02 Января г.

Центральная Азия нуждается в новых подходах к экономической интеграции – эксперт

Центральная Азия нуждается в новых подходах к экономической интеграции – эксперт
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и председатель КНР Си Цзиньпин.
Фото: rferl.org

Одной из наиболее масштабных тенденций в региональной геополитике является рост роли Китая в Центральной Азии. По большей части Пекин действует с помощью инициативы «Один пояс – один путь»: проект позволяет странам региона привлекать инвестиции в свою инфраструктуру, а Поднебесной – расширять свое экономическое влияние. Однако, если Центральная Азия хочет китайского присутствия на новом уровне, ей сначала необходимо усовершенствовать экономическую политику в странах региона – считает ведущий научный сотрудник Института востоковедения Комитета науки МОН РК, доцент Казахского национального университета имени аль-Фараби, кандидат философских наук Еркин Байдаров. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказал о том, как развивается сотрудничество Китая со странами Центральной Азии и может ли инициатива «Один пояс – один путь» стать противовесом для американских санкций и торговых ограничений.

- Еркин Уланович, по мнению посла КНР в Казахстане Чжан Сяо, Инициатива «Один пояс – Один путь» уже стала противовесом торговым ограничениям и санкционной политике. Как вы оцениваете его заявление? Так ли это в действительности?

- Выступление китайского посла осенью 2018 г. перед казахстанским экспертным сообществом фактически стало его первым выходом «в свет». Только за две недели своего пребывания в Казахстане в республиканских СМИ были опубликованные две его статьи. К тому же, Чжан Сяо является опытным дипломатом и хорошо знает регион. Так, будучи послом в Узбекистане (2011-2013 гг.), Чжан Сяо приобрел авторитет и уважение. При этом он отлично владеет русским языком.

В своем выступлении Чжан Сяо действительно отметил, что инициатива «Пояса и пути» уже стала противовесом торговым ограничениям и санкционной политике.

Турбулентность и непредсказуемость политической и экономической ситуации в глобальном масштабе заставляет многие страны пересматривать свои взгляды на происходящие вокруг процессы. В этой ситуации реализация китайской инициативы открывает новые возможности для стран вдоль «пояса и пути».

Политика силы, протекционизм и т.д. лишь ухудшают внешнеэкономическую конъюнктуру глобального мирового развития. В качестве примера посол привел девальвацию национальных валют, что, естественно, ведет к росту цен. Например, в конце октября текущего года в Стамбуле планировалось проведение Международного симпозиума стран Черноморского и Каспийского регионов. Однако резкий скачок цен привел к его отмене на неопределенный срок.

Китайская инициатива «пояса и пути», прежде всего, предлагает экономическое сотрудничество. К тому же, она открыта для всех стран и проповедует пять основных принципов: политическое сближение, инфраструктурные связи, свободная торговля, циркуляция капиталов, сближение народов. Как мы видим, преимуществ инициативы более чем достаточно. Принимать в ней участие или нет, естественно, каждая страна решает сама.

- Как продвигается сотрудничество Китая со странами Центральной Азии в рамках инициативы «Один пояс, один путь»?

- На первом международном экономическом форуме «Один пояс, один путь» в мае 2017 г. в Пекине Председатель КНР Си Цзиньпин отметил, что дух Великого шелкового пути – это ценнейшее наследие человеческой цивилизации, содержащее в себе такие понятия, как мир и сотрудничество, открытость и инклюзивность, взаимное обучение, взаимная выгода и всеобщий выигрыш. Эти слова китайского лидера вовсе не случайны, так как концепция «Пояса и пути» переняла наследие Великого Шелкового пути, и в ее основе лежат все вышеперечисленные принципы.

Для Казахстана и братских стран региона «Один пояс, один путь» – это своего рода возрождение того исторического наследия прошлых эпох, когда Великий Шелковый путь служил интегратором и медиатором различного рода взаимоотношений, цивилизационного диалога и обмена культурными инновациями, определившими дальнейшее развитие не только евразийской, но и всей мировой цивилизации.

«Один пояс, один путь» – это не только транзитно-транспортный проект для целого ряда государств, он включает в себя развитие инфраструктуры, индустрии, торговли, сферы услуг.

- Что дает сотрудничество с Китаем в рамках «пояса и пути» Казахстану?

- Участие Казахстана в проекте «Экономического пояса Шелкового пути» отвечает актуальным приоритетам экономического развития страны с целью сохранения экономической самостоятельности за счет синергии двух проектов, в которых Казахстан участвует на основе принципов многовекторности. С другой стороны, это отвечает задаче вхождения в группу наиболее развитых стран мира, имея в виду возможность более тесного взаимодействия с динамично растущей китайской экономикой.

Китай для Казахстана стал одним из важнейших торгово-экономических партнеров. Сейчас КНР входит в пятерку крупнейших импортеров казахстанской продукции.

