25 Марта 2019 г. 19:25

В новой концепции внешней политики Кыргызстана сделан особый акцент на ЕАЭС

В новой концепции внешней политики Кыргызстана сделан особый акцент на ЕАЭС
Фото: infomir.kg

В середине марта была принята новая Концепция, в которой руководство Кыргызстана изложило свое видение внешней политики страны. В документе сделан упор на укрепление связей с соседними государствами и интеграционными объединениями, в том числе по линии ЕАЭС, ОДКБ и ШОС. Одним из основных внешнеполитических партнеров страны является Россия: 28 марта ожидается визит в Кыргызстан Владимира Путина и подписание многочисленных документов по сотрудничеству в военной, экономической и правоохранительной сферах. «Евразия.Эксперт» публикует первую часть интервью с сопредседателем Клуба региональных экспертов «Пикир» Игорем Шестаковым, объясняющим особенности нового внешнеполитического курса Кыргызстана.

- Игорь Альбертович, 12 марта Сооронбай Жээнбеков утвердил концепцию внешней политики республики. Данный документ пришел на смену предыдущей концепции, действовавшей в течение 12 лет. С чем связано принятие новой концепции и почему это произошло именно сейчас?

- С момента принятия старой концепции прошли не просто годы, многое изменилось в геополитической повестке дня и в самом Кыргызстане. Страна взяла курс на строительство парламентской системы, что отражено в данном документе, но в тоже время она наделила президента полномочиями выстраивать внешнеполитический курс государства.

Полагаю, что концепция станет для Жээнбекова дорожной картой его внешнеполитического президентского курса.

С одной стороны, он будет направлен на многовекторное сотрудничество, приоритетом которого станут стратегические партнеры, такие, как Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан, страны ЕС. С другой стороны, в концепции появилось взаимодействие с Евразийским экономическим союзом, который служит ориентиром в модернизации и развитии национальной экономики.

Важным аспектом в концепции стало появление в числе государственных приоритетов всесторонней поддержки соотечественников за рубежом для сохранения культурной, этнической и языковой самобытности и их связи с исторической родиной, консолидации диаспор. Сегодня только диаспора кыргызстанцев в России насчитывает более 800 тыс. человек. Большинство из них на регулярной основе оказывают социально-экономическую поддержку своим родным и близким в КР.

Суммы переводов ежегодно превышают $2 млрд, по возможности представители диаспоры строят социальные объекты на своих малых родинах. После вступления в должность Сооронбай Жээнбеков ставил задачу перед госорганами, чтобы они привлекали проживающих за рубежом кыргызстанцев в качестве инвесторов.

- В апреле 2019 г. исполнится 500 дней с того момента, как Жээнбеков стал президентом. Как он изменил внешнюю политику Кыргызстана и что меняется в отношениях с ключевыми региональными игроками и интеграционными объединениями?

- Еще в своей предвыборной программе нынешней президент уделял особое место сотрудничеству с Россией, Китаем, соседями по региону и такими организациями, как ЕАЭС, ШОС и ОДКБ.

Ведь и сама концепция отражает национальные интересы Кыргызстана в расширении, прежде всего, регионального и межгосударственного взаимодействия в Центральной Азии, которое бы способствовала обеспечению безопасности и росту торгово-экономических связей.

Неслучайно президент на состоявшейся на днях встрече с послами Кыргызстана отметил, что произошло укрепление сотрудничества с соседними странами региона. В частности, глава государства отметил, что с Казахстаном идет конструктивный диалог в сфере водопользования, ветеринарии и фитосанитарного контроля.

Насчет изменений внешней политики стоит отметить, что Жээнбеков смог стабилизировать отношения с Нурсултаном Назарбаевым. В этой связи стоит напомнить, что во время президентских выборов в Кыргызстане осенью 2017 г. внешнеполитические отношения между Бишкеком и Астаной осложнились, что привело к ограничению грузовых перевозок. Тогда в короткие сроки президенту удалось нормализовать ситуацию, после чего граница стала работать в нормальном режиме. Хотя проблемы с грузовыми перевозками в Казахстан еще остаются.

Стратегическим направлением сотрудничества остается Узбекистан. Упрощение пограничного и таможенного режимов привело к положительной динамике в росте товарооборота.

Кыргызско-российское сотрудничество продолжает развиваться в стратегическом направлении, без каких-либо спадов.

