Хасан Селим Озертем

22 Ноября г.

Турецкий аналитик: «В Брюсселе обсуждается отказ от принятия Турции в ЕС»

Турецкий аналитик: «В Брюсселе обсуждается отказ от принятия Турции в ЕС»
Фото: japantimes.co.jp

20 ноября президент Эрдоган наделал много шума, заявив, что Турция может вступить в ШОС вместо Евросоюза. На фоне крайне напряженных отношений Анкары с НАТО и ЕС, вплоть до призывов исключить Анкару из западных объединений, заявление Эрдогана вызвало ажиотаж. Насколько серьезны намерения президента Турции? В интервью «Евразия.Эксперт» ситуацию прокомментировал независимый политический аналитик в Анкаре Хасан Селим Озертем.

- Что стоит за заявлением Реджепа Эрдогана о том, что Турция может присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества вместо Евросоюза? Это тактическая уловка или новый стратегический расчет?

- Отношения между ЕС и Турцией сейчас действительно очень напряженные. Проблемы возникли вследствие кризиса беженцев в конце 2015 г. После провала недавней попытки госпереворота внутренняя политика Турции стала вызывать озабоченность на Западе. Сейчас в Брюсселе во весь голос обсуждается отказ от принятия Турции в ЕС. Несмотря на то, что большинство государств-участников выступают против такого решения, Европарламент проведет рекомендательное голосование по данному вопросу. Это сформирует [в Евросоюзе – «ЕЭ»] недружественный для Турции тон в 2017 г.

В этих условиях Эрдоган хочет продемонстрировать, что ЕС – это не единственный вариант для Турции. Более того, он уже не впервые говорит о смене [приоритетов – «ЕЭ»] Турции в сторону ШОС. Пару лет назад Эрдоган уже прибегал к такой риторике, и это вызвало удивление во многих кругах.

Полагаю, в настоящее время речь идет скорее о тактическом маневре, нежели стратегическом расчете. Турции потребуется сделать дипломатические инвестиции, чтобы прозвучавшее заявление [Эрдогана – «ЕЭ»] было воспринималось как стратегическое в Москве и Пекине.

- После попытки госпереворота в Турции кажется, что пропасть между Анкарой и Брюсселем становится все глубже. Председатель Европарламента Мартин Шульц заявил о возможных санкциях против Турции. Как Анкара может отреагировать на подобный шаг ЕС?

- Видимо, Анкара не хочет сама принимать решение о разрыве отношений с ЕС. Однако президент Эрдоган в последнее время сделал много заявлений по этой теме. Например, о сроке до конца текущего года, в течение которого ЕС должен принять окончательное решение о Турции. После того, как срок пройдет, [Эрдоган] дал понять, что в Турции может состояться референдум [о том, стоит ли продолжать переговоры о присоединении Турции к ЕС – «ЕЭ»].

Складывается ощущение, что затянувшиеся переговоры и проблемный диалог по миграционному кризису вызывают усталость в Турции на правительственном и общественном уровне. Положительный импульс в отношениях между ЕС и Турцией давно утрачен. Сегодня мы стали свидетелями неэффективности политики ЕС по трансформации Турции.

- Эрдоган упомянул, что у него уже был разговор с Нурсултаном Назарбаевым и Владимиром Путиным о присоединении к ШОС. Что Анкара рассчитывает получить в случае присоединения к ШОС?

- Это вопрос смены [геополитической – «ЕЭ»] оси. Турция долго была членом западного блока. Она является членом НАТО и многих других западных институтов. Присоединение к ШОС будет означать серьезный дрейф от Запада по направлению сближения с Востоком.

Мы наблюдаем кристаллизацию многополярного мира и, возможно, нового раскола в мировой политике. В этих условиях смена вектора Турции будет означать очень многое для Запада и Востока. [У Турции – «ЕЭ»] есть все характеристики осевого государства с особым стратегическим расположение на перекрестке линий геополитического разлома.

- Турция – член НАТО, и это не ставится под сомнение. Можно ли совместить членство в НАТО с членством в ШОС?

- Это критический вопрос. НАТО – это альянс в сфере безопасности, который приобрел глобальный характер в последние 15 лет благодаря операциям в Афганистане или Аденском заливе. Создание ШОС в некоторой степени связано с балансированием [влияния] НАТО в Евразии в 2000-х гг. Поэтому возникает вопрос о том, готовы ли члены ШОС пригласить члена НАТО в свою организацию. Учитывая тот факт, что Турция является партнером по диалогу, а не наблюдателем, полагаю, в ШОС может возникнуть озабоченность в связи с [данным решением – «ЕЭ»].

- Турецкие официальные лица ранее выражали заинтересованность в присоединении к Евразийскому экономическому союзу. Это просто риторика, зондирование или в Анкаре этот вопрос всерьез анализируется?

- В настоящий момент дискуссии в Турции связаны с модификацией Таможенного союза [Турции с Евросоюзом – «ЕЭ»]. Переговоры еще не завершились, но если они окончатся удовлетворительно, то положение Турции в Таможенном союзе с ЕС создаст серьезный барьер для членства в Евразийском экономическом союзе.

Еще один важный феномен – это Brexit. То, чем он закончится, также повлияет на позицию Турции в Таможенном союзе с ЕС. В зависимость от этого фактора Турция может приступить к оценке альтернатив.

Однако важно отметить, что в ходе президентства Трампа глобальная торговля будет переформатирована и есть вероятность, что мы увидим более изоляционистский тренд в глобальном масштабе. Поэтому, требуется согласованность между желаниями Турции и динамикой в финансовом секторе.

Беседовал Вячеслав Сутырин

28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

₽50 млрд

было аккумулировано в бюджете Союзного государства начиная с 2000 г. и направлено на решение общих проблем Беларуси и России – Владимир Семашко