20 Июля г.

США не удастся решить «афганский вопрос» без участия России – эксперт

США не удастся решить «афганский вопрос» без участия России – эксперт
Фото: cnbcfm.com

В конце июня в американской газете «Нью-Йорк Таймс» появилась провокационная публикация о якобы имевшем место сговоре российской разведки с талибами с целью убийства американских военных в Афганистане. Как отметил председатель Совета безопасности России Николай Патрушев, целью этих «нелепых утверждений» было разрушить регулярный диалог между Москвой и Вашингтоном, не устраивавший «определенные политические круги». Об особенностях американского подхода к проблеме афганского урегулирования и о том, при каких условиях оно станет возможным, корреспонденту «Евразия.Эксперт» пояснил экс-посол Афганистана в Казахстане и Кыргызстане и директор Центра исследований Афганистана в Германии (Франкфурт) Азиз Арианфар.

– США сократили численность военного контингента в Афганистане и покинули пять военных баз в провинциях Гильменд, Урузган, Пактика и Лагман в рамках соглашения с Талибаном, которое было подписано 29 февраля 2020 в столице Катара. Почему американцы согласились уйти с этих военных баз?

– Интересы США в Афганистане в тактическом плане изменились. Первоначально американцы вынашивали планы через северный Афганистан приблизиться к Центральной Азии в силу повышенной конкуренции между Россией и Китаем в этом регионе после распада СССР. Тогда было сложно предсказать дальнейшее развитие ситуации. Многие опасались, что в случае ослабления роли России Китай своими экономическими методами может прочно обосноваться на просторах Центральной Азии. Однако, поскольку президент Владимир Путин смог стабилизировать ситуацию в России и значительно – в постсоветском пространстве, американцы скорректировали свои планы в этом регионе и, следовательно, в Афганистане. Если раньше их интересовал весь Афганистан, то сейчас достаточно присутствовать только в части страны, и для этого существуют определенные причины.

Территория, которая их интересует – это Кабул и регион от Кандагара до Герата, то есть провинции, простирающиеся практически вдоль восточных границ Ирана.

Это очень важный стратегически регион, потому что, во-первых, отсюда можно оказывать определенное влияние на Иран и контролировать территорию, по которой могут прокладываться трубопроводы из Туркменистана в Пакистан и Индию (ТАПИ). Во-вторых, в провинциях Кандагар и Гильменд имеются залежи урана и других стратегических металлов, причем в огромных количествах. Здесь также сконцентрированы плантации опиума и большие лаборатории по производству наркотических веществ. Все эти стратегические места контролируются США. Американцы опасаются, что при уходе, при определенных обстоятельствах, иранцы могут закрепить свои позиции на этой территории.

Афганистан – очень большая страна, контролирование которой требует очень больших усилий, расходов. Поэтому предпочтительно присутствовать только в наиболее стратегически важных регионах. Сейчас в США предвыборный период, и президент Дональд Трамп хочет каким-то образом показать миру: «вот, мы уходим из Афганистана и возвращаем своих солдат домой», что является большим плюсом для его предвыборной кампании. Но говорить о полном выводе нет каких-либо оснований. Они все равно оставят минимум одну дивизию под предлогом охраны американских объектов из сотрудников ЦРУ, военной разведки и под прикрытым наемников – таких частных фирм как «Blackwater». Это будут уже не регулярные войска, а военизированные отряды.

С другой стороны, пакистанцы с каждым днем усиливают давление на американцев. Они говорят: «мы вместе заполучили эту добычу и должны дружно пополам делить Афганистан, и мы должны получить свое долю». Но непосредственный контроль над Афганистаном будет осуществляться через Талибан*, Исламскую партию Хекматияра и другие пропакистанские группировки.

Не исключено, что ведутся какие-то тайные переговоры между американцами и пакистанцами. Они, возможно, даже уже достигли соглашения и подписали какой-то договор.

Что касается восточных провинций Афганистана, к примеру, от Кандагара до Бадахшана, тут традиционно живут пуштунские племена гильзаи, и эти племена находятся под очень сильным влиянием религиозных деятелей. Здесь и исламский фундаментализм, и радикализм (ваххабизм) очень сильно распространены. Хекматияр – уроженец гильзайских племен – тоже имеет здесь определенное влияние. Но самая сильная структура – несомненно, «Сеть Хакани». Это территория влияния Пакистана, поэтому американцы предпочитают уйти с этих земель и передать их ему.