В 2017 г. объемы двусторонней торговли достигли $10,5 млрд, увеличившись на 32,6% по сравнению с прошлым периодом. Однако товарооборот между странами качается из стороны в сторону. Например, в 2010 г. товарооборот между Китаем и Казахстаном впервые превысил $20 млрд. В 2013 г. объем торговли Китая с Казахстаном составил $28,6 млрд. Тогда же было объявлено, что при сохранении такой тенденции роста торговый оборот Китая с Казахстаном в 2015 г. достигнет $40 млрд. Но с тех пор объемы торговли резко пошли вниз. Разбираться в причинах этого оставим экономистам.

граф.jpg

- Как китайская инициатива может повлиять на остальные страны региона?

- ОПОП имеет особое значение и для других государств Центральной Азии в силу не только географической близости региона к Поднебесной, но и тесных экономических связей с Пекином.

Делая ставку на уникальное геополитическое положение Центральной Азии, а также ее историческую роль в торговом маршруте Великого Шелкового пути, республики региона пытаются использовать китайские инвестиции для решения собственных инфраструктурных проблем и «встроить» национальные стратегии развития в общую канву глобального китайского проекта.

Согласно заявлениям китайской стороны, общий ежегодный товарооборот Китая со странами Центральной Азии за 25 лет (1992-2017 гг.) вырос в 60 раз – с около $500 млн до $30 млрд (а в 2013 г. составил более $40 млрд).

Кроме того, Китай инвестирует в железнодорожные и автомобильные дороги, а также в энергетический сектор, где ключевыми являются нефтегазовые сферы Туркменистана, Казахстана и Узбекистана.

- По каким причинам государства Центральной Азии стремятся стать частью проекта «пояса и пути»?

- Инвестиции Китая остаются значимым источником финансирования проектов в Узбекистане. Общий объем накопленных инвестиций со стороны КНР достигает около $8 млрд. Основные мотивы участия Кыргызстана в проекте лежат в плоскости развития собственной инфраструктуры за счет китайских инвестиций. Особое значение киргизская сторона придает строительству автомобильной дороги «Север-Юг» и железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан. Руководством страны обозначена важность создания совместных высокотехнологичных производств, свободных экономических зон и технологических парков.

Две другие страны Центральной Азии – Таджикистан и Туркменистан – также вовлечены в проекты, реализуемые в рамках «пояса и пути». Так, по привлечению предпринимательского капитала в таджикскую экономику Китай является крупнейшим инвестором. При этом работа по стимулированию процесса привлечения китайских компаний в Таджикистан сохраняет благоприятный инвестиционный климат. В 2017 г. китайская инвестиционная корпорация по международному экономическому сотрудничеству и группа «Шанхай хайчэн» подписали договор о расширении китайско-таджикистанского индустриального парка. Это самый масштабный двусторонний проект между Китаем и Таджикистаном. Туркменистан, в свою очередь, остается одним из важнейших поставщиков энергоресурсов в Поднебесную. Для обеспечения импорта туркменского газа Китай еще в 2009 г. выделил средства на обустройство группы газовых месторождений Галканыш, а также обеспечил строительство трех ниток газопровода для транспортировки туркменского газа в западные регионы Китая.

Как мы видим, глобальные инициативы Китая находят отклик у республик Центральной Азии. Пекин заинтересован в инвестировании и в расширении экономического влияния, а страны региона нуждаются во внешних капиталовложениях и в развитии собственной инфраструктуры.

Взаимная заинтересованность диктует высокую динамику сотрудничества республик Центральной Азии и Поднебесной.

- Что вы можете сказать о торговом сотрудничестве Пекина и центральноазиатских государств?

- За пять лет непрерывного упрощения и устранения препятствий в торговле Китай вместе со странами Центральной Азии всеми силами постоянно улучшал условия для предпринимательской деятельности. Так, для Казахстана и стран Центральной Азии время таможенного досмотра сельскохозяйственной продукции сократилось на 90%. Таким образом, инициатива «Пояса и пути» отвечает тенденциям эпохи, законам развития и соответствует интересам стран Центральной Азии и имеет широкие перспективы.

Естественно, есть определенные трудности, а также определенные вопросы к инициатору проекта. Пятилетний путь пройден и наступает новая «пятилетка», которая, бесспорно, откроет новые перспективы сотрудничества не только в сфере экономического взаимодействия, но и в сфере образования, культуры, спорта и здравоохранения, что окажет дальнейшее содействие реализации проектов, дающих конкретную выгоду всем.

В тоже время в условиях, когда Пекин активизировал реализацию своей инициативы в Центральной Азии, нужно понимать, что новое качество присутствия Китая в регионе потребует от центральноазиатских государств совершенствования экономической политики.

Это неизбежно. В данном контексте странам Центральной Азии целесообразно выработать единую стратегию экономического развития, нацеленную на реализацию экономической кооперации региона, ибо от этого во многом зависит его будущее.

Деньги