22 Февраля 2022 г. 09:44

Вхождение Армении в Союзное государство: за и против

/ Вхождение Армении в Союзное государство: за и против
Вхождение Армении в Союзное государство: за и против
Фото: © Sputnik / Асатур Есаянц

Прогноз президента Беларуси о будущем вхождении Армении в Союзное государство вызвал в Ереване негодование. Минску был заявлен официальный протест. В парламенте Армении подчеркнули отсутствие дискуссий о подобном формате интеграции. Позже МИД Беларуси пояснил, что президент вел речь об ускорении интеграционных процессов на постсоветском пространстве в целом. По словам главы ведомства, все идет к тому, что пример Минска и Москвы сделает Союзное государство притягательным для других стран. Почему Армении невыгодно отметать более тесную интеграцию с Россией, и что мешает вопросу стать реальной частью повестки, проанализировал эксперт исследовательского института «Политэкономия», политолог Бениамин Матевосян.

«Посла Беларуси вызвали в МИД из-за слов Лукашенко», «Депутаты от правящей фракции с трибуны парламента жестко раскритиковали президента Беларуси», «Глава МИД прокомментировал слова белорусского президента». Читая эти строки, может создаться впечатление, что речь идет о новом витке политического кризиса в отношениях, например, Беларуси и Литвы. Но в действительности все указанные события относятся к актуальной повестке отношений между официальными Ереваном и Минском.

Президент Беларуси Александр Лукашенко в беседе с журналистом Владимиром Соловьевым, комментируя возможные перспективы присоединения новых стран к Союзному государству России и Беларуси, заявил, что «Армении деваться некуда». «Вы думаете, они кому-то нужны? Никол Воваевич [Пашинян] это увидел», – отметил он.

Именно эти слова и вызвали ажиотаж в армянском общественно-политическом поле, именно эти слова («своеобразные», как охарактеризовал их глава МИД Армении Арарат Мирзоян) стали поводом для резких оценок со стороны представителей армянской власти.

Внутриполитические дивиденды и неконструктивные дискуссии


Слова белорусского лидера действительно не вписываются в рамки дипломатических протоколов и объективно могут вызвать ответную реакцию в армянском обществе. Тем более, если представлять их в отрыве от контекста (что в основном и делалось). Однако и в этом случае парадокс армянской деятельности заключатся в том, что уже более полутора лет официальные лица из Баку позволяют себе высказываться в намного более резких, намного более негативных тонах, но находящаяся у власти в Армении команда игнорирует подобные заявления. В случае со словами белорусского лидера ситуация оказалась иной и была воспринята властью как шанс уйдя от субстантивной дискуссии перевести все в разряд межличностных отношений. Также все это было воспринято как шанс набрать внутриполитические дивиденды.

Формулировки Лукашенко по части Армении дали Пашиняну возможность, использовав свое большинство в Национальном Собрании, сделать основной мишенью для критики белорусского лидера. Правящая фракция нещадно критиковала Лукашенко. Все та же фракция, которая в ноябре 2021 г. критиковала Россию и ОДКБ, угрожая найти «новых внешнеполитических партнеров», сегодня, критикуя Лукашенко, проявляет «заботу об интересах РФ». Из ее рядов слышны заявления о том, что «подобными высказываниями Лукашенко оказывает медвежью услугу Москве». Но все это эмоции, которые исходят из специфики армянской внутриполитической действительности и не очень связаны с Лукашенко и его оценками касательно перспектив Армении в Союзном государстве.

Однако помимо эмоциональной составляющей произошедшего нужно отметить, что интервью белорусского президента и последовавшие за ним события вновь активизировали в армянском обществе обсуждения перспективы присоединения к Союзному государству России и Беларуси.

Как видно из вышесказанного, конструктивной и субстантивной дискуссии по вопросу о потенциальном вступлении Армении в Союзное государство не получилось, и единственным высокопоставленным чиновником, который прямо прокомментировал данный вопрос, был секретарь Совбеза Армении Армен Григорян. После очередного заседания правительства в беседе с журналистами он заявил о том, что в повестке Армении нет вопроса вступления в Союзное государство. Однако вопрос действительно заслуживает досконального изучения, чтобы по нему были высказаны различные точки зрения и учтены все нюансы.

Союзное государство и армянская специфика


Местные сторонники вступления Армении в Союзное государство России и Беларуси в поддержку своей идеи в основном приводят экономические доводы. Приводя в пример российско-белорусское сотрудничество, они говорят о том, что официальный Ереван, как и Минск, сможет рассчитывать на целый ряд экономических, финансовых, энергетических преференций и успехов.

Так, согласно данным, опубликованным в аналитическом докладе «Союзное государство Беларуси и России», в 2020 г. на долю России приходилось 47,9% всего товарооборота Беларуси, в том числе 45,2% экспорта (в 2019 г. –41,5%) и 50,2% импорта (в 2019 г. –55,8%). Беларусь по итогам 2020 г. вошла в тройку крупнейших торговых партнеров России. Инвестиции из России в реальный сектор экономики Беларуси (без банков) в 2020 г. составили $3,5 млрд (41% от общего объема инвестиций в республику). Беларусь в 2020 г. экспортировала продукции машиностроения на $5,6 млрд, 65% поставок пришлось на Россию. И таких впечатляющих цифр, подтверждающих благоприятное воздействие формата Союзного государства на экономику Беларуси, можно привести множество.

