04 Июня 2019 г.

Воронецкий: «Восточная политика Евросоюза не достигла своих целей»

Воронецкий: «Восточная политика Евросоюза не достигла своих целей»
Фото: neweurope.eu

Восточная Европа долгое время находилась на перекрестке интересов великих держав: прежде – Советского Союза и США, в наше время – ЕС, России и США. Желание Евросоюза перевести регион в европейскую систему ценностей недостаточно учитывало интересы стран-участниц Восточного партнерства, и в итоге привело к деструктивным результатам, ухудшив международную обстановку и  создав новые угрозы безопасности. О том, что именно ЕС делал не так и каковы сейчас настроения в Восточной Европе, а также о том, кто может помочь России и Западу найти общий язык, корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал белорусский дипломат, председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Республики Беларусь Валерий Воронецкий.

– Валерий Иосифович, как Вы можете оценить состояние текущих процессов в Восточной Европе?

– Невозможно рассматривать ситуацию в Восточной Европе вне контекста происходящего в мире в целом. А сегодня уже очевидно, что мы являемся свидетелями нарастающего системного кризиса в международных отношениях, вызванного нарушением сложившегося в мире баланса сил в результате распада СССР.

На наших глазах разворачивается бескомпромиссная борьба за глобальное господство.

Происходит перераспределение сфер военно-политического и экономического влияния в мире. Обостряются противоречия и конфронтация между ведущими державами, увеличивается дефицит доверия между ними. Нарастают конфликты по линиям США – Китай, США – Россия.

Борьба, которую Соединенные Штаты вели за собственное глобальное доминирование после распада СССР – чтобы не допустить появления новых центров силы, способных приблизиться к США по мощи и угрожать их интересам – не принесла им желаемого результата. На фоне динамичного развития Китая и Азии в целом ослабевают позиции Запада, который становится все менее коллективным. На наших глазах углубляются разногласия между США и их союзниками, в первую очередь Европейским союзом, который стремится играть на международной арене более самостоятельную роль.

Делать ему это становится все сложнее – ЕС переживает в настоящее время нелегкие времена. На фоне негативных последствий миграционного кризиса и Brexit внутри Евросоюза обостряются противоречия, наблюдается «разбалансировка» интеграционного объединения. В последние годы отчетливо проявился конфликт между «старыми» и «новыми» государствами-членами ЕС. Брюссель все чаще использует в отношении последних санкционные меры. Достаточно вспомнить примеры Венгрии и Польши.


Председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Республики Беларусь Валерий Воронецкий. Фото: teleskop-by.org.

– Если подробнее рассмотреть основных акторов на международной арене, какие тенденции развития их взаимоотношений можно выделить?

– Надо понимать, что упомянутые выше противоречия между ведущими центрами силы носят объективный характер и связаны с их конкурентной борьбой за доминирование и укрепление собственных геополитических позиций в мире. В этой связи достаточно легко спрогнозировать дальнейший рост напряжения между США и Китаем: две ведущие экономики ведут борьбу за доступ к рынкам, ресурсам, транспортным артериям, за собственное конкурентное доминирование. Имеющийся между ними конфликтный потенциал не исчезнет, даже если стороны будут готовы к компромиссам и достижению взаимопонимания по тем или иным спорным вопросам. Поэтому следует ожидать, что геополитическое противостояние между ними будет нарастать.

По американо-российским отношениям мы также видим, что их эскалация продолжается. Двустороннее взаимодействие и круг вопросов, по которым Россия и США ведут диалог, сократились до минимального уровня. Признаки, свидетельствующие о том, что ситуация здесь может в ближайшей перспективе измениться к лучшему, пока не просматриваются.

Ввиду того, что у Европейского союза имеются свои геополитические интересы, отличные от стратегических интересов США, следует ожидать, что отношения между ними в условиях обостряющегося противостояния в мире будут осложняться.

На этом фоне взаимодействие между Китаем и Россией, Китаем и ЕС, Россией и ЕС ввиду совпадения на современном этапе определенных интересов на региональном и глобальном уровнях обладают потенциалом конструктивного развития. Другое дело, смогут ли упомянутые ведущие акторы этим воспользоваться и в какой мере?