- В феврале 2019 г. министр экономики Кыргызстана Олег Панкратов заявил о сокращении притока прямых иностранных инвестиций на 31,5%, а посол Китая Сяо Цинхуа сообщил о снижении аналогичных инвестиций на 45,8%. С чем связаны данные тенденции и как Бишкек планирует менять ситуацию?

- Сокращение инвестиций – это негативный сценарий в экономике Кыргызстана, особенно на фоне нынешнего инвестбума в соседнем Узбекистане. Прежде всего, в данном направлении должно более целенаправленно работать правительство, но с кабминами в последние годы в республике происходит настоящий бардак.

Смены премьеров происходят каждый год, а то и дважды. Приходит инвестор, договаривается с министрами, а на следующий день отставка. Кто будет работать и вкладывать средства в экономические проекты в такой нестабильной ситуации?

Парламентские игры со сменой правительств негативно влияют на устойчивую работу кабмина. Это признают и сами руководители профильных ведомств, и парламентарии.

Еще одна проблема заключается в собственно неэффективной работе чиновников в данном направлении. От их уровня профессионализма в итоге зависят и решения инвесторов. Недавно на встрече с дипломатическим корпусом республики президент подверг критике глав дипломатических ведомств, в том числе и за слабую работу в вопросах привлечении инвестиций. На местном уровне представители районных властей, включая органы местного самоуправления, зачастую проявляют откровенное самодурство, устраивая чуть ли не войны в отношении зарубежных бизнесменов.

Безусловно, серьезной проблемой остается та же коррупция. Пока в этом вопросе не наступит коренной перелом и бизнесмены не смогут спокойно работать, сложно ожидать глобальных позитивных сдвигов.

Но президент уделяет борьбе с коррупцией особое внимание, так что, возможно, ситуация будет меняться в лучшую сторону в той же горнорудной отрасли, которая нуждается в инвесторах.

В Кыргызстане сегодня очень мало примеров успешной реализации проектов с иностранными инвесторами.

- Почему в концепции есть упоминание о Великом шелковом пути? Это реверанс в сторону Пекина, чтобы сгладить обстановку после антикитайских митингов в Бишкеке?

- Китай за последние годы стал основным кредитором национальной экономики. Речь, прежде всего, идет о вложении средств в инфраструктурные проекты, связанные с транспортными магистралями и энергосектором. Общая сумма привлеченных в экономику средств на кредитной основе составляет примерно $1,7 млрд. Кроме того, китайский бизнес активно присутствует в горнодобывающих проектах и других сферах экономики. Кыргызстан входит в сферу проектов «Один пояс – один путь». Это один из приоритетов внешнеэкономических задач руководства нашей республики, с чем и связано его упоминание в концепции.

Ситуация с использованием кредита на модернизацию бишкекской ТЭЦ китайской компанией ТЕВА в сумме $386 млн стала самым громким антикоррупционным расследованием в истории независимого Кыргызстана. Уголовные дела заведены на экс-премьера, экс-мэра Бишкека, экс-министра энергетики и еще на целую группу высокопоставленных чиновников энергоотрасли, включая и депутатов парламента. Большинство из них находятся под арестом. Тема долговых обязательств перед КНР и использование этих средств стала одним из медиа-трендов прошлого года.

У общественности Кыргызстана будут и дальше возникать закономерные вопросы, насколько заемные или грантовые средства от Пекина, уже в формате сотрудничества «Один пояс – один путь», будут использоваться по назначению.

Поэтому госструктурам Кыргызстана важно максимально обеспечить прозрачность финансового взаимодействия с Поднебесной. Иначе это может стать очередным поводом для антикитайских митингов.

В тоже время Жээнбеков дал понять, что ситуация вокруг ТЭЦ имеет исключительно внутриполитический характер, не затрагивая сотрудничество с Китаем. Позиция президента сыграла важную роль, ведь в целом отношения с Пекином у нас сегодня нормальные.

- В совершенствовании каких механизмов функционирования ЕАЭС заинтересован Кыргызстан?

- Необходимо сказать, что вступление республики в ЕАЭС было объективной реальностью, с учетом того, что основными торгово-экономическими партнерами были и остаются Россия и Казахстан.

Сегодня для национальной экономики Евразийский союз является инструментом для налаживания промышленного производство и реализации имеющегося потенциала.

