Мухаммед Салех Альфтех

22 Июня г.

США сформируют новый стратегический альянс на Ближнем Востоке в 2018 году – сирийский политолог

США сформируют новый стратегический альянс на Ближнем Востоке в 2018 году – сирийский политолог

После завершения ближневосточного турне президента США Дональда Трампа события в регионе начали развиваться с лавинообразной скоростью. Беспрецедентная блокада Катара, крупные теракты в Иране, аналогово которых в стране не случалось несколько десятилетий, новые удары США в Сирии – лишь самые громкие события. Арабист Дмитрий Евстафьев предположил, что запущен новый процесс передела Ближнего Востока по модели пост-арабской весны. Сирийский политолог Мухаммед Салех Альфтех, старший научный сотрудник Института исследований будущего в Бейруте, Ливан в интервью «Евразия.Эксперт» подтвердил эту версию – США возвращаются в регион и попытаются создать новый стратегический альянс к 2018 г.

- Господин Альфтаех, что необычного было в турне Трампа по Ближнему Востоку и почему после него события начали развиваться с такой скоростью?

- По традиции первый визит практически всех президентов США за рубеж после Второй мировой войны – в Канаду или Мексику, соседние страны. Поэтому направление первого визита [президента Дональда] Трампа выглядит необычным. Причина может быть в проблемах, с которыми сталкивается Трамп в Вашингтоне.

Однако ближневосточное турне президента Трампа не следует воспринимать лишь как шараду и попытку отвлечь внимание. Визит стал кульминацией многих месяцев подготовки. Саудиты, например, вели консультации с зятем Трампа Джаредом Кушнером с ноября 2016 г. И достигнутые соглашения очень важны для экономики США.

Турне также важно для балансировки присутствия США на Ближнем Востоке. Отношения Вашингтона с союзниками в регионе находились в зоне турбулентности с 11 сентября 2001 г. Джордж Буш мл. пошел на Ближний Восток с крестовым походом, чтобы распространить американскую демократию. Это отразилось на отношениях Вашингтона с Эр-Риядом и другими столицами региона.

С точки зрения государств Ближнего Востока, Барак Обама был не лучше, чем Буш. Обама проводил политику, нацеленную на Южную Азию, чтобы сдерживать Китай. Это создало вакуум на Ближнем Востока, особенно после ухода американцев из Ирака в 2011 г. Союзники США остались одни.

Обама поставил их в еще более затруднительное положение, оказывая давление для проведения политических реформ. Союзники были не в состоянии проводить реформы и заполнить вакуум, который США оставили в регионе.

С американской точки зрения, Россия и в меньшей степени Китай продвинулись на Ближний Восток, чтобы заполнить возникший вакуум. Поэтому США должны вернуться на Ближний Восток, чтобы ликвидировать вакуум и не допустить ситуации, когда их соперники возьмут регион и его огромные ресурсы под свой контроль.

Проблема в том, что США не могут поддерживать уровень военного присутствия в регионе, каким он был в период оккупации Ирака. Вашингтон сегодня вынужден усиливать свое присутствие в Азии и Восточной Европе.

- Что в этой ситуации предпримут США?

Вашингтон придумал решение: он увеличит свое вовлечение в ближневосточные дела, в том числе, направит больше войск. Вместе с тем, американцы попросят своих региональных партнеров больше участвовать в делах Ближнего Востока.

Вашингтон призывает своих союзников сформировать к 2018 г. Ближневосточной стратегический альянс. США обеспечат поставки оружия, чтобы союзники могли защищаться и продвигать интересы США.

Наиболее важный аспект новой ближневосточной политики США – отказ от требований политических реформ. Президент Трамп ясно заявил об этом в Эр-Рияде, когда сказал, что не собирается «учить другие народы как жить, что делать, кем быть и кому поклоняться».

Новый курс уже нашел практическое воплощение в сделках с США и Бахрейном, замороженных ранее администрацией Обамы из-за нарушений прав человека.

- Ожидаете ли вы успеха данной инициативы?

- Можно ожидать, что США усилят присутствие в регионе, чтобы противостоять Ирану, России и Китаю. Вашингтон уже дал понять это, когда атаковал проправительственные силы в Сирии, когда они приблизились к территории размещения американских войск.

ЦРУ недавно назначило куратором операций по Ирану [Майкла Д'Андреа], известного по прозвищу «Черный принц» и «Аятолла Майк», который сыграл роль в ликвидации Усамы бен Ладена. Это назначение свидетельствует об ужесточении позиции в отношении Ирана.

- В Саудовской Аравии считают, что Иран представляет серьезную угрозу для Эр-Рияда и других арабских стран. Крупная военная сделка саудитов с США ослабит влияние Тегерана в регионе?

