16 Февраля 2017 г. 00:00

Поворот направо. Волна национализма накрывает Евросоюз

Поворот направо. Волна национализма накрывает Евросоюз
Сторонники анти-иммиграционного движения PEGIDA в Кельне, Германия. 9 января 2016 г.
Фото: alarabiya.net

Похороны либерализма откладываются?


В 2017 г. страны Евросоюза, охваченные сразу несколькими кризисами, будут отчаянно искать новую идеологическую опору. Развилка довольно проста: либерально-демократическое движение или разворот к национализму. В этом году мы будем наблюдать за «схваткой» двух идеологических направлений. По всей видимости, либерализм не готов уступать позиции и в очередной раз покажет способность к трансформации. Не следует спешить с его похоронами – эволюция либерализма свидетельствует о его способности меняться.

Например, сплетение либерализма с социал-демократическими идеями дало комбинацию неолиберализма в начале XX в. С течением времени либерализм и консерватизм переплелись в причудливый неоконсерватизм во второй половине прошлого века. А уже в конце XX в. все эти силы изрядно придвинулись друг к другу на партийно-политической шкале. С одной стороны, их носители считали, что одержали победу над фашизмом и нацизмом, а с другой – «держали оборону» против коммунизма.

В условиях, когда США провозгласили себя оплотом либерально-демократических идей, их право на это мало кто мог оспаривать. Тем не менее, идеологическую эволюцию невозможно остановить. А возвращение к национализму в той или иной форме исторически характерно для стран Европы, хотя на некоторое время после войны они забыли о нем.

Исторический шанс крайне правых


Поскольку коммунизм как антагонист фашизма и нацизма победил в исторической борьбе по итогам Второй мировой войны, длительное время не существовало сил, которые открыто провозглашали правые радикальные идеи. Но, как только СССР рухнул, в Восточной Европе стали поднимать голову партии, во главе которых встали бывшие коллаборационисты. Конечно, именно по причине своей «биографии» они не могли рассчитывать на немедленный электоральный успех. Но с течением времени, отказавшись от наиболее радикальных воззваний, крайне правые партии начали проявлять осторожность в своей политической риторике, чутко улавливая настроение избирателя.

Сейчас наиболее значимой для политико-идеологического развития стран Евросоюза стал «суверенный национализм», то есть национализм, важнейшей целью которого является утверждение суверенитета страны.

Многие крайне правые смогли на этой почве отойти от имиджа радикальных националистов и заявить о себе в статусе «государственных националистов». Однако нация для них – наивысшая ценность. Вопрос только в том, как ее трактовать: кто имеет право быть частью нации, а кто – нет.

Однако для удачи той или иной партии должны сложиться подходящие исторические условия, комплекс социально-экономических, политических и даже культурных обстоятельств.

К 2017 г. такие благоприятные обстоятельства сложились как раз для европейских крайне правых. Заявления некоторых их представителей порой можно назвать не просто популистскими, но иной раз даже фашистскими или нацистскими. По этой причине некоторые крайне правые партии стран ЕС эксперты называют неонацистскими, как, например, в случае с греческим «Золотым рассветом» или Британской национальной партией.

В условиях появления иммигрантских иноэтничных сообществ, объединяющихся в анклавы, крайне правые получили свой исторический шанс. В центре их идеологии лежат идеи чистоты нации, представляющей государство. В 2017 г. европейские правые приложат максимум усилий, чтобы воспользоваться выпавшим им шансом.

Тенденция роста национализма в странах ЕС также вызвана постепенным отказом государств от своего суверенитета в пользу общеевропейских наднациональных институтов.

Сегодня правые партии во многих странах ЕС начинают двигаться еще правее. Например, польская партия «Право и справедливость» получила 39% на выборах в парламент в 2015 г. и уверенно сдвигается вправо. В Венгрии премьер-министр В. Орбан, возглавляющий Партию Фидес, выиграл две парламентские кампании и также активно движется вправо. Он сотрудничает с крайне правой партией Йоббик, которая получила 20% голосов на выборах в парламент в 2014 г., став третьей крупнейшей партией в стране. Йоббик активно защищает права этнических венгров. Сейчас Йоббик очищает ряды партии от наиболее радикальных элементов, так как в планы партии входит задача существенно улучшить свое положение на политической арене страны до 2018 г. Очевидно, подобная тенденция отражает стремление партий подстроиться под меняющиеся настроения электората.

Йоббик-1.jpg

Шествие венгерской партии «Йоббик». Источник: vn.nl.

