18 Мая г.

ЕС не по душе китайский «Шелковый путь», но не «чековая книжка»

ЕС не по душе китайский «Шелковый путь», но не «чековая книжка»
Председатель КНР Си Цзиньпин на форуме «Один пояс – один путь» в Пекине 15-17 мая 2017 г.
Фото: atimes.com

В Пекине с помпой завершился форум «Один пояс – один путь», посвященный масштабному китайскому проекту нового Шелкового пути. Мероприятие, в котором приняли участие более 10 глав государств, обеспечило не только пиар китайской инициативе и ее «отцу» - председателю КНР Си Цзиньпину, но и высветило полярное отношение мировых центров силы к глобальным амбициям Китая. Большинство стран Евразии, включая государства Евразийского экономического союза, положительно настроены к китайской инициативе. Между тем, Евросоюз отказался подписывать совместное торговое заявление на форуме «Один пояс – один путь» в Пекине. На экспертном уровне в Евросоюзе многие наблюдатели заявляют, что к китайскому проекту, несмотря на его молодость, уже есть немало вопросов. Почему в Брюсселе многие относятся с подозрением к китайской инициативе нового Шелкового пути? 

В чем Брюссель заподозрил Пекин?


Пока Брюссель не представил официальную точку зрения на китайский проект нового Шелкового пути. При этом в политико-формирующих кругах Евросоюза существуют совершенно полярные позиции по китайской инициативе «Один пояс - один путь».

Негативное восприятие китайского проекта рядом экспертов в ЕС основывается на следующих аспектах.

Далеко не все в ЕС в восторге от возможного роста зависимости своих членов, особенно в Восточной и Южной Европе, от китайских инвестиций.

Рост влияния Китая и нескрываемые глобальные амбиции делают его явным конкурентом США, руководство которых в лице Д. Трампа заявило о необходимости заняться внутренними проблемами страны. И в этой связи ЕС рассматривает китайскую инициативу с подозрением, желая, чтобы США по-прежнему играли роль глобального партнера и не позволили Китаю занять это место.

Для ЕС китайская инициатива – это продвижение Китая в Европу, что чревато превращением его в соперника ЕС в плане геополитического влияния.

Позиции ЕС в отношении Китая и его инициатив жестко связаны с вопросами демократизации Китая и прав человека. Из-за различия политических систем Китай представляется многим на Западе как чуждая сила, являющаяся еще и идеологическим вызовом. Поэтому участие стран ЕС в китайских инициативах ограничено.

ЕС видит в китайских инициативах потенциальное средство сопряжения финансовых возможностей и амбиций КНР с российскими стратегиями и ресурсами. С точки зрения ЕС, это позволит обоим государствам, прежде всего, благодаря формированию трансконтинентальных путей, играть ключевую роль в Евразии в целом, что обеспечит их влияние на процессы и в других регионах мира, сокращая влияние ЕС.

Здесь интерес представляет также интерпретация европейскими журналистами и экспертами китайского проекта нового Шелкового пути. Так, например, в зарубежных СМИ Форум 14-15 мая в Пекине преподносят как личный успех Си Цзиньпина и даже как инструмент сакрализации его власти. Также часто сравнивают инициативу «Один пояс – один путь» с проектами БРИКС и ЕАЭС, как инструментами новой или «параллельной» архитектуры.

Помимо этого, проект Китая сравнивают с планом Маршалла, согласно которому США выделяли денежные средства на восстановление экономик Западной Европы после Второй мировой войны. Интересно, что также часто «Один пояс – один путь» воспринимают в Европе как способ восстановить китайскую империю, как своеобразную месть европейцам за Опиумные войны, а сам Китай сравнивают с «Троянским конем» или с «осьминогом», раскинувшим свои щупальца, обвиняя его в стремлении «купить Европу».

В целом, ЕС с подозрением воспринимает устойчивый рост инвестиций Китая в экономику некоторых своих стран-членов. Он опасается повышения финансовой зависимости стран ЕС от китайских инвестиций. Помимо этого, Брюссель полагает, что процессы сотрудничества между странами ЕС и Китаем могут выйти из-под его контроля. Более того, на этом пути каждая страна в большей степени будет реализовывать собственные интересы, а не интересы Союза, что навредит ему в будущем.

