17 Марта 2017 г.

Чем кончится бунт Вышеградской группы в Евросоюзе

Чем кончится бунт Вышеградской группы в Евросоюзе
Канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.
Фото: menswork.ru

Отношения «старой» и «новой» Европы обостряются на глазах. Раньше камнем преткновения был вопрос мигрантов, которых наотрез отказывались принимать младоевропейцы из Восточной Европы. Новым этапом противостояния стала фронда внутри ЕС со стороны Вышеградской группы, в которую входят Польша, Чехия, Словакия и Венгрия. Эти страны борются с «брюссельской машиной» и отвергают планы Ангелы Меркель по реформированию ЕС. Польша и вовсе отказалась подписывать итоговую декларацию последнего саммита ЕС в знак протеста против «немецкого диктата». В Брюсселе обвиняют Варшаву и Будапешт то в «путинизме», то в «авторитаризме», грозят санкциями, а Люксембург и вовсе предлагал изгнать Венгрию из Евросоюза. В чем глубинные причины раскола в Евросоюзе, как далеко может зайти противостояние и какие козыри есть у Вышеградской четверки? Ведь ее участники получают за счет трансфертов из бюджета ЕС в среднем 15-20% ВВП.

Причины раскола «старой» и «новой» Европы


Европейский союз, столкнувшийся, по словам Ангелы Меркель, с «экзистенциальным кризисом», вынужден решать, куда двигаться дальше в условиях обрушившихся кризисов и Brexit’а. Данный поиск уже сам по себе вскрывает различные линии раскола внутри ЕС. Как известно, серьезные изменения всегда ведут к столкновению интересов, так как создают новых «выигравших» и «проигравших».

Разногласия сегодня обостряются уже не только между северными («кредиторы») и южными («должники») странами Евросоюза, но и между «старыми» и «новыми» европейцами – странами Восточной Европы, вступившими в ЕС уже в новом веке.

Есть целый ряд причин для разногласий между «старой» и «новой» Европой, среди которых главные – вопросы экономики и безопасности. В последнее время критически важными для дискуссий о дальнейшем развитии ЕС стали «фактор России» и «фактор Трампа». Несмотря на жаркие дебаты об этих «угрозах», в действительности Евросоюз оказался разделен по линии «старой» и «новой» Европы с самого начала расширения в 2004 г., и этот раскол так и не был преодолен.

Уже с 2004 г. между старыми и новыми членами ЕС обозначились различия в отношении к вопросам безопасности. Так, многие западноевропейские страны не стремились безоговорочно поддерживать военные предприятия США, даже будучи членами НАТО. Здесь уместно вспомнить оппозицию Франции, Германии и России вторжению США в Ирак, после которого многие эксперты заговорили о «конце единого Запада». Или, например, блокирование рядом европейских стран, в том числе Францией, вступления в НАТО Украины и Грузии.

В то же время, младоевропейцы, присоединившиеся к ЕС после 2004 г., связывали решение вопросов безопасности исключительно с НАТО и США, и с удовольствием приняли на себя задачу «сдерживания России», вступив в НАТО и затем в ЕС. Антироссийская риторика служила обоснованием их значимости как буферной зоны, сдерживающей Россию. Во многом именно риторика «новых» европейцев тихо, но верно прокладывала дорогу антироссийским настроениям в ЕС.

Второе явное различие между «старой» и «новой» Европой заключается в том, что после вступления новых государств в ЕС они стали получать большую часть субсидий из структурных фондов, внося меньше в общий бюджет. Это вызывает неприятие у населения таких государств как Нидерланды, Франция или Германия, не говоря уже о готовящейся к официальному разводу с ЕС Британии.

При этом младоевропейцы предъявляют претензии самому Брюсселю по разным вопросам, связанным и с экономикой, и с безопасностью, обострившимся в связи с возросшим миграционным давлением на Евросоюз. А Брюссель, в свою очередь, осуждает поворот к национализму в странах Восточной и Центральной Европы.

Вышеградская фронда


Сегодня именно Вышеградская группа, состоящая из Польши, Чехии, Словакии и Венгрии, громче всех бросает обвинения Брюсселю и требует учитывать свое мнение.

Во-первых, «Четверка» позиционирует себя как единую силу, совместно отстаивающую свои позиции перед лицом «старой» Европы. Более того, страны старой Европы периодически высказывают неудовольствие предварительными совещаниями стран Вышеградской четверки перед крупными заседаниями ЕС.

Вышеград.jpg

Премьер-министры Венгрии, Польши и Словакии - Виктор Орбан, Беата Шидло и Роберт Фицо. Источник: ibtimes.com.

Во-вторых, некоторые страны Вышеградской четверки, прежде всего, Польша, стремятся продемонстрировать свою состоятельность и демократичность тем, что сами готовы демократизировать своих соседей в западном поясе постсоветского пространства, входящих в программу Восточного партнерства ЕС.

В-третьих, Вышеградская группа недовольна направлением последних изменений Евросоюза, хотя во многом их причина – в резком и масштабном расширении ЕС на Восток. Изначально Вышеградская четверка сплотилась в борьбе против приема мигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока по квотам, определяемым Брюсселем. Однако по мере разыгрывающейся «семейной драмы» между Евросоюзом и Британией, на первый план вышли более серьезные проблемы.