- Военные контракты, заключенные между Соединенными штатами и Саудовской Аравией дадут Эр-Рияду беспрецедентные военные возможности. Очевидно, что предоставляемое оружие соотносится с военными возможностями Ирана. Например, противоракетная система THAAD и мощные радары раннего предупреждения о нападении сократят угрозу баллистических ракет Ирана. Боевые корабли прибрежной зоны усилят возможности Саудовской Аравии при сценарии блокировки Ираном Ормузского пролива. Полагаю, Саудовская Аравия поддержит дальнейшее расширение вмешательства США в дела Ближнего Востока, даже если это означает необходимость подчиняться инструкциям из Вашингтона.

- Поговорим о Сирии, где США и Иран недавно нанесли новые удары. Сирийский лидер Башар Асад не раз заявлял, что военная помощь, которую Москва оказывает Дамаску, является достаточной и эффективной. Как сегодня сирийское общество оценивает военную поддержку России?

- Сирийское общество очень положительно относится к России. Без российской военной помощи сирийское правительство не смогло бы продолжать войну. Дамаск столкнулся со сложнейшей ситуацией летом 2015 г., и иранской военной помощи было недостаточно, чтобы затормозить наступление боевиков, поддерживаемых Турцией и Саудовской Аравией на северо-западе Сирии.

После начала российской операции сирийские вооруженные силы получили танки T-90, различные модификации T-72 и др. Также были переданы БТР-82, система залпового огня ТОС-1, различные артиллерийские системы и, естественно, значительное количество боеприпасов. Россия также помогает сирийским силам, используя собственные истребители, бомбардировщики, военные вертолеты.

- Вооруженные Силы России находятся в Сирии по просьбе Башара Асада. Что произошло бы с Сирией, если бы Москва не оказала помощь?

- Бюджет Сирии в 2017 г. составляет около $5 млрд. – это на все, включая военные расходы. Сирийская экономика в очень плохом состоянии, сирийская валюта потеряла 90% своей стоимости. Дамаск не может самостоятельно обеспечить свою армию вооружением и амуницией.

Иран – это крупный источник поддержки для сирийской армии, но Россия поставила в страну в 10 раз больше техники, чем Иран.

Сирийская армия не сможет продолжать сражаться без российской военной помощи. Но еще важнее роли Москвы как силы, сдерживающей агрессивное вмешательство в сирийскую войну других региональных игроков. Иран не может играть такую роль.

- Смогут ли Россия и Турция договориться по сирийскому вопросу?

- Турция – это ключевой член НАТО и очень близкий союзник США. Россия использует в отношении Турции смесь тактики заманивания и давления. С одной стороны, она предлагает поставки газа по щедрым ценам, крупные торгово-экономические контракты, инфраструктурные проекты, поставки оружия (например, ЗРК С-400) и обещает Турции ключевую роль в будущей Сирии, чтобы привлечь Анкару на свою сторону. С другой стороны, Россия сохраняет значительное военное присутствие в Сирии и в курдских районах, чтобы убедить Турцию не использовать военную силу против Дамаска или курдов.

Сработает ли эта стратегия? Зависит от нескольких факторов. Наиболее важный – как Вашингтон отнесется к опасениям Анкары за свою национальную безопасность (имеется в виду вопрос курдов, которых США поддерживают и с которыми борется Анкара – прим. «ЕЭ») и роли Анкары на Ближнем Востоке в целом. Если Вашингтон проигнорирует потребности и притязания Анкары, то она будет склоняться к более тесному сотрудничеству с Москвой, и наоборот.

- Удастся ли при помощи России обеспечить мир и стабильность в Сирии?

- Россия – это, безусловно, очень важный игрок в Сирии, но у нее нет всех карт на руках, чтобы победить в этой игре. Сирия стала эпицентром конфронтации между США и Россией, США и Ираном, стран Персидского залива и Ирана. В такой ситуации сложно достичь политического решения, так как различные региональные игроки заинтересованы в продолжении прокси-войны в Сирии. Если бы их стало меньше, то перспективы установления мира в Сирии улучшились.

- Астана сегодня является площадкой для переговоров по урегулированию конфликта. Какова посредническая роль Казахстана в сирийском вопросе?

- Казахстан играл свою роль в сирийском кризисе еще до создания переговорной площадки в Астане. Многие представители сирийской оппозиции посещали Астану на протяжении нескольких лет, где встречались с дипломатами из других стран. Это не освещалось в СМИ, так как всеобщее внимание было приковано к вооруженному конфликту в Сирии.

Вовлечение России в сирийскую войну заставило всех игроков серьезнее относиться к переговорам. Казахстан – очень важная страна в своем регионе, у которой прочные отношения со многими важными игроками в сирийском конфликте, в частности, Россией, Турцией, Ираном, США, странами Персидского залива и даже с Израилем. Поэтому никто не возражал против переговоров сирийского правительства с оппозицией в Астане.

Однако это не значит, что сирийская война приближается к концу. США, например, не принимали серьезного участия в астанинских переговорах. А новый курс США на конфронтацию с Ираном, очевидно, приведет к затягиванию сирийской войны.

26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия