05 Июня 2019 г.

«Политическая ситуация в Литве исключает нормализацию отношений с Беларусью и Россией» – эксперт

«Политическая ситуация в Литве исключает нормализацию отношений с Беларусью и Россией» – эксперт
Избранный президент Литвы Гитанас Науседа.
Фото: thepublicsradio.org

26 мая в Литве состоялись президентские выборы, в результате которых президентское кресло занял Гитанас Науседа. Он уже успел сделать ряд громких заявлений, в том числе касающихся взаимоотношений с Беларусью и Россией. Об итогах выборов, их значении для государства, возможности изменения внешней политики Литвы, а также о том, стоит ли ждать от нового лидера изменения риторики в отношении БелАЭС, порталу «Евразия.Эксперт» рассказал доктор экономических наук, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор Николай Межевич.

– Николай Маратович, как Вы можете охарактеризовать итоги президентских выборов в Литве? Стоит ли ожидать изменений в политике страны?

– Для начал стоит отметить, что Эстония, Латвия и Литва воспринимаются, как страны с примерно одинаковыми социально-экономическими и политическими процессами, может быть, в Пекине или в Вашингтоне. Ну а мы в России, конечно же, видим серьезные различия между этими государствами. Литва в этом отношении – особый случай.

На фоне той русофобии, которая имеется в трех прибалтийских государствах, Литва, двигаясь в этом направлении, уже фактически дошла до тупика. Дальше остается уже только разрыв дипотношений, война или что-то подобное.

В этом смысле наследство, которое [Даля] Грибаускайте оставила своему сменщику, нельзя назвать легким. Выжженный политический ландшафт Литовской республики не предполагает того, что сегодня, завтра или даже через год там «расцветут 100 цветов», как говорят наши китайские коллеги. Нет, не расцветут. Поэтому ожидать от господина [Гитанаса] Науседы какой-то принципиально иной политики в отношении России не стоит. Тем более, что господин Науседа, конечно же, помнит, что произошло с господином Паулаускасом, которого аккуратно и грамотно (относительно) подвели под импичмент.

Поэтому, даже если предположить невозможное, а именно что Науседа – искренний друг России и хочет продвинуть отношения между странами минимум до уровня 1995-го года, то ничего сразу произойти не может и не могло.

– В СМИ сейчас обсуждается вопрос о том, что новый президент Литвы назвал Россию агрессором применительно к украинским событиям.

– Ну а кем он должен был назвать? Есть согласованная линия Европейского союза и НАТО, и он просто обозначил эту позицию еще раз. Самоуправства ему никто не позволит. Поэтому правы те эксперты, которые говорили о том, что если чуть-чуть изменится риторика, то можно считать, что это уже начало изменений. Ну и потом, у президента есть еще, как минимум, пять лет, которые начнутся 2 июня, поэтому давайте пока не будем торопиться с прогнозами.

Когда 10 лет назад Грибаускайте пришла к власти, многие были излишними оптимистами и прямо предполагали, что это повлияет на улучшение отношений с Литвой в лучшую сторону. Но уже за первые же 2-3 года мы выяснили, что, если и повлияет, то только в худшую. Поэтому никакого неоправданного оптимизма мы себе позволять не должны.

Посмотрим, послушаем, увидим, какие будут контакты, пусть даже сначала на низовом уровне. В наших текущих условиях с Литвой встреча, скажем, директора Департамента политического планирования МИД России с заместителем или министром иностранных дел Литвы уже была бы прорывом. Если будет хотя бы отдаленный символический жест в сфере, к примеру, культурных связей, тогда уже дальше можно смотреть. А пока оптимизма нет.

– А что Вы можете сказать про отношения Литвы с Беларусью, в частности, о довольно проблемном для литовской стороны вопросе о строительстве БелАЭС, которая будет запущена уже в этом году?

– Что касается Республики Беларусь, то Литва сегодня – единственное государство на планете, которое внесло в закон положение о не покупке коммерческого продукта из соседней страны.

