27 Августа 2021 г. 07:39

В Закавказье обостряется конкуренция между Турцией и Ираном вокруг транспортных коридоров

/ В Закавказье обостряется конкуренция между Турцией и Ираном вокруг транспортных коридоров
В Закавказье обостряется конкуренция между Турцией и Ираном вокруг транспортных коридоров
Фото: kazache.ru

5 августа премьер-министр Армении Никол Пашинян встретился с новым президентом Ирана Эбрахимом Раиси. Темой переговоров стало экономическое сотрудничество, в частности, строительство автомагистрали Север-Юг и высоковольтных ЛЭП между странами. Этот транзитный коридор приобретает все большее значение в свете усиления активности Турции в регионе, провоцирующей эскалацию напряженности в Закавказье. Как сложившаяся ситуация повлияет на взаимодействие Еревана и Тегерана, спрогнозировал профессор Российско-Армянского университета, президент НКО «Институт энергетической безопасности» Ваге Давтян.

На фоне происходящих на наших глазах геополитических трансформаций на Южном Кавказе армяно-иранские отношения требуют особого осмысления, что обусловлено возрастающей ролью Тегерана в формируемой региональной архитектуре. В этой связи, учитывая ключевое значение геоэкономической и, в частности, инфраструктурной составляющей в указанных трансформациях, диалог Еревана с Тегераном должен выстраиваться вокруг создания стратегических транспортных и энергетических коммуникаций, нацеленных на углубление интеграционных процессов. При этом речь идет как о двусторонней, так и многосторонней интеграции.

Под последней прежде всего следует понимать развитие торгово-экономического взаимодействия Ирана с ЕАЭС с использованием как морских коммуникаций, пролегающих через Каспий, так и сухопутных – через Армению. Однако наблюдаемая сегодня в регионе и возрастающая изо дня в день напряженность, обусловленная столкновением интересов международных акторов, не позволяет обеспечить гармоничную и беспрепятственную интеграцию. В свою очередь, Армения, будучи бенефициаром указанной интеграции, продолжает пребывать в состоянии поствоенного шока, что сказывается как на политической, так и экономической стабильности в республике. И хотя армяно-иранские отношения продолжают декларироваться Тегераном и Ереваном как конструктивные, на уровне реальной политики эти отношения выделяются комплексом проблем. Однако прежде чем обратиться к самим проблемам, дадим краткую характеристику армяно-иранского экономического сотрудничества.

Торговля Армении и Ирана


За последние годы товарооборот между странами находился в районе $400 млн. В I полугодии 2021 г. он составил около $225 млн, тогда как в аналогичный период 2020 г. – $177 млн. Рост, таким образом, составил 26,6%. При этом в начале текущего года министерство экономики Армении заявило о возможности повышения товарооборота с Ираном в 2,5 раза до конца года с доведением до $1 млрд. Учитывая указанные выше тенденции, а также показатели за первое полугодие, достижение такого уровня представляется практически невозможным. Однако с учетом того, что риторика армянской стороны относительно увеличения товарооборота в целом совпадает с риторикой Тегерана (о готовности довести товарооборот до $1 млрд заявил также министр экономики Ирана Дежпасанд), можно считать, что это – часть выстраиваемой Тегераном экономической дипломатии, цель которой – продемонстрировать прочим акторам в регионе (прежде всего, Турции) свои стратегические амбиции.

В настоящее время Армения ввозит из Ирана сжиженный газ, нефтепродукты, полимеры, цемент, стройматериалы, овощи и фрукты. Ключевая статья армянского экспорта в иранском направлении – электроэнергия (примерно 1,5 млрд кВт*ч в год). Что касается других видов товаров, то их экспорт ограничен, во-первых, в связи с примененными на иранском рынке жесткими защитными мерами, во-вторых, с отключением Ирана от системы межбанковских переводов SWIFT.

В целом можно констатировать, что при благоприятной международной обстановке и грамотной диверсификации межгосударственных коммуникационных систем товарооборот между Арменией и Ираном располагает потенциалом роста, прежде всего – в сфере энергетики. Здесь страны имеют необходимую инфраструктурную базу, использование которой по сей день происходит частично, что имеет как политическое, так и экономическое объяснение.

Энергетическое сотрудничество


Речь, прежде всего, идет о ключевом, наиболее удавшемся армяно-иранском проекте – газопроводе «Иран-Армения», запущенном в эксплуатацию в 2007 г. Располагая пропускной способностью в 2,3 млрд куб.м в год, в последние годы газопровод использовался в лучшем случае на 30%. Известно, что поставки осуществляются в рамках встречной торговли – бартерной сделки «1 куб.м газа в обмен на 3 кВт*ч электроэнергии». Однако учитывая влияние на армянском газотранспортном рынке российского капитала (газотранспортная система республики, включая армянский участок самого газопровода «Иран-Армения» находится на балансе «дочки» ПАО «Газпром» – ЗАО «Газпром Армения»), выстраивать армяно-иранский энергетический диалог в обход российской стороны представляется сложным. С другой стороны, будучи монополистом, «Газпром Армения» все же обязуется предоставить инфраструктуру для поставок в Армению более дешевого газа, в том числе иранского.

Известно, однако, что в основу указанной выше бартерной сделки заложена цена примерно в $165 долл. США за 1000 куб.м, то есть столько, сколько составляет цена на поставляемый в Армению российский газ. Правда, известны случаи, когда иранская сторона заявляла о готовности поставлять газ в Армению по низкой цене, однако дальше политической риторики дело не заходило. Наконец, следует принять во внимание также геополитический фактор, а именно: армянский рынок газа располагает весьма скромными потребительскими объемами (1,8-2 млрд куб.м в год), ради которых Тегеран вряд ли будет готов вступить в конкуренцию с российским «Газпромом».