Кыргызстан, пусть и не идеально, но все же смог запустить экспорт сельхозпродукции на евразийский рынок. Также швейники с конкурентной продукции вышли на российский рынок. Я лично видел, как в Москве успешно торгуют нашими швейными товарами.

И экс-президент, и нынешней глава государства отмечали приоритетное значение сотрудничества республики со странами – участницами союза.

В отношении совершенствования механизмов ЕАЭС власти Кыргызстана выступают за более активную реализацию четырех свобод на пространстве ЕАЭС: свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Кроме того, глава государства считает необходимым для стран ЕАЭС в текущем году провести работу по наращиванию количества секторов и отраслей, в которых будет осуществляться единая экономическая политика, усилить кооперацию в агропромышленном секторе с созданием совместных предприятий.

Причем для успешной реализации этих планов необходима тесная взаимосвязь между государственными органами, Евразийской экономической комиссией и бизнесом. Также необходимо создание механизма реализации совместных инфраструктурных проектов. При этом, по мнению кыргызской стороны, в этих вопросах необходимо расширение компетенции ЕЭК.

- В 2019 г. Кыргызстан председательствует в ОДКБ и ШОС. Каковы основные задачи Бишкека в данной роли, учитывая, что в новой редакции концепции внешней политики отмечается рост напряженности в мире, расширение масштабов международного терроризма и экстремизма и т.д.?

- Символично, что председательствование Кыргызстана в ОДКБ совпало с 20-летием Баткенских событий, когда бандформирования международных террористов вторглись на юг республики. Именно Кыргызстан стал первой страной в регионе, кто ощутил на себе реальность террористических угроз.

Это стало испытанием не только для Вооруженных сил молодой республики, но и экзаменом на обеспечение региональной безопасности для ОДКБ. И военные Кыргызстана, и страны ОДКБ в лице России, Казахстана, Армении и Таджикистана с честью выдержали это испытание, не позволив боевикам дестабилизировать обстановку в Ферганской долине.

Власти Кыргызстана заявляют, что республика заинтересована в год своего председательствования в том, чтобы совершенствовать механизмы противодействия вызовам и угрозам, развивать военный потенциал ОДКБ, в том числе и через разработку соответствующей материально-технической и законодательной базы. Также, по мнению Жээнбекова, в организации нужны правовые основания для дальнейшей кооперации оборонных предприятий и организаций в интересах обеспечения взаимных поставок продукции военного назначения.

Тенденция последних лет такова, что на Кыргызстан и региональную безопасность влияет обострение ситуации в Афганистане и политический кризис в Сирии, а также деятельность ИГИЛ (организация запрещена в России – прим. «ЕЭ»).

По оценке представителей силовых структур Кыргызстана, руководители ИГИЛ* открыто заявляют о своих ближайших целях – это нападение на страны Центральной Азии и СУАР Китая. Ими ведется сбор информации об уязвимых участках границ стран Центральной Азии. Помимо этого, идеологи террора адаптируют модели своих действий под политические и культурные реалии региона. Группировка наращивает свое присутствие в Афганистане, также решая задачи по перехвату и контролю наркотрафика, вербовке молодежи, функционированию лагерей подготовки будущих террористов и организации транзита боевиков.

Кроме того, в сферу внимания террористических и экстремистских группировок попала трудовая миграция стран ЕАЭС, которую деструктивные силы, прежде всего, вербовщики ИГИЛ*, активно пытаются переформатировать под свои цели.

Используя экономический характер этих процессов, они стараются завлечь трудящихся в экстремистские и террористические группировки, с тем чтобы в будущем использовать этот ресурс для дестабилизации обстановки в странах ЕАЭС, учитывая, что трудовая миграция является одним из ключевых элементов данного союза.

В этой связи два года назад официальными и экспертными структурами Кыргызстана было инициировано проведение Бишкекского антитеррористического форум стран ЕАЭС, где участники организации обсуждают наиболее актуальные вопросы и пути обеспечения безопасности.

Продолжение следует.


Беседовал Евгений Погребняк, Джалал-Абад (Кыргызстан)


*ИГИЛ (ИГ, Исламское государство) – запрещенная в России террористическая организация.

Загрузка...
Комментарии
09 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минск и Москва продолжают согласование спорных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics