Борис Лесун

12 Февраля г.

«В регионах Беларуси начался бум подготовки программистов»

«В регионах Беларуси начался бум подготовки программистов»
Фото: onliner.by

IT-отрасль в Беларуси в последние годы не просто стремительно развивается. Такие белорусские продукты, как онлайн-игра World of Tanks, мессенджер Viber и оффлайн карты MAPS.ME, известны во всем мире. Сегодня профессия программиста привлекает даже выпускников гуманитарных факультетов. Как развивалась кузница «айтишников» в крупнейшем университете Беларуси? К чему приведет разница подходов к регулированию ИТ-сферы в Беларуси и России? На эти вопросы в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» ответил заместитель декана факультета переподготовки и повышения квалификации Института повышения квалификации и переподготовки в области технологий информатизации и управления Белорусского государственного университета Борис Лесун.

- Борис Владимирович, Беларусь в последние годы активно продвигает новые технологии. Однако «Институт повышения квалификации и переподготовки в области технологий информатизации и управления» был создан еще в 1987 г. Как менялся институт и спрос на переподготовку и повышение квалификации?

- Когда институт только создавался, он назывался «спецфакультет переподготовки по прикладной математике и ЭВМ БГУ». В 1990-е гг. были очень популярны специальности «экономическая кибернетика» и «актуарная математика». Это была переподготовка в основном для финансовой сферы с изучением программирования, в первую очередь для банков и страховых компаний. Количество первых слушателей-выпускников по специальности «экономическая кибернетика» достигало нескольких сотен человек, и трудоустроились они в финансовые структуры.

Постепенно менялись требования рынка и экономики, институт готовил востребованных специалистов и проводил курсы повышения квалификации. Последние десять лет стала очень востребована тема информационной безопасности, и появилось много слушателей на коротких программах повышения квалификации по данной теме.

Хочется отметить, что в БССР была мощная школа подготовки образованных кадров по естественно-научным, техническим, технологическим и другим отраслям народного хозяйства, в том числе по программированию. Все это позволило создать в короткие сроки множество белорусских IT-компаний, которые начали развиваться, и быстро стали конкурентными и востребованными на международном рынке. Соответственно, повысился спрос на программистов и других специалистов в IT-области.

Несколько лет назад в институте возрос спрос и, как следствие, набор на переподготовку, связанную с информационными технологиями. Это две специальности – Проектирование программного обеспечения информационных систем с квалификацией «программист» и Программное обеспечение информационных систем с квалификацией «инженер-программист».

В настоящее время усилилось влияние цифровизации во всех отраслях. Предметники, отучившиеся у нас, являются связующим звеном между своей отраслью и IT. Поэтому на первую специальность нет «входного фильтра», то есть там могут учиться люди с любым высшим образованием. На специальность «инженер-программист» принимаются люди только с инженерным, естественным или экономическим образованием. В целом у людей есть выбор, идти на программиста или инженера-программиста, в зависимости от их предварительной подготовки и желания.

- Каков портрет среднестатистического слушателя на ваших программах?

- По специальности «инженер-программист» около 30% составляют экономисты и бухгалтеры, еще 30% – это выпускники технических вузов, связанных с программированием (Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники, Белорусский государственный технологический университет Белорусский национальный технический университет). 30% – выпускники химфака, физфака и других естественнонаучных специальностей БГУ и около 10% – это правоведы. То есть в основном те, у кого была высшая математика при получении первого образования.

Среди слушателей по специальности «программист» нет никакой закономерности. Это люди, которые учились на абсолютно разных направлениях: лингвисты, философы, историки. Есть также «технари» и физики. Они решили войти в сферу IT, но при этом быть руководителями бизнес-процессов, руководителями групп.

Это более широкая специальность, в которой наравне с языками программирования достаточно много времени уделяется бизнес-анализу, проектированию информационных систем, разработке бизнес-процессов, управлению людьми, психологии в команде.

- Появление выпускников гуманитарных направлений тоже связано с ростом популярности IT в Беларуси?

- Конечно. Во-первых, люди захотели перейти в IT-отрасль, потому что появляется все больше статей, где пишут о том, что востребованы именно гуманитарии, и отрасль задыхается без мозгов с гуманитарной направленностью. Есть много «технарей», которые обладают более индивидуалистическим складом ума, а нужны люди, которые объединяют, управляют, направляют. IT-отрасль в Беларуси уже настолько развилась, что начала «высасывать» кадры изо всех отраслей индустрии.

Нельзя сказать, что философ делает веб-сайт хуже или историк хуже делает бизнес-анализ какого-то процесса. У людей есть логика и здравый смысл. После окончания специальности «программист», где могут учиться все, было достаточно много успешных вхождений в бизнес-анализ, управление проектами, в тестирование много людей уходит. Те, кто без амбиций, сначала идут в отдел технического контроля на позицию тестировщика или замначальника отдела тестирования.