– Если США все же решат полностью вывести свои войска из Афганистана, могут ли талибы прийти к власти?

– Несомненно, талибы при поддержке Пакистана и финансовой поддержке арабских стран могут захватить часть территории страны на востоке и на юго-востоке. Но захватить всю территорию страны они не смогут. Однако, у американцев есть другое опасение. Если они уйдут полностью, то опасность того, что силы «Северного альянса» могут оказаться у власти, очень большая. Однако американцы будут стремиться к тому, чтобы это не допустить. Для того чтобы это предотвратить, американцы должны усилить Талибан для противовеса. Тогда будет реализовываться так называемая «стратегия двух столпов», возникнет некий военный паритет между пуштунскими племенами и населением северного Афганистана.

При таком равновесии сил им удастся поставить в Кабуле проамериканское правительство. Американцы на основании соглашения с Пакистаном передадут контроль над несколькими регионами Афганистана в руки талибов, потом включат часть талибов в коалиционное правительство в Кабуле. США во что бы то ни стало хотят поставить во главе государства свое проамериканское правительство. Для этого они будут стараться поддерживать военный баланс между севером и югом.

– Может ли полный вывод американских войск из Афганистана привести к миру и стабильности в этом регионе? Как изменилась бы политическая обстановка в Афганистане, если бы американцы ушли из региона?

– Нет, это не приведет к стабильности в Афганистане. Дело в том, что в нашем регионе пересекаются интересы многих стран, и супердержав (Россия, США, ЕС и Китай), и региональных. Здесь задействованы интересы Пакистана, Индии, Катара, Саудовской Аравии, Ирана, и так далее. К этому прибавляется весьма сложная ситуация внутри страны. В Афганистане 26 различных национальностей, племен. Их интересы расходятся. Некоторые поддерживают Иран, Пакистан, а также арабские страны. У некоторых – проамериканские взгляды. Есть, конечно, и протурецкие, и проузбекские силы. Есть очень много других проблем.

Например, Турция, Китай и Европа не заинтересованы в том, чтобы газопроводы из Туркменистана пошли по территории Афганистана в сторону Индии и Пакистана. Катар тоже против, так как заинтересован в сохранении монополии на азиатском континенте. Не заинтересованы и иранцы.

Талибан – тоже не монолитная организация, и подразделяются на несколько группировок. Например, есть талибы, которые напрямую финансируются Саудовской Аравией. Есть те, которых финансирует Катар, есть талибы, которых финансируют китайцы. Есть те, кого финансирует Пакистан. Турция в Афганистане тоже имеет влияние. 10% населения Афганистана – туркоговорящие: узбеки, туркмены.

– Вы сказали, что Китай тоже финансирует талибов. В чем заключается его интерес?

– С помощью Китая пакистанцы намерены взять под контроль восточные, южные и западные провинции Афганистана. Если китайцы возьмут под контроль территорию Афганистана, то им удастся подмять под себя территорию Центральной Азии. Они выйдут на границы с Ираном, а там – огромные залежи различных полезных ископаемых. В Центральной Азии идет борьба между китайцами и русскими.

Иран имеет важное стратегическое значение для Китая. Китайцы также хотят полностью перетянуть на свою сторону Пакистан. Они намерены со временем выкупить у Пакистана порт Гвадар и сделали большие вложения в этот порт. Китайцы строят огромный экономический коридор, атомную промышленность, военные заводы по производству самолетов, танков и так далее. Они строят железную дорогу из Китая в Персидский залив. Там есть трубопроводы, нефтепроводы, атомные электростанции. На второй стадии в интересах Китая, чтобы Пакистан контролировал часть территории Афганистана с крупнейшими месторождениями меди. Китайцы заинтересованы в этом проекте. Там есть другие ценные месторождения.

Идет борьба не только за полезные ископаемые, но и во всех сферах.