Да, многие не покупают по разным причинам тот или иной товар, но внести это в закон – это, конечно, нестандартное решение. А Литва сделала так в отношении белорусской электрической энергии, и я лично буду с интересом наблюдать, как они будут из этого выбираться. Потому что если, к примеру, на сыре есть маркировка, то на электричестве никакой маркировки нет, и как они будут решать эту проблему технически, я не представляю. Повторюсь, что та ситуация, которая есть в Литве на сегодняшний день, исключает нормальные отношения даже с Латвией и Польшей, а отношения с Россией и Беларусью – тем более. Думаю, что при всем желании Минска пойти на встречу, руководство Беларуси все же попросит конкретные шаги.

– Насколько известно, президент Беларуси уже пригласил нового президента Литвы посетить Минск. Как Вы думаете, если эта встреча состоится, какие темы, кроме БелАЭС, могут быть подняты?

– Ехать новому президенту недалеко, и литовская казна от этого не обеднеет. Но я думаю, что первая встреча не может завершиться какими-то политическими или экономическими договоренностями, думаю, что пока речь пойдет только о знакомстве. Приглашение то послано, а вот примет ли его литовская сторона? Не факт. Уверяю, что в Литве за 10 лет сформировался мощный политический класс людей, которые в принципе не рассматривают возможность сотрудничества с Минском и Москвой даже на уровне дипломатических поездок, и с этими людьми новому президенту как-то придется договариваться внутри Литвы.

– В Латвии ведь тоже недавно произошла смена главы государства?

– Да, в Латвии тоже новый президент, но есть большая разница. Дело в том, что в Литве президент выбирается народом (классика прямой демократии), и народ, кстати, показал, что совсем диковатый вариант «Грибаускайте-2» им не интересен, отказав ей в доверии. А в Латвии сейчас не больше демократии, чем, скажем, при отце нации Улманисе. Президент там выбран Сеймом, и информация, которая приходит, свидетельствует, что кому-то выкрутили руки, а кого-то там купили. В результате чего самая маленькая фракция, за которую практически никто из простых избирателей не голосовал, предложила президента и его провела. То есть этот президент не является лидером даже местных националистов.

Вообще, есть такая традиция приглашать на пост президента людей из эмиграции, «брюссельских чиновников» и так далее (это было и в Эстонии, и в Литве, и в Латвии), и вот ситуация опять повторилась. Поэтому я думаю, что партийно-политическая конструкция в Латвии непрочная, президент в этих условиях будет чувствовать себя достаточно неуверенно. Или, наоборот, развернет новый виток репрессий, в том числе, против русскоязычного населения и своих оппонентов латышей, за счет чего и укрепит свою власть. Это тоже возможно.

– Получается, текущая ситуация в Прибалтике не является радужной для России и Беларуси. Возможно ли, что ситуация может как-то поменяться, привести к диалогу или хотя бы к попытке его выстроить?

– Ни малейших лучиков надежды здесь я не нахожу, вижу только ухудшение ситуации по всей линии от Вильнюса через Ригу к Таллину.

– Но если ситуация ухудшатся, она должна прийти к какой-то логической точке? Как вы думаете, что эта точка может из себя представлять?

– Если использовать методику анализа, которую применяют военные в Академиях Генерального штаба, то столь непродуманная политика балтийских государств может закончиться военным конфликтом, который они сами и спровоцируют.

– Каких провокаций такого рода можно ожидать? К примеру, недавно была новость о том, что кто-то из эстонских чиновников сказал, будто Россия все еще не вернула стране часть территории.

– Это сказал министр, за что его в самой Эстонии раскритиковали. Думаю, он и сам понимает, что сказал.

Но в этом и есть суть политической риторики Прибалтики – можно сказать любую ересь, но если это отвечает позиции значимой части электората, то подобное встречается на ура.

– Однако количество русскоязычных в Прибалтике, несмотря на уменьшение, все еще достаточное, и не учитывать мнение части населения для таких небольших государств достаточно чревато.

– Именно поэтому вооруженные силы этих стран (прежде всего Эстонии и Латвии), а также парамилитарные соединения регулярно тренируются на ведение боевых действий в городских условиях. Это направлено на возможность ведения войны на своей территории, что только усугубляет общую ситуацию в регионе.


Беседовала Ксения Волнистая

Загрузка...
Комментарии
11 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Парламентские выборы откроют новый политический цикл в Беларуси.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$335,5 млн

составила сумма сделок, заключенных на полях Первого Каспийского экономического форума. Всего было заключено 72 различных соглашения

Mediametrics