– Получается, что тенденции складываются весьма негативно. А существует ли вероятность улучшения ситуации?

– К сожалению, пока мы не можем говорить о том, что виден свет в конце туннеля. Пока нет оснований утверждать, что в ближайшее время появится какой-либо позитив в отношениях между конфликтующими сторонами и начнется поиск путей преодоления конфронтации и выхода из кризиса. В такой ситуации тем более своевременной и актуальной становится инициатива Президента Республики Беларусь о запуске нового переговорного процесса по типу Хельсинского.

– Вы считаете, что Беларуси, как небольшому государству (на фоне России, США и Китая) удастся донести идею о необходимости прекращения конфронтаций до ведущих стран. Почему?

– Вы знаете, по моим наблюдениям, в последнее время эта идея находит все большее понимание среди европейских политиков, парламентариев и экспертов. Никто ведь не говорит о том, что те принципы взаимоотношений между государствами, которые были сформулированы в Хельсинском Заключительном акте участниками совещания, каким-то образом устарели и что их нужно заменить, об этом речь не идет. Уверен, что дух и буква обязательств в целом будут сохраняться. Более того, суверенное равенство, неприменение силы или угрозы силой, нерушимость границ, территориальная целостность, мирное урегулирование споров, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, выполнение международно-правовых обязательств и другие – эти принципы межгосударственных отношений становятся актуальными как никогда.

Но надо понимать, что Хельсинкский Заключительный акт, закрепивший политические и территориальные итоги Второй мировой войны, подписывался совсем в иных геополитических условиях, нежели мы имеем сегодня.

Сегодня нет СССР, ГДР, Югославии, Чехословакии: на карте мира появились новые государства. А с ними – и новые границы, новый баланс сил. И это – одна из причин той турбулентности, с которой сегодня сталкиваются все.

Очевидно, что происходящие в мире в целом и на пространстве ОБСЕ в частности процессы требуют своего переосмысления и анализа. Ведущие державы и все заинтересованные государства просто обязаны собираться и вести диалог, направленный на укрепление доверия и взаимопонимания, выходить на ту модель нового миропорядка, которая бы устраивала большинство международных игроков. Думаю, что в этом отношении перспектива реализации белорусской инициативы имеет хорошие шансы. А иначе, что взамен?

Хотел бы подчеркнуть, что за годы независимости мы сохранили взаимоуважительные, прагматичные и партнерские отношения практически со всеми своими соседями, у нас нет территориальных конфликтов, мы работаем на укрепление мира, совместимости, сплоченности и безопасности не только в региональном, но и глобальном измерении.

Наше государство выступает на международной арене с объединительной повесткой. И здесь важно отметить, что такое взвешенное и ответственное поведение имеет объективную природу и определяется нашими национальными интересами.

Все это в итоге и объясняет востребованность Минска, как надежной миротворческой площадки и повышает его значимость в региональной и мировой политике как донора стабильности и безопасности.

И, заметьте, в этом нет ничего специфического. Очевидно, что в условиях нарастания международной конфронтации увеличивается значение и роль государств, которые могут предложить объединительную повестку и играть важную роль доноров стабильности и безопасности в своих регионах и мире в целом.

Я уже говорил как-то в одном из своих интервью, что пример суверенной Беларуси, находящейся на границе геополитического противостояния и сохранившей при этом конструктивные и дружеские отношения со всеми своими соседями, мог бы рассматриваться в качестве модели для выстраивания новой архитектуры европейской и глобальной безопасности. И сегодня политики и эксперты начинают все больше понимать ценность именно такой, независимой и миролюбивой Беларуси для обеспечения мира и безопасности в Европе.

– Как Вы видите развитие нашего региона, возможности разрядки и интеграции в нем?

– Вопрос очень сложный и многогранный. Ситуация в восточно-европейском регионе обусловлена прежде всего его географическим и геостратегическим положением. Долгое время он находился на пересечении важнейших геополитических интересов. В последние десятилетия – прежде всего США, ЕС и России. И хотя сегодня здесь уже заметно влияние и других растущих мировых игроков, расстановка сил пока кардинально не изменилась. И каждый из них ведет свою игру.

