18 Марта г.

Есть ли жизнь после коронавируса? Что ждет Армению после ввода чрезвычайного положения

Есть ли жизнь после коронавируса? Что ждет Армению после ввода чрезвычайного положения
Фото: eurasianet.org

C 16 марта в Армении на месяц был введен режим чрезвычайного положения. Он призван ограничить распространение коронавируса, число зараженных которым в республике быстро растет: только за последние сутки эта цифра возросла на 32 человека – до 110. По сравнению с прошлыми ЧП, в этот раз в Армении принято рекордное количество ограничений, однако гражданам не всегда понятно, как существовать в этих новых условиях. Об особенностях эпидемии в Армении и о том, что ждет страну после, читайте в статье политического обозревателя Исследовательского института «Политэкономия» (Ереван) Бениамина Матевосяна.

Правительство Армении на внеочередном заседании в понедельник приняло решение объявить в стране чрезвычайное положение с 16 марта до 14 апреля ввиду распространения коронавируса COVID-19. Введение режима ЧП привело к целому ряду ограничений и изменений. В их числе ограничения свободы передвижении граждан и транспортных средств, ограничение прав собственности (имущество физических и юридических лиц в случаях и порядке, установленных комендантом, может быть использовано с целью обеспечения правового режима чрезвычайного положения), ограничения и запреты на собрания или общественные мероприятия и многое другое.

Уже на следующий день после объявления в стране ЧП ЦИК Республики объявил о прекращении всех работ и мероприятий по подготовке и проведению референдума по конституционным реформам запланированного на 5 апреля.

Жизнь в республике остановилась на 30 дней. По оценке целого ряда экспертов, решение правительства страны было правильным, но запоздалым, и именно из-за этого на момент публикации данной статьи в стране зафиксировано уже 110 подтвержденных случаев заболевания коронавирусом.

Повторяя прошлые ошибки


Историю сложно назвать линейной единицей, что и породило концепции об ее цикличности. Какое это имеет отношение к коронавирусу, спросите вы? Развитие событий в Армении за последний месяц повторило тот цикл, который был зафиксирован в нашей стране в 2008 г. – в период мирового финансового кризиса.

Напомним, в те годы власти страны заявляли о том, что в силу незначительной интеграции Армении в мировую финансовую и экономическую систему кризис не отразится на состоянии Республики. Как итог, в 2008-2009 гг. в Армении был зарегистрирован один из крупнейших спадов ВВП (14,4%) в мире.

Кризис не только не обошел Армению, но и, образно говоря, нашел в ней для себя «тихую гавань». В итоге в дальнейшем практически все свои грандиозные экономические провалы власти обосновывали именно мировым финансовым кризисом.

Так вышло и в ситуации с коронавирусом: власти Армении не хотели замечать надвигающуюся угрозу (и это в условиях соседства с Ираном, который, к сожалению, стал одним из мировых центров распространения вируса!). Руководство страны не прекращало проводить массовые мероприятия на государственном уровне – агитационные митинги в рамках проведения в стране конституционного референдума. Не случайно оказалось, что один из людей, который общался с премьером Пашиняном во время этих митингов, оказался зараженным вирусом и премьеру пришлось вторично сдавать тест на инфекцию. Однако по сути премьер и его команда сегодня сдают не тест на коронавирус, а стресс-тест на способность принимать эффективные решения в кризисных ситуациях.

А был ли план?


Введение в Армении чрезвычайного положения было делом времени, и в последние две недели призыв сделать это звучал все громче. Однако к 16 марта – моменту ввода ЧП, стало очевидно, что правительство не имеет четкого плана действий на этот случай. После внеочередного заседания правительства был созвано экстренное заседание Национального собрания Армении, во время которого депутаты от оппозиционных фракций озвучили множество вопросов, которые так и остались у граждан после введения ЧП.

Частные предприятия продолжают работу или нет? Если продолжают, то будут ли работники получать заработную плату или нет? Объявлена ли всеобщая «кредитная отсрочка» на период действия ЧП? Можно ли выходить на улицу? Будут ли в период ЧП продолжаться кадровые сокращения в государственных структурах? Введен ли в стране комендантский час? Почему не перекрыт выезд из города Эчмиадзин – основного очага распространения коронавируса?

Эти и многие другие вопросы должны были быть в центре внимания правительства еще до объявления ЧП.

Первый случай заражения коронавирусом был зафиксирован в стране 1 марта и за этот период от представителей власти (даже от премьера) было высказано множество «подходов урегулированию ситуации». Важно, чтобы к 14 апреля власть сделала ряд выводов, а также предприняла конкретные шаги направленные на минимизацию финансовых и социальных рисков.

Необходимо осознать, что жизнь после коронавируса существует, и при этом в экономике страны к тому времени произойдут серьезные изменения, официальная реакция на которые должна быть подготовлена уже сейчас.

Что будет дальше


Не секрет, что в мире существуют несколько «центров скопления финансовых ресурсов». В посткоронавирусных условиях необходимо хотя бы попытаться создать в республике условия для того, чтобы на этот раз стать не «тихой гаванью для кризиса», а новым центром притяжения капитала. Для этого необходимо:

– предпринять ряд конкретных шагов и начать с отказа от уничтожения банковской тайны (законопроект, направленный на это, был принят Народным собранием Армении, однако президент страны отказался подписать его и направил на рассмотрение Конституционного суда).

– создать в стране выгодные условия для того, чтобы нерезиденты могли беспрепятственно и с уверенностью вкладывать свои деньги в армянскую банковскую систему. Для этого следует уменьшить процентную ставку по вкладам для не резидентов, а также сделать для них более доступными кредитные ресурсы. Это позволит привлечь капитал как минимум из стран ЕАЭС.

Мировые финансовые потоки сегодня ищут новые «гавани», в которых можно бесшумно увеличивать капитал, но важнейшим элементом для этого является сохранение института банковской тайны. Ближайший месяц – прекрасная возможность для власти пересмотреть свои подходы к данной теме и предпринять серьезные шаги, направленные на укрепление стабильности банковской системы, а, следовательно, на привлечение новых инвестиций.

Исследования института «Политэкономия» показывают, что за последние 2 года в республике объем вкладов от нерезидентов увеличился на $2 млрд. Если указанные выше шаги будут предприняты, можно с уверенностью сказать, что объем этих вкладов вырастет в десятки раз.

Основной задачей Армении должно стать привлечение «дешевых и длинных» денег, и месяц чрезвычайного положения обусловленного вспышкой коронавируса – это огромный шанс для власти пересмотреть свои взгляды на ряд вопросов и выстроить четкую экономическую программу хотя бы на среднесрочную перспективу.


Бениамин Матевосян, политический обозреватель Исследовательского института «Политэкономия» (Ереван)

Панорама Армения