Что касается поставок электроэнергии из Армении, то, учитывая возрастающий дефицит в Иране, данное направление может стать одним из ключевых в рамках межгосударственной повестки.

Как известно, Иран традиционно испытывает дефицит в своих северных, приграничных с Арменией провинциях. Здесь он оценивается в районе 2500 МВт в год. Однако в последнее время дефицит начал проявляться по всему Ирану, что преимущественно связано с активизацией майнинга криптовалют – процесса весьма энергоемкого. В результате уже этим летом иранские власти были вынуждены пойти на крайние меры, направленные на сокращение потребления электроэнергии, в том числе путем ограничения поставок на промышленные объекты, деловые центры, банки и прочее.

Коридор «Север-Юг»


Казалось бы, складывается достаточно благоприятная ситуация для увеличения поставок электроэнергии из Армении. Однако поставки продолжают оставаться на том же уровне, что имеет несколько причин. Во-первых, ключевым поставщиком электроэнергии на иранский рынок является Туркменистан, а после 2018 г. свои позиции здесь начал укреплять также Азербайджан. Растет конкуренция, в которой Армении сегодня достаточно сложно себя проявить, учитывая кризис в отечественной экономике и, в частности, высокую себестоимость производимой электроэнергии.

Во-вторых, крайне медленными темпами осуществляется строительство 3-й высоковольтной ЛЭП Иран-Армения, призванной увеличить взаимные перетоки между странами с 300 до 1400 МВт. Среди причин отставания от графика обычно отмечаются пандемия коронавируса, а также война в Карабахе. Что ж, оба этих фактора действительно на время парализовали ряд проектов, реализуемых в Армении (в том числе модернизацию АЭС, строительство нового блока Ереванской ТЭС и прочее), но согласно проекту, ЛЭП должна была быть сдана в эксплуатацию еще зимой 2019 г.

Сегодня власти Армении заявляют о новом дедлайне – 2022 г. В условиях возрастающей конкуренции за иранский электроэнергетический рынок подобное промедление является недопустимым.

Точно так же недопустимо откладывание строительства новой ЛЭП с Грузией, которая рассматривается как продолжение ЛЭП Иран-Армения в рамках международного электроэнергетического коридора «Север-Юг» (Иран-Армения-Грузия-Россия). Складывается ситуация, в которой Армения постепенно теряет внешние электроэнергетические рынки, на которых некогда была весьма активной.

Впрочем, «Север-Юг» – это не просто электроэнергетический коридор. Это геополитическая стратегия, включающая в себя в том числе электроэнергетическую компоненту, которая на пути своей реализации встречает множество преград и конкурентов. «Север-Юг» – это артерия, призванная обеспечить связь по логистике Северная Европа – Черное море – Южный Кавказ – Иран – Персидский залив – Индийский океан. И в этой логистике формирование устойчивой транспортной коммуникации между Арменией и Ираном является стратегической необходимостью. Прежде всего – для Еревана, вставшего сегодня перед судьбоносным выбором: либо интеграция в «Север-Юг», либо – в «Восток-Запад», активно навязываемый Анкарой и Баку.

Противостояние Турции


Интересы Тегерана здесь очевидны. Их достаточно ясно обозначил министр иностранных дел Джавад Зариф во время своего визита в Ереван в мае текущего года. Он недвусмысленно дал понять, что в интересах Ирана и Армении – налаживание железнодорожной связи по линии Тегеран – Джульфа – Ерасх – Ереван – Тбилиси – Черное море. Очевидно, что маршрут этот в корне противоречит турецко-азербайджанской транспортной стратегии, нацеленной на формирование «мегринского коридора» через армянский Сюник с выходом на Нахичевань. Отсюда – с каждым днем возрастающая активность азербайджанских вооруженных сил в районе армянского Ерасха, занимающего важную позицию в коридоре «Север-Юг». Другой ключевой бенефициар коридора – Индия – устами своего посла в Иране также заявила о необходимости подключения Армении к данной транспортной артерии.

Сегодня на повестке – подписание мирного договора между Арменией и Азербайджаном, включающего в себя демаркацию и делимитацию границ, признание Арменией территориальной целостности Азербайджана в новых границах, а также разблокирование коммуникаций.

В Иране понимают: если договор будет подписан и разблокирование транспортных связей будет осуществлено по сценарию «Восток-Запад», дальнейшего усиления влияния Анкары, роста ее экономической и, в конечном итоге, культурно-политической экспансии на Южном Кавказе не избежать. И в этом смысле интересы Армении и Ирана сегодня совпадают как никогда.

Следовательно, активизация строительства ЛЭП Иран-Армения и Армения-Грузия, транзитной автомагистрали «Север-Юг» (Иран-Армения-Грузия), равно как и создание условий для эффективной работы зоны свободной торговли «Мегри» на армяно-иранской границе должны рассматриваться в качестве приоритетных направлений деятельности армянских властей. Более того, представляется необходимым также постепенное возвращение в межгосударственную повестку таких значимых, однако подзабытых проектов, как Мегринская ГЭС, нефтепровод Тебриз-Мегри, а также нефтепереребатывающий завод на границе.

Конечно, для реализации столь масштабных проектов необходима региональная стабильность, взаимное доверие и экономический потенциал, однако для развития двусторонних отношений и их наполнения солидным содержанием проекты эти более чем выигрышны.


Ваге Давтян, доктор политических наук, профессор Российско-Армянского университета, президент НКО «Институт энергетической безопасности»

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

56%

россиян считают необходимым усиливать экономическую интеграцию между Россией и Беларусью – ФОМ

Mediametrics