- Вы изучаете потребности регионов в специалистах определенных специальностей. Есть ли  закономерности, что в одном регионе требуются люди одних специальностей, а в другом – других?

- Регионы (в данном случае я имею в виду областные центры, где у нас есть филиалы) до текущего момента имели меньшую потребность в IT-специалистах.

Большой бум переподготовки по специальностям «программист» и «инженер-программист» в Минске начался лет 5-6 назад, а в регионы он пришел только сейчас.

Компании из IT-сферы открыли свои офисы в Гродно, Бресте, Витебске и начали активно искать людей. Но людям часто не хватало образования – они стали узнавать, как и где можно переподготовиться на инженера-программиста и на программиста не только по заочной, но и по вечерней форме обучения.

Сейчас в Гродно уже набирается группа. По бизнес-анализу там было запущено несколько курсов повышения квалификации, обучающих курсов. Я думаю, что через год-два в регионах будет точно так же, как и в Минске.

- Какие перспективы ждут сам Минск?

- Надеюсь, что будут пересмотрены планы развития, и, наконец, учтут потребности предприятий IT-сферы и уберут из образовательных программ первой ступени обучения невостребованные специальности, увеличив набор на существующие специальности IT-направленности. То есть если сейчас учатся 30 человек, то пусть их будет 100 человек, если учатся 100 человек, то пусть их будет 200 человек. Тогда не будет такой большой потребности в переподготовке.

- Какие перспективные проекты и разработки, которые сейчас разрабатываются в Беларуси, Вы могли бы отметить?

- В Беларуси сейчас очень много времени, сил и средств уделяется подготовке к выполнению декрета Президента «О развитии цифровой экономики», который полностью вступит в действие в ближайшее время. В Парке высоких технологий сейчас идет подготовка к изменению его формата – в его состав хотят привлечь образовательные учреждения.

Второе большое направление – это технология блокчейн, ее использование в экономике и повсеместное внедрение защищенных средств. Не стоит забывать и про информационную безопасность, в частности криптографию. Наш институт находится как минимум на острие двух из этих процессов – это информационная безопасность и образование. Пока мы присматриваемся, каким образом профессиональное сообщество сможет использовать технологию блокчейн.

- Как бы Вы оценили нынешнее сотрудничество Беларуси и России в IT-сфере?

- На мой взгляд, Беларусь и Россия практически не взаимодействуют в IT-сфере. Россия сама развивает эту отрасль, Беларусь – сама. У нас есть, например, продукты несколько известных компаний – «1С-СофтКлаб», «Галактика», это бухгалтерские программы, которые широко используются в Беларуси, антивирус Касперского, а также S-Terra-BEL – криптографическая защита сетевых решений.

Возможно, есть какие-то другие проекты, о которых я не знаю, но это очень маленькая доля рынка, потому что все белорусские компании работают в основном на ближнее и дальнее зарубежье, выполняют проекты для Европы, США, Австралии, Новой Зеландии и даже для ЮАР.

- Будет ли в перспективе сотрудничество Беларуси и России увеличиваться? Могут ли этому помешать разные подходы к тем или иным вещам, например, к биткоинам?

- Наш Президент подписал декрет «О развитии цифровой экономики», в котором много внимания уделено технологии блокчейн. У Беларуси нет ресурсов в таких объемах, как у России, и для нашей страны очень актуально использовать текущее положение на рынке, сложившуюся ситуацию с тем, что у нас много IT-компаний. Нам нужно выжать максимум из текущего положения в мире, связанного с технологией блокчейн и криптовалютой.

Я считаю, что это никоим образом не помешает нашему сотрудничеству. Во-первых, в России много влиятельных людей с разными точками зрения на данный вопрос. Когда они договорятся между собой, посмотрят, как и западные, и восточные страны регулируют вопрос с технологиями блокчейн, я думаю, что они примут на вооружение те же самые инструменты, что и наша страна. В любом случае, на мой взгляд, сотрудничество России и Беларуси будет развиваться все шире и шире в рамках Союзного государства и Евразийского экономического союза.


Беседовала Юлия Рулёва

24 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Связаны ли заявления Д. Трампа и Н. Назарбаева о минской переговорной площадке с заморозкой казахстанских активов в США и чего Штаты хотят добиться переносом мирных переговоров из Минска.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$9,7 млрд

инвестиций привлекла Беларусь в реальный сектор экономики в 2017 г. Крупнейшими инвесторами стали Россия (38% инвестиций), Великобритания (26,6%) и Кипр (7,2%) – Белстат