Европа «двух скоростей» как угроза


Лидер Евросоюза Германия, и группирующиеся вокруг нее страны «старой» Европы, одновременно составляющие промышленное ядро Евросоюза, приступили к подготовке реформ Евросоюза. К этому подталкивает страх, что выход Великобритании может запустить «эффект домино» и привести к распаду ЕС. Тем более, во Франции, Италии, Нидерландах, да и Германии, растет поддержка оппозиционных партий, ратующих за выход из Евросоюза.

Причем, к обсуждению готовящихся реформ «старая» Европа младоевропейцев допускает неохотно. Это неудивительно, так как перестройка в Евросоюзе может существенно ущемить их интересы. Суть готовящейся реформы заключается в разделении Европы, как минимум, на две группы – так называемых «быстрых» и «медленных» стран.

Идея Европы «разных скоростей» давно вызревала в странах «ядра» Европы. Еще в 2015 г. вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль опубликовал статью в журнале Bild о Европе «двух скоростей», где страны-лидеры могут двигаться быстрее по пути интеграции, а «другие могут нагнать их, когда будут готовы». В начале февраля 2017 г. канцлер Германии Ангела Меркель заявила: «История последних лет показала, что в ЕС и дальше будут существовать различные скорости, что не все непременно будут участвовать в тех или иных интеграционных шагах».

В свете готовящихся реформ страны Вышеградской группы опасаются, прежде всего, возможного сокращения финансирования из бюджета ЕС [в среднем достигает 15-20% ВВП стран Восточной Европы – прим. «ЕЭ»]. Они отстаивают идею сохранения в полном объеме выплат из общего бюджета Евросоюза и выступают категорически против идеи Европы «двух скоростей».

Вышеградская четверка играет дрожащей рукой


1 марта 2017 г. глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил пять сценариев будущего развития ЕС со следующими условными названиями: «оставить все, как есть»; «сохранить только единый рынок»; «более глубокая интеграция для тех, кто хочет и готов»; «делать меньше, но эффективнее»; «делать вместе больше».

Ни один из предложенных Юнкером сценариев будущего Евросоюза, по сути, не учитывает цели государств Вышеградской группы, поскольку предполагает деление стран-членов ЕС по способностям и возможностям, что, несомненно, скажется на их финансировании.

Поэтому страны Вышеградской четверки буквально на следующий день, 2 марта 2017 г., приняли свою декларацию о будущем ЕС, которая отвергает любое деление на разные группы стран внутри Евросоюза.

Тем не менее, на руках у партнеров по Вышеградской группе не так уж и много козырей. Да и внутри самой Вышеградской группы существуют противоречия. Например, Чехия и Венгрия более евроскептичны, нежели Польша и Словакия. Хотя даже в Польше недовольные форматом евроинтеграции и предложенными сценариями ее развития впервые начали агитировать за подписание петиции о выходе Польши из ЕС. Конечно, Польша явно не готова к разрыву отношений с ЕС, как, впрочем, и Венгрия.

Однако венгерский премьер-министр Виктор Орбан настаивает на том, что страны Центральной и Восточной Европы должны проводить свою собственную политику и не обязаны всегда считаться с Брюсселем. Стоит напомнить, что на саммите 16 сентября 2016 г. в Братиславе министр иностранных дел Люксембурга заявил о том, что Венгрию вообще следует исключить из состава ЕС по причине несоблюдения европейских ценностей.

Не стоит забывать и о том, что среди всех стран Вышеградской группы именно Польша получает наибольшие субсидии из общего бюджета ЕС, что не может не вызывать вопросов у ее товарищей «по фронде».

Помимо этих противоречий, в Вышеградской группе единственным общим рабочим механизмом остаются консультации представителей четырех стран. Этого хватает для совместных заявлений, но недостаточно для полноценного блока. По вопросу сотрудничества с Россией также возникают разногласия, так как Венгрия постоянно высказывается за активизацию взаимодействия с Москвой и отмену санкций.

Отмеченные различия не позволяют странам Вышеградской четверки выработать свой собственный сценарий будущего развития ЕС. В большей степени они говорят о том, с чем не согласны, и не предлагают свое видение будущего евроинтеграции.

Тем не менее, перед ЕС действительно стоит серьезнейшая задача сохранить эффективную интеграцию, что предполагает и изменения в финансировании стран, и их разделение на группы готовности к интеграции разного уровня и скорости. И Вышеградские страны-бунтари будут вынуждены либо принять сценарий, который предложит «старая» Европа, либо продолжить играть на усиление внутреннего раскола, не имея на руках по-настоящему серьезных козырей, кроме шантажа собой.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
18 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Глава ЦИК Беларуси заявила, что президентские или парламентские выборы могут быть перенесены,  что подхлестнуло слухи о референдуме.

Инфографика: Запад-2017 vs Учения НАТО: Кто кого запугивает?
инфографика
Цифра недели

$700 млн

составила сумма российского государственного финансового кредита, выделенного Беларуси сроком на 10 лет