Однако эта ситуация имеет очень существенный нюанс, и заключается он в следующем: Российской Федерации удается быть медиатором в отношениях между Арменией и Азербайджаном, посредником по переговорному процессу в рамках Минской группы ОБСЕ, удалось ввести свой миротворческий контингент в Арцах благодаря тому, что Россия не является стороной конфликта. Если Армения сегодня присоединится к Союзному государству, то Азербайджан, подталкиваемый своим стратегическим партнером Турцией, может потребовать не только изменения переговорного формата по Карабаху, но и вывода российского миротворческого контингента из Арцаха.

Иными словами, до урегулирования конфликта, до обретения Нагорным Карабахом окончательного, международно признанного статуса присоединение Еревана к формату Союзного государства чревато проблемами на Карабахском направлении.

Годами официальный Ереван отказывался менять формат переговоров (о чем говорили власти Азербайджана) и вовлекать в него Турцию, ссылаясь именно на то, что Анкара не может быть беспристрастным медиатором в данном конфликте и, следовательно, не должна быть допущена к столу переговоров. Течение времени, события 44-дневной войны и подписание Анкарой и Баку «Шушинской декларации» только подтвердили обоснованность этого тезиса. При этом все возникает легитимный вопрос: если Армения не собирается вступать в Союзное государство, если такого вопроса «нет в повестке дня официального Еревана», то как в Армении видят модернизацию своей системы безопасности, особенно в условиях консолидации военной угрозы вокруг Армении?

Что такое «Шушинская декларация»?


Говоря о «консолидации угрозы», имеется в виду ратификация парламентами Азербайджана и Турции «Шушинской декларации». Она, по сути, является пактом военно-политического союза и полностью носит антиармянский характер. Декларация ставит в ранг государственных задач для Баку и Анкары попрание территориальной целостности Армении и предоставление Турции и Азербайджану экстерриториального «Зангезурского коридора» – пути коммуникации, который по территории Армении будет связывать Азербайджан с Нахиджеванской автономной областью (а в действительности может стать самым коротким маршрутом, связывающим наземным способом Азербайджан и Турцию).

Декларация предусматривает, что страны продолжат совместные усилия по модернизации вооруженных сил. В ней также отражены договоренности сторон «проводить совместные консультации, оказывать друг другу помощь в случае угрозы со стороны третьего государства против суверенитета, независимости, территориальной целостности одной из двух сторон». И если перевести эти формулировки на более понятный язык, то в случае начала новой войны между Арменией и Азербайджаном Турция, ссылаясь на пункты этой декларации, официально может вступить в эту войну на стороне Баку.

Или, если завтра Азербайджан решит спровоцировать войну против Арцаха под видом «антитеррористической операции», то по просьбе Баку Турция официально может направить свои войска в Арцах.

Если учесть, что Турция является членом НАТО, то получится, что в случае войны между Арменией и Азербайджаном или Арцахом и Азербайджаном НАТО как организация тоже может ввязаться в конфликт. Фактически, это означает, что Азербайджан становится негласным членом НАТО. Иными словами, НАТО, как организация, не неся никакой ответственности за действия Азербайджана, может при «посредничестве Турции» оказаться втянутой в войну на Южном Кавказе.

Итог


Если все это перенести в контекст нашумевшего интервью Александра Лукашенко и остановиться на том, что контекст высказываний белорусского президента был связан и с формированием общей зоны безопасности, становится очевидно, что армянские реалии диктуют как минимум необходимость серьезных дискуссий, касающихся дальнейшего формата защиты армянской территориальной целостности.

Обсуждения эти актуальны, ведь если до «бархатной революции» Армения самостоятельно защищала Арцах и армяно-азербайджанскую границу, и лишь армяно-турецкий участок границы защищался совместно с российскими пограничниками, то сейчас, при революционной власти, Армения фактически отдала защиту трех из четырех своих границ России.

Более того, если Россия не вмешивается в происходящее в тот или иной период в той или иной локации (как это было в ноябре 2021 г. вблизи города Джермук) власти Армении высказывают откровенные претензии своему стратегическому союзнику, и в случае невыполнения своих желаний угрожают найти «новых внешнеполитических партнеров».

Дискуссии о форматах обеспечения безопасности как самой Армении, так и всего Евразийского пространства не только не будут утихать, но и будут становиться все более и более системообразующими в общемировой и региональной повестке.


Бениамин Матевосян, эксперт исследовательского института «Политэкономия», политолог

Загрузка...
Комментарии
20 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

США проецируют на Россию и Китай собственные имперские амбиции.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

11%

составил рост товарооборота Казахстана со странами ЕАЭС в номинальном выражении в январе-марте 2022 г. по отношению к аналогичному прошлогоднему периоду – Бюро нацстатистики Казахстана

Mediametrics