13 Мая 2019 г. 20:38

Прощание с ДРСМД: что ждет Россию, Европу и США после развала договора

Прощание с ДРСМД: что ждет Россию, Европу и США после развала договора
Фото: rubaltic.ru

2 февраля 2019 г. американская сторона официально уведомила Москву о приостановке выполнения Договора между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а также о реализации США права на выход из Договора. 4 марта указ о приостановлении участия России в исполнении ДРСМД «из-за нарушения США своих обязательств по договору» подписал президент России Владимир Путин. Таким образом, если в ближайшие полгода не произойдет каких-либо кардинальных изменений, которые приведут к тому, что стороны вернутся к исполнению Договора, ДРСМД, ставший первым советско-американским договором о реальном сокращении вооружений, а не только об их ограничении, канет в лету. О том, каких последствий можно ожидать от этого события, читайте в статье доцента Кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России Сергея Веселовского специально для «Евразия.Эксперт».

История вопроса


В 1987 г. ДРСМД фактически подвел черту под «кризисом евроракет», который начался с постановки на боевое дежурство баллистической ракетной системы средней дальности «Пионер» с эффективной дальностью поражения до 5500 км и тремя боеголовками индивидуального наведения. Данная система превосходила по своим тактико-техническим характеристикам предыдущее поколение советских ракет средней дальности Р-12 и Р-14, которое она заменяла. Опасения лидеров Западной Европы о нарушении военно-стратегического равновесия получили практическое воплощение в виде т.н. «двойного решения» НАТО от 12 декабря 1979 г.:

1. Разместить в Европе 572 американские ракеты средней дальности: 108 баллистических ракет «Першинг-2», которые заменят устаревшие «Першинг-1А», и 464 крылатые ракеты BGM-109G «Томагавк». К моменту подписания ДРСМД в 1987 г. были развернуты все запланированные «Першинг-2», но только 304 Томагавка.

2. Провести с СССР переговоры по двустороннему ограничению ракет средней дальности.

Реального прогресса по второму вопросу удалось добиться только на встрече Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Рейкьявике в 1986 г. И хотя сами переговоры не закончились прорывом, именно они заложили основу для ДРСМД и последовавшего СНВ-1.

Причем планировавшийся изначально «нулевой вариант», при котором СССР убирает свои ракеты средней дальности из Европы за Урал в обмен на вывод США своих ракет из Западной Европы, был заменен на более радикальный. Стороны принимали на себя обязательство уничтожить все свои арсеналы ракет средней и меньшей дальности.

Такое решение на тот момент в большей степени устраивало США, которые опасались, что переброска ракет на восток СССР негативным образом скажется на безопасности их стратегического союзника в Азиатско-Тихоокеанском регионе – Японии.

Для СССР полный отказ от ракет средней и меньшей дальности означал ослабление военного потенциала на востоке страны: такие ракеты были размещены и вдоль границы с КНР, с которой у СССР был вооруженный конфликт в 1969 г. вокруг острова Даманского. Отношения между двумя странами окончательно наладились только после визита Горбачева в Пекин в мае 1989 г.

По условиям бессрочного договора, вступившего в силу 1 июня 1988 г., стороны за три года полностью ликвидировали баллистические и крылатые ракеты наземного базирования, дальность которых равна или превышает 500 км, но не превышает 5500 км, а также их пусковые установки и иное вспомогательное оборудование. У СССР под ликвидацию попадали РСД-10, Р-12 и Р-14, ОТР-22 и ОТР-23, у США – «Першинг-2», BGM-109G и «Першинг-1А». Разница в номенклатуре отразилась и в количестве: СССР уничтожил 1846 ракет, а США – 846 ракет. Свои обязательства стороны полностью выполнили в мае 1991 г.

Договор под ударом


Впервые о возможности отказа от ДРСМД заговорили в Москве в 2007 г. Выступая на «Правительственном часе» в Государственной Думе, министр обороны Сергей Иванов назвал договор «реликтом холодной войны» и «ошибкой». По его мнению, России не мешало бы обзавестись такими ракетами, которые есть, например, у Индии, Пакистана, Кореи, КНР, Ирана и Израиля. Кроме того, возможность выхода из ДРСМД рассматривалась российским руководством и в качестве ответной реакции на перспективу размещения в Чехии и Польше элементов третьего позиционного района американской системы ПРО, направленной против российских ядерных сил сдерживания. Правда, тогда об этой идее достаточно быстро забыли.

Вновь ДРСМД появился на повестке дня во второй половине 2018 г. Теперь уже США обвиняли Россию в том, что разработанная для модернизации оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М» новая ракета 9М729 нарушает Договор, так как имеет дальность полета свыше 500 км.

В качестве доказательства американская сторона предоставила распечатки телеметрии и фотографии, якобы показывающие, что некоторые пуски 9М729 на полигоне «Капустин Яр» превышали разрешенную ДРСМД дальность. Минобороны России и МИД России эти обвинения отвергли. В конце января 2019 г. Минобороны России даже решилось на несвойственную российскому военному ведомству открытость: провело брифинг для журналистов и иностранных военных атташе, где был показан контейнер новой ракеты (по заверениям военных, ракета была внутри) и оглашены ее тактико-техническое характеристики. Впрочем, Вашингтону и их союзникам по НАТО, проигнорировавшим презентацию, никакие доводы российской стороны не показались убедительными.

Параллельно Минобороны России выступило и со своими требованиями к США в части исполнения ДРСМД.

Так, российское военное ведомство требует незамедлительного уничтожения:

1. Развернутых на суше универсальных пусковых установок Мk-41, разработанных для проведения запуска крылатых ракет «Томагавк»;

2. Ракет-мишеней, аналогичных по своим характеристикам баллистическим ракетам наземного базирования средней и меньшей дальности (для испытания систем противоракетной обороны);

3. Уничтожения ударных беспилотных летательных аппаратов, подпадающих по своим характеристикам под определение предусмотренного в Договоре термина «крылатая ракета наземного базирования».

Вашингтон в лице представителя Государственного департамента США Ванессы Аскер все обвинения отмел, хотя и не всегда убедительно. Например, по ее мнению, для потенциальных запусков крылатых ракет из пусковых установок Mk-41 потребовалось бы другое программное обеспечение и другие дополнительные компоненты. Таким образом, системы, находящиеся в Польше и Румынии, способны запускать лишь оборонительные противоракеты.

Что касается ракет-мишеней, то ДРСМД позволяет их использовать и тестировать при соблюдении определенных параметров. Все американские испытания проходили в разрешенных границах после уведомления Москвы и предоставления ей всех необходимых документов по этому вопросу.

Несколько странным выглядят требования Москвы уничтожить американские беспилотные летательные аппараты, которых не было в 1987 г., когда подписывался документ.

Однако, если прочесть определение термина «крылатая ракета наземного базирования» в договоре («беспилотное, оснащенное собственной двигательной установкой средство, полет которого на большей части его траектории обеспечивается за счет использования аэродинамической подъемной силы… которая является средством доставки оружия»), то российские претензии становятся яснее: формально ударные беспилотные летательные аппараты с дальностью полета более 500 км, согласно ДРСМД, можно отнести к запрещенным, хотя они, конечно, и отличаются от ракет.

После ДРСМД


Похоже, что в Москве и Вашингтоне уже смирились с тем, что ДРСМД осталось существовать до августа 2019 г., и строят планы на будущее без него.

Полноценного производства ракет малой и средней дальности наземного базирования у России и США нет, и в ближайшее время оно не появится.

Оно было также уничтожено по ДРСМД (кстати, в СССР основные объекты располагались в ныне независимых Казахстане и на Украине). Равно как не видно решимости его заново осваивать и вкладывать значительные средства в проведение соответствующих НИОКР. В результате стороны пока декларируют намерение «приземлить» крылатые ракеты морского базирования – «Томагавк» у США, «Калибр» или даже модернизированные «Калибр-М» у России.

Еще больше вопросов с их возможным размещением. В середине марта заместитель министра иностранных дел Александр Грушко сделал заявление, что Россия не собирается размещать наземные ракеты малой и средней дальности, в том числе в европейской части страны, до тех пор, пока американские ракеты не появятся в странах Восточной и Западной Европы.

Лидеры европейских стран пока желания размещать американские ракеты не озвучивали. Скорее всего, им хотелось бы сначала прийти с США к консенсусу относительно увеличения взносов в бюджет НАТО, а параллельно понять, насколько размещение американских ракет, кстати, автоматически ставящее их страны под угрозу ответного удара России, может увеличить общий счет.

Впрочем, США особо не скрывают, что выходят из ДРСМД для усиления военного давления на КНР и, скорее всего, американские ракеты меньшей и средней дальности будут размещены в первую очередь в Японии и Республике Корея.

Последняя, кстати, уже тестирует другую американскую военную новинку – противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (THAAD). Официально – против северокорейских ракет.

У России действительно нет оснований и, думаю, что и планов по размещению ракет меньшей и средней дальности в Европе, даже учитывая текущий уровень антагонизма в российско-европейских отношениях.

Европа вряд ли станет полем битвы с использованием ракет, поэтому воспроизводить сценарий холодной войны, к которому почему-то призывают многие эксперты, неразумно. Другое дело – угрозы, исходящие из Центральной Азии, в частности, Афганистана и потенциально Пакистана. На этом направлении можно задуматься об установке такого рода ракет, но делать это, скорее всего, надо будет уже на территории государств – членов ОДКБ, которые географически ближе расположены к данным странам.

Назад или вперед в будущее?


Через несколько месяцев будет 17 лет, как США в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 г., который считался интегральной частью и краеугольным камнем всей системы контроля над стратегическими наступательными вооружениями, начиная с ОСВ-1. Но конца света не случилось: США относительно неспешно разрабатывают свою Национальную ПРО, а Россия в прошлом году представила гиперзвуковое оружие, которое сможет эту ПРО в случае необходимости преодолеть.

Есть все основания полагать, что выход США из ДРСМД тоже не приведет к каким-то катастрофическим изменениям в части баланса российских и американских военных потенциалов.

Безусловно, жалко, что без какой-либо замены уходят в небытие договоренности в сфере контроля над вооружениями эпохи холодной войны – Договор по ПРО, ДОВСЕ (формально в России с 2007 г. наложен мораторий на его исполнение, но очевидно, что в текущем виде Москва его выполнять уже никогда не будет), а теперь, похоже, и ДРСМД. Все эти соглашения стали результатом длительной и кропотливой работой экспертов и были важны для разрядки обстановки и формирования атмосферы доверия. Но свою историческую миссию они все же выполнили.

Обеспечение безопасности России в современном мире требует прагматичного и взвешенного подхода. С одной стороны, необходимо создать эффективную систему защиты от возможных угроз со стороны государств, при которой потенциальный агрессор должен быть убежден в неприемлемости для него ответного ущерба, не скатываясь в состояние гонки вооружений. С другой – обеспечить достойный, в том числе и военный ответ негосударственным угрозам безопасности, например, терроризму, экстремистским и повстанческим движениям, не поддающимся сдерживанию. И хочется верить, что Россия сможет решить обе эти задачи максимально эффективно и с наименьшими затратами.


Сергей Веселовский, доцент Кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России

Загрузка...
Комментарии
28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

12 тыс.

военнослужащих будет задействовано в учениях ОДКБ в 2019 г. Всего запланировано 6 учений, которые будут проходить на территории 4 государств: Беларуси, Таджикистана, Кыргызстана и России

Mediametrics