22 Марта г.

«Ни мира, ни перемирия»: почему США и Китай не могут выйти из торговой войны

«Ни мира, ни перемирия»: почему США и Китай не могут выйти из торговой войны
Фото: mycdn.me

На фоне обвала нефтяных цен и негативными ожиданиями от последствий коронавируса мировые рынки продолжали падать с начала марта. Прогнозы аналитиков неутешительны: так, 19 марта Bank of America объявил о сваливании американской экономики в рецессию. Тем временем Китай, переборовший пик эпидемии, предстал перед масштабной проблемой безработицы. Окажется ли полезной в таких условиях заключенная Вашингтоном и Пекином в январе торговая сделка, и как она повлияет на связи последнего с другими своими торговыми партнерами, проанализировал эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов

Торговое перемирие


15 января состоялось подписание первой части торгового соглашения между Китаем и США, направленного на урегулирование споров, ставших причиной «торговой войны». Однако документ вряд ли можно назвать «мирным договором»: содержащиеся в нем формулировки больше подходят для описания перемирия. При этом, подписывая договор с Китаем, США намерены продолжить пересмотр своих торговых соглашений, что, бесспорно, скажется на состоянии мировой политики и торговли.

Хотя президент США Дональд Трамп назвал процесс переговоров с КНР жестким, но честным диалогом, в котором особое место занимало взаимное уважение, очевидно, что Вашингтон и Пекин не смогли прийти к окончательному решению проблемы.

Торгово-экономическое соглашение США и Китая диктует позицию Вашингтона, а не приводит стороны к консенсусу. Анализируя текст документа можно заметить, что выражение «Китай должен» (China shall) встречается 105 раз, «стороны должны» (Parties shall) – 60 раз, «США должны» (US shall) – 5 раз, а «США заявляют» (US affirms) – 27 раз.

Вероятно, торговое соглашение основано на политической воле Китая, стремящегося ослабить давление со стороны США.

Объем торгового соглашения, по словам Трампа, превысит $200 млрд в 2020 г. и будет расти ежегодно. Подобная практика выходит за рамки правил Всемирной организации торговли (ВТО), поскольку договоренности Пекина и Вашингтона об обязательствах КНР закупить определенные товары нарушают режим наибольшего благоприятствования на китайском рынке, ставя США в привилегированное положение.

Китай согласился увеличить закупки американской продукции на $32,9 млрд в течение первого года и на $44,8 млрд в течение второго года действия соглашения. Так, в первый год Китай закупит американскую сельскохозяйственную продукцию на $12,5 млрд, а во второй – на $19,5 млрд.; речь идет и о других товарах. Приобретение американских услуг должно возрасти на $12,8 млрд за первый год и на $25,1 млрд за второй. Пекин также будет закупать больше американских энергоресурсов: на $18,5 млрд в первом году и на $33,9 млрд – во втором.

Удар по системе ВТО


Торговое соглашение Пекина и Вашингтона не находится в вакууме, оно существует в системе других торговых сделок Трампа. Одной из таких сделок стало соглашение между США, Мексикой и Канадой (USMCA), подписанное 30 ноября 2018 г. и ставшее заменой Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА).

В частности, договор USMCA содержит положения, которые ограничивают суверенитет региональных соседей США, укрепляя позиции американской экономики.

Согласно договору, Канаде и Мексике фактически запрещено заключать двусторонние торговые соглашения с «нерыночными» экономиками (ст. 32.10). При этом важно заметить, что экономика КНР с позиции США в ВТО обладает «нерыночным» статусом. В рамках соглашения USMCA Китай лишился возможности беспошлинно экспортировать свои товары в США через территорию Мексики и Канады.

USMCA может стать моделью будущих торговых соглашений США с ЕС, Японией и Индией, которые могут изолировать Китай, вводя ограничения на соглашения с «нерыночными экономиками».

Влияние на ЕС и ЕАЭС


В Европейском союзе выступили с критикой торгового соглашения Пекина и Вашингтона. Отмечено, что подписанный документ выступает скорее политическим, нежели экономическим соглашением сторон. При этом ЕС намерен обратиться в ВТО, если соглашение Пекина и Вашингтона будет противоречить нормам организации.

Договоренности США и КНР могут повредить развитию китайско-европейского торгово-экономического сотрудничества. Европейский союз и США выступают соразмерными торговыми партнерами Китая. Его товарооборот с США в 2018 г. составил $659,8 млрд, тогда как его товарооборот с ЕС том же году равнялся €604,6 млрд ($650,3 млрд).

Как следствие, механизмы торговли, предлагаемые американо-китайским соглашением, невыгодны Европейскому союзу с точки зрения конкуренции.

Следует напомнить, что параллельно с США Китай вел торговые переговоры с Евросоюзом. Брюссель заявлял, что цель подготавливаемого соглашения заключается в установлении равных правил для КНР и ЕС для увеличения инвестиций между сторонами, а также для того, чтобы поощрить Китай к решению вопроса избыточных производственных мощностей и рыночных реформ.

Торговое соглашение Пекина и Вашингтона также ударит и по интересам России и Евразийского союза.

Несмотря на то, что товарооборот КНР с ЕАЭС много скромнее, чем показатели США и ЕС, Россия и другие страны «евразийской пятерки» рассматривают КНР как крупного покупателя сельскохозяйственных продуктов и энергоресурсов. Сельскохозяйственные продукты и энергоносители выступают локомотивом российско-китайской торговли в стремлении увеличить товарооборот до $200 млрд к 2024 г.

В чем корень «торговой войны»?


«Торговая война» Пекина и Вашингтона стала, по сути, политическим противостоянием, где экономика выступила предлогом для начала открытого соперничества сторон. Эту точку зрения подтверждает специальный доклад американского Совета по международным делам, вышедший в январе 2020 года.

Совет предлагает Правительству США произвести серьезную подготовку для противостояния с КНР. В частности, внесены предложения по изменению в американской внутренней и внешней политике, взаимодействии с Японией, Южной Кореей, Австралией, Индией и странами Юго-Восточной Азии. Кроме того, звучит призыв к укреплению экономического присутствия США в Азии и началу переговоров с Россией в отношении мирового порядка и безопасности в Европе и Азии. Кроме того, Вашингтон создает многочисленные механизмы политического давления на Пекин, среди которых: Закон о переоценке политики Гонконга, Закон о правах человека и демократии в Гонконге и Закон о правах человека в отношении уйгуров.

Поэтому соглашение между США и КНР нельзя назвать ни «миром», ни «перемирием», ведь документ не удовлетворяет ни одну из сторон. Пекин будет видеть в документе результат политического диктата Вашингтона, тогда как в США будут считать, что Китай платит слишком мало.

«Торговая война» уже оказала влияние на развитие мировой экономики, а принятый документ, вероятно, повлияет на мировую политику, поскольку увеличение поставок товаров из США в КНР приведет к сокращению торговли Пекина с другими партнерами. Как следствие, соглашение КНР и США будет вынуждать других торговых партнеров Пекина выстраивать схожие механизмы торговли для защиты своих поставщиков от конкуренции с Вашингтоном на китайском рынке. Хотя краткосрочный положительный эффект от соглашения все же будет: Пекин получит временную стабильность, а Трамп – бонус на выборах.


Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции

Деньги Торговля