Европейский парад суверенитетов


Крайне правые партии за последние десять лет достигли значительного прогресса. Пожалуй, самой обсуждаемой в конце прошлого года стала ситуация с Норбертом Хофером, главой «Партии свобода» в Австрии. Хотя в итоге он и проиграл в президентской гонке, этот проигрыш впору назвать удивительной победой, ведь для малых партий, находящихся намного дальше от центра партийно-политической шкалы, редко складываются такие уникальные политические возможности. Н. Хофер совсем незначительно уступил А. Ван дер Беллену, бывшему лидеру Партии зеленых. Н. Хофер использовал все приемы крайне правых, выступая за суверенитет страны, армию, ограничение притока иммигрантов, создание новых рабочих мест. Сам Н. Хофер оценил итоги выборов не как проигрыш, но как инвестицию в будущее своей партии.

Год от года растет популярность французского Национального фронта. Его лидер, Марин Ле Пен, большие усилия приложила к тому, чтобы очистить партию от связки с коллаборационистским режимом Виши. Она планирует активно бороться за пост президента.

Национальный фронт.jpg

Шествие французского Национального фронта. Источник: standard.co.uk.

В Германии набирает вес «Альтернатива для Германии». Пока партии не хватило 5%, чтобы пройти в Парламент. Но в будущем такая перспектива просматривается. Кроме того, в стране открыто действует правоэкстремистская партия «Национал-демократическая партия Германии» (NPD), деятельность которой не запрещена Конституционным судом.

Даже в странах Северной Европы растет популярность крайне правых, например, в Швеции, где они входят в парламент страны. В Дании «Датская народная партия» – вторая крупнейшая партия в стране.

Даже в Швейцарии нашлась крайне правая партия – «Партия швейцарского народа», которая получила 30% голосов на последних парламентских выборах. В Италии «Лига Севера» и ее лидер Маттео Сальвини смогли в прошлом году победить на региональных выборах даже в тех частях страны, где электорат традиционно голосовал за левых. Отметим, что и в Словакии неонацистская партия «Наша Словакия» также улучшила свои позиции. Не забудем, что и в Соединенном Королевстве Brexit стал победой крайне правых сил в лице Партии независимости Соединенного Королевства, которая полностью оправдала свое название, продемонстрировав избирателю, что выполняет свои обещания. Главное, что все эти партии объединяет лозунг: «наша нация прежде всего».

Решающий 2017 год


В 2017 г. состоятся выборы в ряде стран ЕС, где крайне правые могут совершить политический прорыв, так как остаются единственными игроками, воспринимающимися как альтернатива истеблишменту.

Большое значение для дальнейшей эволюции крайне правых будет иметь президентская гонка во Франции и выборы в мае 2017 г. До этого, в марте 2017 г. состоятся парламентские выборы в Нидерландах, на которых «Партия свободы» во главе с Гертом Вилдерсом намерена не просто составить конкуренцию правящей коалиции, но и победить, опираясь на анти-интеграционные лозунги, которые в текущем раскладе воспринимаются публикой благожелательно.

В сентябре 2017 г. пройдут выборы в Германии, на которых закрепит свои позиции «Альтернатива для Германии». Добившись заметных результатов на региональных выборах, партия стремится войти в парламент страны. Да и в Италии «Лига Севера» и «Пять звезд» требуют досрочных выборов, так как осознают, что именно в 2017 г. удача окажется на их стороне.

2017 г. вполне можно назвать переломным для партийно-политических систем стран ЕС. В случае укрепления позиций евроскептиков (среди которых присутствуют не только крайне правые партии) Евросоюзу придется переосмыслить и свою внешнюю политику. Важно, что правый радикализм крепнет ведущих европейских государствах – во Франции, Австрии, Нидерландах, Соединенном Королевстве. Эти партии считают себя «истинной» оппозицией, бросающей вызов «лицемерному западному либерализму». Например, лидер Йоббика пропагандирует идеи евразийства, отказываясь, таким образом, быть только частью Европы. В случае снижения наплыва мигрантов рост правых настроений в Европе может замедлиться. Поэтому правые партии пытаются всеми силами закрепить свой успех именно сейчас – в выборном 2017-м г., превратив его в революционный для либеральной Европы.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

703 чел.

стали кандидатами на выборах в нижнюю палату парламента Беларуси. 424 выдвинуто от политических партий, 272 – путем сбора подписей, 128 – трудовыми коллективами. Они будут бороться за 110 мест

Mediametrics