Американцы, наоборот, хотят окружить Китай. Конечно, и Россия заинтересована в том, чтобы Афганистан или хотя бы северный Афганистан остался под ее контролем и не стал прокитайским или проамерканским. Конечно и иранцы опасаются того, что китайцы постепенно приближаются к их границам. Ситуация очень сложная. Региональные игроки и крупные державы имеют свои интересы.

– После соглашения между талибами и США насилие в Афганистане снизилось или стало расти?

– Возросло, конечно. Откровенно говоря, не ожидалось, что будет снижаться. Есть причина: 5000 талибов находилось в афганских тюрьмах. На основе соглашения между американцами и талибами афганское правительство должно было освободить этих талибов. Несколько тысяч человек уже освобождено. Основная часть освобожденных заново поступала в отряды талибов и вновь участвовала в боевых действиях. И они активизировали свою деятельность.

– Администрация президента Трампа нуждается в поддержке Кремля для нормализации обстановки в Афганистане, заявил госсекретарь Майкл Помпео. Почему США нуждается в российской поддержке?

– Этот вопрос можно рассмотреть с двух сторон: если смотреть с точки зрения тактического хода, просто ради выборов, американцам нужно какое-то достижение, какое-то преимущество в Афганистане. Американцы понимают, что без России разрулить ситуацию в регионе невозможно. Если США на самом деле хотят урегулировать афганскую проблему и нуждаются в российской поддержке, то необходимо создать международную концепцию урегулирования.

Например, США и Россия могли бы выступить с такой инициативой и подключить туда Совбез ООН и остальные страны. Потому что не только США и Россия, но и другие страны играют большую роль в разрешении афганской проблемы. Без их участия это невозможно.

Иран, к примеру, имеет 1000-км границу с Афганистаном. 65% населения Афганистана говорит на персидском языке. Иран сейчас является самым мощным экономическим партнером Афганистана. Товарооборот составляет около $3 млрд. Американцы с пакистанцами эти проблемы никогда не решат. Талибы представляют лишь 15% населения Афганистана. Нельзя, поддерживая талибов, насильно приводить их к власти. Ни к чему хорошему это не приведет.

Кроме того, большое значение будет также иметь и то, кто придет к власти в США. От этого зависит политика США по отношению к Афганистану. После выборов в США уже будет ясно. Сейчас в США идет предвыборная кампания. А у Трампа непонятная ситуация.

– Какими вы видите пути урегулирования афганского кризиса?

– Когда советские войска уходили из Афганистана, точнее, накануне их вывода, советские специалисты тщательно изучили ситуацию в стране и пришли к выводу, что для урегулирования ситуации вокруг Афганистана нужно решить вопросы на трех уровнях. Должен быть международный, региональный и внутренний консенсус. На основании этого они составили Женевское соглашение под эгидой Совбеза ООН. Гарантами этого соглашения были Советский Союз, США, ООН, потом Пакистан подписал от имени моджахедов, потому что моджахеды не признавали правительство Наджибуллы. После распада Советского Союза это соглашение не воплотилось в жизнь. Сейчас есть только один выход: для того, чтобы урегулировать афганскую проблему, необходимо создать всеобъемлющую концепцию под эгидой ООН, в частности, Совбеза. Причем в составлении этой концепции должны участвовать крупные региональные державы.

Если консенсус будет достигнут, то, конечно, будут созданы все условия для урегулирования. Но стороны сейчас очень далеки от урегулирования ситуации.

Интересы России и США не то что расходятся, они полностью противоположны. В том числе в вопросах Украины, Прибалтики, Северного полюса, Ирака, Ирана, Сирии, Венесуэлы – практически во всех вопросах. То же с интересами Китая и США. Между ними сейчас идет торговая война. Интересы Индии и Пакистана, Ирана и Саудовской Аравии тоже расходятся.

Что касается внутриафганской проблемы, то необходимо создать правительство национального единства, чтобы в нем приняли участие все стороны конфликта. Нужно создать такую структуру власти, в которую вошли бы все афганские группировки. Необходимо также пересмотреть конституцию. Сейчас в Афганистане нет никаких выборов в органы местной власти. Только после этого можно будет говорить о мире и согласии.


* запрещенная в России экстремистская группировка

Оружие Безопасность