Возьмем, к примеру, восточную политику Европейского союза. Очевидно, что Европейский союз заинтересован в укрепления собственных позиций в нашем регионе, повышении безопасности и стабильности на восточных границах Евросоюза и, в конечном итоге, увеличении конкурентоспособности и влияния ЕС в мире. Под эти цели была разработана и инициатива Восточного партнерства.

Сегодня, исходя из реальной ситуации, которую мы наблюдаем, анализируя состояние дел в Евросоюзе и его отношения со своими восточноевропейскими соседями (в первую очередь с Россией); рассматривая положение дел в нашем регионе (в том числе в странах Восточного партнерства), мы можем констатировать, что восточная политика ЕС не достигла своих целей. Более того, безопасность и стабильность в нашем регионе, на восточных границах ЕС, оказалась подорванной и таит в себе определенные угрозы и для самого Евросоюза.

– Почему же так произошло?

– Как представляется, в своей политике Евросоюз с самого начала не учитывал геополитический контекст развития нашего региона. Стремление ЕС сформировать его, исходя из своих интересов и ценностей, не принимая во внимание в должной мере интересы самих стран-участниц Восточного партнерства и России, которая, так же как и ЕС, объективно имеет здесь свои стратегические интересы, привело к их столкновению. В итоге это вылилось в обострение кризиса в Украине и вокруг нее. А до того, как мы знаем, произошли вооруженные конфликты и в других горячих точках восточноевропейского региона. Возникшее в результате геополитическое напряжение в отношениях между ЕС и Россией наносит серьезный ущерб и самому Европейскому Союзу, и России, и конкурентоспособности и безопасности Европы в целом. Более того, оно негативно сказывается на скорости преобразований в восточноевропейских государствах. Ведь наши страны объективно заинтересованы в наращивании сотрудничества не только с ЕС, но и с Россией.

И это только взгляд на ситуацию в нашем регионе без учета влияния на нее реализации США собственной стратегии по сдерживанию России, Китая, других растущих центров силы, расширения НАТО на Восток и др.

– В последнее время отношения между Европейским союзом и Беларусью начинают улучшаться, что вызывает опасения у нашего восточного соседа – России. Что Вы думаете об этом?

– То, что сегодня между Беларусью и Евросоюзом улучшаются отношения, и то, что мы становимся для Евросоюза значимым партнером в регионе как раз свидетельствует о том, что у ЕС начинает складываться более прагматичное и реалистичное понимание целей и задач своей восточной политики. Хотелось бы верить, что она направлена на консолидацию Большой Европы и повышение ее конкурентоспособности перед лицом глобальных угроз.

Думаю, что сегодня еще есть шанс, что Россия и ЕС смогут уйти от политики конфронтации и борьбы за сферы влияния в нашем регионе и выйти на диалог, сотрудничество и взаимодействие в интересах не только всей Европы, но и Евразии.

Беларусь, понимая свою ответственность за будущее Европы и исходя из собственных национальных интересов, предлагает и ЕС, и своему союзнику России воспользоваться этим шансом в интересах процветания нашего региона, обеспечения его стабильности, безопасности и конкурентоспособности.

Конечно, это будет не просто: в результате борьбы за сферы влияния слишком много накопилоcь между сторонами неразрешенных проблем, увеличился дефицит доверия между ними. Но если мы не выйдем на сотрудничество и взаимодействие, не справимся с конфликтами, то тогда ни о каких перспективах региональной интеграции здесь говорить не придется. Поэтому Беларусь жизненно заинтересована в том, чтобы Россия и Евросоюз находили все больше точек для взаимодействия и сотрудничества, в том числе с использованием нашего потенциала.

Для нас единственно приемлемый вариант развития общеевропейской ситуации – взаимопонимание и сближение России и Евросоюза, единственно правильная политика и стратегия – добрые, взвешенные, конструктивные отношения и с Россией, и с Европейским союзом.


Беседовала Ксения Волнистая

Загрузка...
Комментарии
11 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Парламентские выборы откроют новый политический цикл в Беларуси.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$335,5 млн

составила сумма сделок, заключенных на полях Первого Каспийского экономического форума. Всего было заключено 72 различных соглашения

Mediametrics