22 Апреля г.

Казахстан в 2019 году ожидает жесткая внутриполитическая борьба – эксперт

Казахстан в 2019 году ожидает жесткая внутриполитическая борьба – эксперт
Первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.
Фото: newtv.kg

После отставки Нурсултана Назарбаева мировое сообщество начало задаваться вопросом о том, что произойдет с политикой Казахстана, в том числе по отношению к своим соседям по Евразийскому союзу. Как минимум до летних выборов президента править страной будет опытный дипломат Касым-Жомарт Токаев, который заявлял о сохранении преемственности курса Назарбаева. Но что будет после президентских выборов? Своим видением будущего Казахстана и его отношений с партнерами по ЕАЭС с «Евразия.Эксперт» поделился член экспертного совета по укреплению национального единства и религиозной политики при президенте Кыргызской Республики, политолог Денис Бердаков.

- Денис Михайлович, почему отставка Нурсултана Абишевича стала столь неожиданной?

- В целом отставка Назарбаева ожидалась. Точнее, ожидалось, что будут выборы, на которые он не пойдет. Но то, что это произойдет весной, а не осенью, было неожиданным. Разумеется, он оставил за собой колоссальные полномочия, но все-таки официально он ушел с поста президента.

Для стран Центральной Азии это уникальный случай, еще никто добровольно не уходил в отставку. Понятно, что в данном случае сыграл фактор возраста. Но Назарбаев всегда отличался глубокой продуманностью своих решений, в этом плане экс-президент – один из самых опытных и системных государственников на постсоветском пространстве

Назарбаев начал этот транзит, понимая, что его затягивание ни к чему хорошему не приведет.

Нужно брать на себя ответственность за такой шаг. Этот вариант непростой, будет турбулентность и перераспределение полномочий. Произойдет частичная потеря управляемости, но альтернатива была бы гораздо опасней, и последствия в будущем были бы сильнее.

- Что можно сказать про действующего президента Казахстана?

- Касым-Жомарт Токаев большую часть карьеры проработал в Китае и в западных странах. Его привлекательность в том, что он не имеет хороших клановых связей в самом Казахстане. Жена тоже внеклановая, русская. Прекрасный дипломат, с пониманием, принятый на Западе и в Китае.

Тем не менее, перспективы избрания Токаева президентом в ходе выборов неоднозначны. Но это не исключает возможности того, что вокруг него будет формироваться та команда, которая попытается за период его правления перетянуть на себя часть полномочий и финансовых потоков.

- Какую внешнюю политику будет проводить Токаев?

- Как человек, сформировавшийся на дипломатической службе, Касым-Жомарт Токаев не будет принимать жестких решений, будет все согласовывать, не вмешиваться в реальный сектор экономики.

Это бич всех дипломатов, которым приходилось заниматься экономикой. Они быстро понимали, что в этой сфере есть огромная связка личны интересов, кланов, и они там, мягко говоря, лишние и не всегда понимают, что происходит. Одно дело – представлять страну за рубежом, другое дело – жить в реальных условиях острой политической борьбы со всеми чиновниками и олигархами.

- Каковы перспективы отношений Казахстана и Кыргызстана с новым президентом?

- Отношения двух стран в ближайшей перспективе как определялись, так и будут определяться Назарбаевым и его семьей.

Этот год будет переходным, никаких серьезных изменений не будет. Назарбаев, как глава Совбеза, может присутствовать на встречах с Путиным, Лукашенко, Жээнбековым и любыми другими главами государств.

Его авторитета и знаний никто не отменяет. А вот что будет через полтора-два года – это уже совсем другой вопрос.

По сути, все игроки будут договариваться с тем, кто будет преемником, часть элиты уже сейчас к этому готова. Те социальные волнения, которые происходили в Казахстане, подготавливались под транзит власти. В наших, условно, «не совсем демократических» странах это всегда слабое место. Даже если побеждает тот, против кого борется часть элиты, все равно его можно признать нелегитимным, оспорить и далее по списку.

В Казахстане есть свои социально-экономические проблемы, в целом усиливается отток технически грамотного населения. Уровень жизни не растет, национальная валюта обесценивается, сильный разрыв в уровне жизни Нур-Султана и Алматы в сравнении с каким-нибудь небольшим городком или деревней.

- Что теперь ждет евразийскую интеграцию? Ведь Назарбаев являлся инициатором создания этого объединения.

- Все будет зависеть от настоящего преемника после президентских выборов и того, на каких условиях его допустят к власти. Мы видим, что идет большая игра. Казахстан – это не Кыргызстан, не Таджикистан и даже не Узбекистан. Эта страна является огромным транзитным путем, прежде всего из Китая в Европу, это ближайшее стратегическое подбрюшье России, это интересный регион для крупных европейских стран, это та точка приложения сил для США, в которую они готовы играть более крупно. Так что в Казахстане идет серьезная борьба за то, кто будет преемником. Все стороны делают свои ставки.

Понятно, что казахстанская элита хочет сама все определить, но проблема в том, что есть ряд олигархических групп, готовых использовать националистов и религиозных экстремистов для того, чтобы переосмыслить или пересобрать тот финансовый экономический консенсус, который есть в обществе.

Не все довольны тем финансовым потоком, который они имеют. У этих лиц есть возможности вывести на улицы вышеупомянутые группы людей.

- Каковы взгляды Токаева на ЕАЭС?

- Прагматичные. Никакой политической интеграции, только экономическая с максимальной выгодой для Казахстана. То есть продолжится та тупиковая ветвь развития, о которой я говорю последние два года.

Этот серьезный тупик Россия сейчас пытается преодолеть в отношениях с Беларусью, продвигая политическую интеграцию. Все три страны в разной степени суверенные, «монархические», с капиталистическим хозяйственным строем.

У всех свои интересы и никто не будет интегрироваться себе в ущерб. Поэтому пока качественного рывка в дальнейшей интеграции ЕАЭС не ожидается.

Маленькими шажками не перепрыгнешь через трехметровый забор, как ни старайся. Тут нужен один шаг, но качественный. А качественный прыжок возможен только при согласовании или общем повышении качества госуправления, это так или иначе потребует введения единой валюты и т.д. И качество управления везде разное, кстати, в Казахстане оно довольно высокое.

- Каковы шансы, что новым президентом после Токаева станет кто-то из родственников Нурсултана Назарбаева?

- Мы начинаем жить в интересное время. У меня после посещения ряда стран складывается ощущение, что начинается какая-то политическая оттепель. Все начинают понимать, что даже небольшая группа людей может что-то изменить, чего не было еще 2-3 года назад. Это предвестник перемен, которые бывают не всегда хорошими.

Пожалуй, главное, что можно здесь отметить – что почти все президенты, которые были в центральноазиатских республиках, были сильными личностями. Они долгие десятилетия своим потом и кровью, рискуя жизнью, выстроили определенную систему, где они являются точкой баланса, верхушкой вертикали власти.

И передать власть по наследству – это очень сложно в условиях неустоявшихся монархий как восточного типа, так и западного.

Поэтому все те схемы, которые строятся сейчас, по сути упираются в главный вопрос – гарантировать неприкосновенность капиталов и юридическую неподсудность семьи или, можно сказать, клана Назарбаевых, так как Нурсултан Абишевич – только один из представителей этой семьи. Со всеми другими со дня отставки Назарбаева ведут определенную работу олигархические круги. Если преемником станет все же кто-то из семьи, то тут вариантов по сути два: это его дочь Дарига или племянник Самат Абиш. Этот вариант весьма нестабильный, поскольку не они собирали имеющийся сейчас властный консенсус. Назарбаев в числе прочего соблюдал баланс интересов иностранных держав, крупных корпораций, и выстроить новые отношения будет непросто.

В этом году будет вестись жесткая политическая борьба, а наследник сам должен завоевать это звание.


Беседовал Евгений Погребняк, Джалал-Абад (Кыргызстан)

Власть Дипломатия Казахстан