причиной, «обычный» мирный договор, который достигается единственным действием всех конфликтующих сил, становится невозможен, поэтому надеяться на это в случае Ближнего Востока было бы чрезмерным оптимизмом.

Было предложено несколько путей преодоления кризиса – укрепление региональных и субрегиональных систем безопасности, создание многосторонних форумов по примеру Израиля и Палестины или Сирии, Ливана и Иордании. Основным принципом функционирования таких организаций, по мнению экспертов, должна быть инклюзивность, которая позволила бы решать проблемы на общем уровне, начиная с изобретения механизмов миротворческой работы, а затем переходить непосредственно к ней.

В дискуссии, посвященной восстановлению Сирии, эксперты отметили, что в данной ситуации гораздо больше проблем, чем в случае других ближневосточных государств, пострадавших от гражданских войн и иностранного военного вмешательства. Участники сессии были крайне осторожны в оценках эффективности возможных программ послевоенного восстановления и указали на многочисленные трудности по их реализации. По их мнению, дальнейшая судьба страны во многом зависит от того, смогут ли найти общий язык все внешние силы, которые вовлечены в конфликт.

Если Россия призывает немедленно приступить к восстановлению, чтобы как можно скорее решить гуманитарные проблемы страны и создать условия для возвращения беженцев, то страны Запада настаивают на необходимости достижения политического соглашения и фактически смены режима.

Очевидно, что это связано с нежеланием США дать возможность России и Ирану, как союзникам сирийского правительства, укрепить свои позиции в регионе. 

Также на секции прозвучала критика в адрес аппарата специального посланника генерального Секретаря ООН в Сирии. По мнению одного из экспертов, предложения, которые они разрабатывают, являются слишком западноцентричными и не учитывают местных реалий.

На третьей сессии по вопросу создания системы коллективной безопасности на Ближнем Востоке мнения экспертов радикально разошлись. Первый оратор ответил однозначным «нет». «Любая система безопасности, – заявил он, – должна быть устойчивой и надежной, чтобы справляться с любыми кризисами, а не с тем или другим кризисом поодиночке». Попытки построения такой системы в регионе уже имели место, но все были поверхностными, поскольку не учитывали специфики региона и количества накопившихся проблем. Второй оратор был настроен не столь пессимистично и отметил, что процесс построения коллективной безопасности должен быть инклюзивным, потому что, если коммуникация связывает только единомышленников, это ничего не даст. Третий эксперт заявил, что создание коллективной системы безопасности не только вероятно, но и неизбежно, поскольку возникнет вследствие естественного политического процесса. Вместо того чтобы решать проблемы всех стран разом и разбираться с противоречиями, он предложил сначала выстроить национальную безопасность, позволив каждой стране идти особым путем – и уже после этого достигать общего согласия и консенсуса. Вне зависимости от точек зрения, эксперты согласились в том, что прецеденты взаимодействия между странами региона уже имели место и могут быть использованы как основа дальнейших действий.

Последняя сессия была посвящена перспективам мировых рынков углеводородов, а также дискуссии о возможностях ОПЕК. По мнению экспертов, становится очевидно, что организация уже не может играть главенствующую роль на рынке энергоносителей.

В настоящее время доля стран ОПЕК в мировой добыче составляет 41% и, по данным, представленным одним из спикеров, к 2040 г. она может вырасти до 46%. Однако этого недостаточно для того, чтобы страны ОПЕК самостоятельно гарантировали стабильность энергетического рынка. Это приводит к мысли о создании нового международного института, который будет включать в себя других ключевых игроков, прежде всего США и Россию.

Участники сессии согласились с необходимостью создания многосторонних механизмов, позволяющих избегать ценовых шоков на рынке нефти. Цена на нефть должна быть справедливой, а доход от продажи энергоносителей на мировом рынке должен быть достаточным для того, чтобы финансировать не только развитие в добывающих странах, но и производство и расширенное воспроизводство энергии, поскольку это стимулирует рост мирового ВВП.

григорьев.jpg

Леонид Григорьев. Фото: sputnik-georgia.com

Вопросы евразийской интеграции не стояли в официальной повестке конференции, однако в процессе общения с прессой ряд российских экспертов поделился видением отношения экспертов стран Ближнего Востока к идее евразийской интеграции и ЕАЭС в частности.

«Эксперты настроены с любопытством и интересом. Сейчас, когда мир вступил в новый этап развития, такие регионы, как Ближний Восток и Евразия, будут играть в нем важные роли. Идет процесс обсуждения, как будет складываться мировая картина, в связи с чем для экспертов с Ближнего Востока очень чувствительны темы как с мировым, так и с евразийским контекстом. Потому что новый мир не столько зависит от мировых держав, сколько от общих контекстов и трендов», – отметил один из спикеров. Также было добавлено, что основной интерес к ЕАЭС проявляют страны, которые находятся близко по географическому расположению – Иран, Турция, Египет. Но о конкретных шагах говорить пока не приходится.

Как отметил в своем заключительном слове директор по научной работе Клуба «Валдай» Федор Лукьянов, за пятнадцать лет существования Клуба можно наблюдать значительную трансформацию дискурса: если в середине нулевых поднималась тема снижения роли государства или даже его возможного отмирания, то сегодня сильное государство более чем востребовано, особенно после хаоса «арабской весны». Это касается многих стран и еще раз служит подтверждением тезиса о том, что именно Ближний Восток служит моделью процессов, разворачивающихся во всем мире. Именно поэтому ближневосточная тема не теряет своей актуальности, а регион на данный момент во многих аспектах формирует мировую повестку дня, что обуславливает к нему пристальный интерес.


Подготовила Ксения Волнистая

Власть Геополитика Дипломатия