Максим Бороденко

01 Июля г.

Что стоит за украинскими санкциями против России и Беларуси

Что стоит за украинскими санкциями против России и Беларуси
Президент Украины Петр Порошенко.
Фото: tvc.ru

Украина интенсифицировала введение новых санкций в отношении российских физических и юридических лиц. Самым масштабным стало решение президента Украины от 2 мая, согласно которому были продлены и расширены санкции против российских граждан и компаний, (в отличие от прошлогоднего пакета, они продлены не на год, а на три года). В конце мая 2018 г. впервые были введены санкции в отношении белорусских компаний. В «черный список» попали предприятия «Мир пива» (Минск) и «Мозырский спиртоводочный завод» (Гомельская область). Какие цели преследует официальный Киев, принимая такие решения, и к каким последствиям могут привести Украину санкционные игры?

Цена вопроса


Вводя новые торговые ограничения и запреты, украинские власти решают сразу несколько задач – экономического, внешне- и внутриполитического характера. Кроме того, Украина продолжает оставаться территорией, на которой ведется антироссийская информационная кампания, что также сказывается на содержании украинских санкционных списков. Причем Киев, принимая те или иные санкционные решения, руководствуется не столько собственными интересами, сколько интересами стран-спонсоров. Разберемся во всем по порядку.

Один из ключевых аспектов – экономический. Экономические санкции наносят Украине самый существенный урон. Причина проста: с советских времен украинская промышленность (особенно военно-промышленный комплекс) по многим аспектам находилась в прямой зависимости от сотрудничества с Россией, а российский рынок для большинства украинских производителей (прежде всего для промышленных товаров – авиастроения, машиностроения и проч.) был ключевым. Именно зависимостью от российского рынка объясняется тот факт, что первые серьезные антироссийские санкции были введены лишь в сентябре 2015 г., т.е. через полтора года после начала острой фазы украинского кризиса.

Удар по промышленности и финансам


Введение антироссийских санкций в 2014 г. или в начале 2015 г. привело бы к более существенным потерям, чем в итоге пришлось понести украинским производителям.

Но несмотря на отложенные санкции, по украинской промышленности был нанесен мощный удар. Например, сегодня в ТОП-10 экспортных товаров Украины не входит ни один высокотехнологичный продукт: к примеру, уже в августе 2015 г. Украина не произвела ни одного автомобиля, за 2014 г. Украина выпустила всего 3 самолета, а за 2015 г. – два, производство железнодорожных вагонов упало в 50 раз.

На Украине жизнеспособность целых отраслей экономики зависела от российского рынка сбыта и кооперационных производственных связей. Например, 98% железнодорожных локомотивов, 98% легковых автомобилей, 87% электрических двигателей и генераторов, 72% железнодорожного подвижного состава (кроме грузового) продавались на российский рынок или взаимодействовали с российскими предприятиями.

Страдает не только украинская промышленность. Из-за санкционных войн серьезный удар был нанесен по украинским сельхозпроизводителям и пищевой промышленности, для которых также был критически важен российский рынок. Отдельно стоить отметить урон, который понесли фермеры Херсонской области после начала так называемой блокады Крыма, для которых Крым был одним из главных потребителей их товаров.

В целом украинская власть выполняет задачу, которая в свое время была озвучена западными спонсорами – Украина должна превратиться в «аграрную сверхдержаву». В результате санкционных войн в стране происходит деиндустриализация, закрываются не только отдельные заводы, но и целые отрасли. В случае дальнейшего введения новых санкций стагнация экономики будет лишь ускоряться.

Санкции также не обошли стороной и банковскую систему Украины. С весны 2017 г. действуют санкции в отношении украинских «дочек» государственных российских банков – «Сбербанка», «ВТБ», «Проминвестбанка» (ВЭБ), которые стабильно входили в ТОП-10 списка украинских банков. Им было запрещено выводить активы за пределы Украины, получать финансирование от НБУ, через них было запрещено производить государственные и социальные выплаты украинским физическим и юридическим лицам. Это привело к тому, что эти банки вынуждены покинуть украинский рынок.

Энергетический фактор и претензии к Беларуси


Отдельно необходимо рассмотреть и сферу энергетики, которая практически не затрагивается в официальных санкционных списках, но на которую также накладываются значительные ограничения. Украина, по официальным заявлениям, долгое время не закупала российский газ, якобы покупая европейское топливо. С началом «блокады Донбасса», официальной целью которой было заявлено полное прекращение торговли с неподконтрольными территориями Луганской и Донецкой областей, якобы перестала закупать «донбасский уголь».

Но фактически так называемый «европейский газ» является российским, но с наценкой, а уголь, который называют южноафриканским, австралийским или пенсильванским, является на самом деле донбасским, который закупается по схеме «Роттердам+». В результате Украина закупает энергоресурсы у тех же поставщиков, но по более высоким ценам, что также наносит ущерб экономике страны и конечному потребителю (как украинской промышленности, так и населению страны). Но у всех этих схем есть бенефициар – украинские олигархические структуры.

Последним «ноу-хау» стало введение Киевом санкций в отношении белорусских производителей. Вполне вероятно, что экономические ограничения в отношении белорусских компаний станут началом борьбы за рынок неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей.

Такая борьба может развернуться между украинскими и белорусскими поставщиками, которые официально на этом рынке не представлены, но чьи товары занимают полки местных магазинов. Вторая возможная причина – напряженность в политических отношений между Киевом и Минском.

Помимо экономических задач украинские власти решают также ряд внутри- и внешнеполитических. Во-первых, антироссийская риторика и политика – основа идеологии нынешней власти, которая, по ее мнению, способна сплотить страну. Кроме того, в марте 2019 г. в стране планируется проведение президентских выборов, и уже началась предвыборная кампания, в которой, очевидно, нынешний президент Петр Порошенко будет делать ставку на антироссийский электорат и, по его мнению, антироссийские санкции и заявления могут поспособствовать повышению его рейтинга.

Во-вторых, введение новых санкций и провокационные заявления в адрес Москвы, по мнению правительства Киева, могут увеличить политическую и финансовую поддержку Украины со стороны западных стран. Кроме того, экономические санкции в отношении российских компаний и банков расчищают украинский рынок для западных производителей, которые занимают ниши российских конкурентов, искусственно выдавленных с рынка.

Как показывает практика, главной жертвой от вводимых украинским правительством санкций становится сама Украина и ее производители. Россия за четыре года научилась обходиться без украинских партнеров как в сфере производства, так и в сфере транзита целого ряда товаров (прежде всего по железнодорожному и автомобильному транспорту). Поэтому продолжение антироссийского санкционного курса Киева будет лишь и дальше уничтожать украинское производство и экономику, а в плане транзита грузов в дальнейшем будет превращать Украину в «изолированный остров».


Максим Бороденко, младший научный сотрудник Института экономики РАН

20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$18,8 млрд

составил объем взаимной торговли товарами в ЕАЭС в январе-апреле 2018 г. Это на 16% больше, чем товарооборот за аналогичный период 2017 г.