Германия и Китай поворачиваются друг к другу


Тем не менее, экономические преимущества от реализации инфраструктурных проектов и китайских инвестиций, выглядят привлекательно для экономического истеблишмента, как отдельных стран, так и ЕС в целом. При этом сам Китай не скрывает, что ему нужен богатый и стабильный рынок с опорой, прежде всего, на Германию. В ЕС присутствуют и китайские «оптимисты», доброжелательно воспринимающие проекты КНР.

Так, влиятельные политико-формирующие круги в Германии демонстрирует сдержанно-позитивный взгляд на китайскую инициативу. ФРГ заинтересована в китайских инвестициях в наукоемкие отрасли, в энергетику, в автомобилестроение, хотя и не нуждается в них остро. Азиатские рынки в целом не являются для Германии первым приоритетом, невзирая на рост торгового оборота.

Тем не менее, Китай в 2016 г. стал крупнейшим экономическим партнером Германии, обогнав США (). Впрочем, ФРГ по-прежнему в первую очередь ориентируется на взаимодействие с Соединенными штатами.

Однако экономическое и торговое сотрудничество естественно, приносит немалые выгоды Европе. По этой причине канцлер ФРГ Ангела Меркель, как и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявляли, что экономические инициативы полезны обеим сторонам, но они должны развиваться на равноправной основе и представлять взаимное движение навстречу друг другу.

В надежде на китайскую «чековую книжку»


В отличие от сдержанной позиции Западной Европы, страны Центральной и Восточной Европы всячески демонстрируют, что нуждаются в китайских проектах. Ведь китайские инициативы – это, прежде всего, автомобильные и железные дороги, порты, трубопроводы и другая инфраструктура. Это средства и инструменты, которые делают образ европейской периферии более привлекательным.

Экономики многих восточноевропейских стран сейчас находятся в тяжелом экономическом положении и активно ищут инвесторов. Интересно, что помимо стран Центральной и Восточной Европы, которые демонстрируют заинтересованность в Китае, к КНР также обратила свои взгляды Великобритания, которая стала частью Азиатского инфраструктурного инвестиционного банка – финансового мотора «Одного пояса – одного пути». И именно вслед за ней к Китаю повернулись 16 стран ЕС.

В сотрудничестве Китая и Европы уже есть положительные примеры. Нельзя не отметить позитивный вклад Китая в греческую экономику. Так, Китай инвестирует в греческие порты, и речь идет о миллиардах долларов. Также интересен логистический проект и строительство транспортной инфраструктуры от Афин до Будапешта через Скопье и Белград. Другой позитивный пример – инвестиции Китая в Испанию.

Важно отметить, что многие малые и средние по размеру страны за счет сотрудничества с Китаем надеются повысить свой статус на международной арене и усилить переговорные позиции с соседями.

Более того, в рамках сотрудничества ЕС с Китаем созданы некоторые механизмы и платформы. Например, экономическая платформа «16+1» (Китай и 16 стран ЦВЕ, большинство из которых входят в ЕС – прим. «ЕЭ»), Европейский фонд стратегического инвестирования и китайский Фонд шелкового пути дают возможности для развития совместных инициатив. Китай не пожалел 10 млрд. евро инвестиций в Евросоюз в рамках соглашения с Брюсселем (участие в инфраструктурном «плане Юнкера» - прим. «ЕЭ»), заключенным в апреле 2016 г.. Очевидно, что, если Китай закрепится на рынке ЕС и в сфере инфраструктуры, он уже оттуда не уйдет.

Все это свидетельствует о том, что Евросоюз рано или поздно вынужден будет признать рост Китая и изменения в международной системе, в которой Китай все больше представляет альтернативу западному доминированию. Естественно, это признание случится лишь при условии, что КНР продолжит и дальше демонстрировать уверенность в развитии собственной экономики и сохранении внутренней стабильности.

Деньги