29 Августа 2017 г. 00:01

Транспортный коридор из Ирана в Китай споткнулся в Таджикистане

Транспортный коридор из Ирана в Китай споткнулся в Таджикистане
Фото: sapsan-logistics.ru

Со времен согласования строительство магистрали Иран — Афганистан — Таджикистан — Кыргызстан — Китай прошло вот уже семь лет, однако Таджикистан до сих пор не получил от Ирана большую часть обещанного на строительство своего участка пути финансирования. На фоне долгосрочного ухудшения таджикско-иранских отношений и ввиду того, что страны используют разный стандарт ширины колеи железных дорог, Тегеран решил пустить дорогу в обход Таджикистана – по Афганистану.

Тегеран денег не дает


В конце июля министр транспорта Таджикистана Худоёр Худоёров сообщил, что Тегеран профинансировал только 20% от объема обещанных средств для разработки технико-экономического обоснования строительства таджикского участка железной дороги Иран – Центральная Азия – Китай. «Другие страны-участницы проекта, в том числе Кыргызстан, финансируют разработку ТЭО на своих участках сами, – цитирует его таджикское информационное агентство avesta.tj, – Все же иранская компания выполнила часть работы по таджикскому участку указанной дороги».

Тегеран, как уточнил Х. Худоёров, обещал предоставить на подготовку ТЭО таджикской части маршрута $1 млн, но за семь лет, прошедшие со времени подписания соглашения, выделил только $200 тыс. «Поэтому проект оказался в тупике, – заявил он, – и на данный момент никакой перспективы по его продвижению не наблюдается».

По мнению же замминистра транспорта Таджикистана Шерали Ганджалзода, задержки с финансированием носят системный характер, и «если данная проблема не решается на высшем уровне, то, наверное, больше проект не реализуется».

Причиной, по его мнению, стало то, что «Иран и Китай не нашли общий язык».

Проблемы с реализацией этого проекта возникли давно. Против строительства дороги возражал Кыргызстан, власти которого открыто заявляли, что особой заинтересованности в ней не испытывают. Любопытно, что министр транспорта и коммуникаций республики Калыкбек Султанов еще в июне 2012 г. заявил, что Бишкек, скорее всего, не поддержит строительство магистрали Иран — Афганистан —Таджикистан — Кыргызстан — Китай, что вызывало явное беспокойство Душанбе. И заявление Х. Худоёрова лишь подтвердило предположения экспертов о том, что перспективы строительства этой железной дороги выглядят крайне туманно.

Дорога в горы


Проект «китайско-иранской» железной дороги был согласован пятью странами еще в 2010 г. Ее главная цель – связать напрямую КНР и Иран, обеспечив китайским товарам выход к иранским портам Персидского залива и далее морским или сухопутным путем – в Европу; иранские углеводороды же, в свою очередь, получили бы доступ в Китай. Планировалось, что дорога будет иметь «европейский» стандарт колеи шириной 1435 мм, отличающийся от принятой в бывшем СССР колеи 1520 мм. «Европейская» колея используется в Китае и большей части Ирана, поэтому ее применение должно было ускорить прохождение составов, избавив от необходимости менять колесные тележки.

Выбор не самого удобного маршрута, который пролегал через высокогорные районы Кыргызстана и Таджикистана, а также северные провинции Афганистана, во многом был обусловлен тем, что в строительстве дороги с «европейской» колеей Казахстан, Узбекистан и Туркменистан не заинтересованы.

Поддержка двух вариантов железнодорожной колеи одновременно – дело чрезвычайно затратное, а в существующие железнодорожные сети со старой «советской» колеей все три республики инвестировали значительные средства. Поэтому новую железную дорогу было решено построить в обход равнинных районов Средней Азии.

Общая протяженность магистрали должна была составить около 2 тыс. км. Из них 392 км приходились на долю Таджикистана, где планировалось построить 16 километров тоннелей и 47 мостов. Стоимость таджикского участка, по предварительным оценкам, составляла $3,2 млрд. При этом Душанбе выступал одним из главных лоббистов этого проекта, поскольку в результате его реализации получал независимый от Узбекистана, с которым он тогда находился в крайне напряженных отношениях, железнодорожный выход на внешние рынки.

Железнодорожно-политический тупик


Нежелание Тегерана финансировать строительство железной дороги связано отнюдь не с тем, что ему не удалось договориться с Пекином. Состояние таджикско-иранских отношений в последнее время оставляет желать лучшего. В конце 2013 г. власти Ирана арестовали миллиардера Бабака Занджани, инвестировавшего в Таджикистан около $2 млрд. В конце 2015 г. отношения двух стран резко осложнились из-за того, что иранские власти пригласили на международную конференцию лидера запрещенной на родине Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддина Кабири. Душанбе в ответ ограничил импорт из Ирана, прекратил льготную выдачу его гражданам виз и начал закрывать иранские компании.

О скептическом отношении Ирана к проекту магистрали через Таджикистан говорят и обнародованные в начале августа планы строительства железной дороги между иранским Хафом и афганским Гератом.

С точки зрения иранской стороны, благодаря ей Афганистан, Пакистан и Индия получат прямой доступ к рынкам Центральной Азии, России и Европы, что станет альтернативой морскому пути через Суэцкий канал. По словам директора по международным делам иранских железных дорог Аббаса Назари, объем перевозок на начальном этапе планируется на уровне 5 млн тонн в год. Впоследствии по этому маршруту будет пущен пассажирский поезд.

При этом фактор нестабильности в Афганистане Тегеран препятствием не считает.

Таджикистан в настоящее время предпринимает попытки нормализовать отношения с Ираном, который необходим ему в качестве экономического партнера. Переговоры по выводу двухсторонних отношений из кризиса запланированы на время визита таджикской делегации на инаугурацию президента Ирана Хасана Рухани, переизбранного на новый срок. Но перспективы этих усилий пока не ясны.


Александр Шустов, кандидат исторических наук


Загрузка...
Комментарии
19 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Форум регионов отразил состояние интеграционных процессов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 трлн

составили расходы НАТО на военные нужды в 2018 г. Из них $700 млрд было потрачено США. В сравнении, Россия за прошлый год потратила на те же цели менее $50 млрд – МИД РФ

Mediametrics