12 Июля 2017 г.

Роль Нормандского формата может ослабнуть в пользу диалога Москвы и Вашингтона – эксперт

Роль Нормандского формата может ослабнуть в пользу диалога Москвы и Вашингтона – эксперт
Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в ходе личной встречи на полях саммита G20 7 июля 2017 г.
Фото: wordpress.com

7 июля на полях саммита G20 в немецком Гамбурге состоялась первая личная встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Предполагалась, что беседа продлится не более получаса (некоторые пророчили, что она не состоится вовсе). Однако лидеры проговорили более двух часов, обсудив конфликты в Сирии и на Украине, а также вопросы кибербезопасности. Директор Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал, почему по итогам встречи двух президентов Нормандский формат обсуждения украинского кризиса может уступить место прямым консультациям Москвы и Вашингтона, а совместная группа по кибербезопасности России и США все же будет создана.

- Владимир Путин и Дональд Трамп беседовали более двух часов, что намного дольше ожидаемого. На Ваш взгляд, это говорит о состоявшемся диалоге или противоречиях во взглядах?

- Скорее, о состоявшемся диалоге. Как известно, у Путина и Трампа был спор о предполагаемом вмешательстве российских хакеров в американские выборы, который длился примерно 40 минут, но в остальное время они говорили достаточно позитивно.

Встреча показала наличие серьезного взаимного интереса между Трампом и Путиным. Психологически они хорошо совместимы, так как имеют сходное мировоззрение. Оба являются прагматиками, отрицают всякий идеализм, не верят в либеральные ценности и видят мир сквозь призму угроз безопасности и выгодных бизнес-сделок. Оба также являются сильными лидерами, сильными мужчинами. Поэтому они испытывают друг к другу уважение. Им приятно друг с другом общаться, хотя это общение отнюдь не всегда бесконфликтно.

Такие люди могут и конфликтовать, однако потом легко находят общий язык. Сходные психологические отношения (симпатия и взаимное понимание при возможности перехода в острый конфликт), кстати, установились у Путина и президента Турции [Реджепа Тайипа] Эрдогана, имеющего похожие психологические характеристики. 

- Стороны договорились о прекращении огня в Сирии. Каковы перспективы этого соглашения и шансы, что оно не будет сорвано?

- Соглашение о Сирии важно в налаживании диалога в борьбе с терроризмом, где интересы двух стран сходятся. Потом на этой основе, путем постепенного наращивания взаимного доверия, можно двигаться дальше в тех вопросах, где интересы уже не столь гармоничны. 

Проблема, однако, заключается в том, что России и США будет трудно в реальности проконтролировать прекращение огня в Сирии. На местах существует много разных группировок, которые вообще никому не подчиняются. Многие из них связаны с Аль-Каидой и ИГИЛом (запрещенная террористическая организация - ЕЭ), а им выгодно сорвать прекращение огня, так как для них выгоден конфликт между Москвой и Вашингтоном.

Позитивным является уже то, что Москва и Вашингтон могут вместе начать работать в направлении прекращения огня. На практике же, как мне представляется, ситуация в Сирии в силу наличия огромного количества слабо контролируемых кем-либо группировок будет меняться очень медленно.

- Что, на Ваш взгляд, означает заявление о том, что США больше не ставят своей целью свержение президента Сирии Башара Асада?

- Я думаю, что Трамп пока не принял какого-то четкого решения по этому поводу. Уже несколько раз озвученная позиция менялась. В целом, для Москвы важно, что американцы теперь настроены именно по этому вопросу на диалог.

У [бывшего президента США Барака] Обамы позиция была однозначная. По итогам встречи [госсекретарь США Рекс] Тиллерсон заявил: «Может быть, наш подход неправильный, а их – правильный?» Вот эти сомнения – это и есть то, что важно для Кремля.

- По вопросу Украины Россия и США договорились создать канал связи для урегулирования конфликта на основе Минских соглашений. Есть ли шанс у Нормандской четверки стать пятеркой с присоединением Вашингтона?

- Есть и еще одна вероятность, и, мне кажется, она даже больше. Возможно, роль Нормандского формата несколько ослабнет в пользу прямого российско-американского диалога. Причина заключается в плохих личных отношениях Трампа с лидерами Франции и Германии.

- Какой стороной был поднят вопрос о кибератаках и почему?

- Спор между Путиным и Трампом был связан именно с вопросом о предполагаемых российских кибератаках. Вопрос подняла американская сторона. Трамп указал в своем Твиттере, что он дважды «давил на Путина» по поводу предполагаемого вмешательства России в американские выборы.

В ходе обсуждения этого вопроса «временами обстановка накалялась, а господин Путин громко требовал доказательств от президента, который сам неоднократно подвергал сомнению заявления разведки США о том, что Россия пыталась раскачать выборы в пользу Трампа». Это цитата из New York Times, а источником утечки называют самого госсекретаря США Рекса Тиллерсона.

- Каковы шансы создания совместной рабочей группы по кибербезопасности?

- Группу, безусловно, создадут, раз такая договоренность есть. Предметом обсуждения ее станет решение проблем борьбы с терроризмом, организованной преступностью, хакерством в киберпространстве. Трамп также может использовать создание этой группы как аргумент для того, чтобы притушить домашние скандалы вокруг возможного вмешательства российских хакеров в выборы. Он может теперь сказать, что он нашел формат взаимодействия с Россией, который может исключить повторение подобной ситуации в будущем.

- Дает ли надежду на разрядку информационного накала, в котором пребывают сейчас Россия и США, обсуждение вопроса о кибератаках?

- Создание группы отнюдь не означает, что между странами усиливается доверие в вопросах кибербезопасности. Например, представитель США при ООН Никки Хейли, интерпретируя это соглашение, заявила в эфире CNN, что США России никогда в вопросах кибербезопасности доверять не будут.

Она сказала, что тех, кому США не доверяют, надо держать ближе, чтобы лучше за ними присматривать. Именно в этом в администрации Трампа и видят один из важнейших смыслов создания совместной группы с Россией.

Соглашение о создании совместной группы по кибербезопасности может помочь слегка притормозить скандалы вокруг предполагаемого вмешательства российских хакеров в американские выборы, но не потушить их совсем. 


Беседовала Юлия Рулева

Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики