Эрик Браттберг

28 Июля г.

Процесс расширения НАТО далек от затухания – американский эксперт

Процесс расширения НАТО далек от затухания – американский эксперт
Эммануэль Макрон и Дональд Трамп
Фото: bbc.co.uk

Директор Европейской программы и сотрудник Фонда Карнеги за международный мир в Вашингтоне, советник Oxford Analytica по европейским и геополитическим вопросам Эрик Браттберг рассказал в интервью «Евразия.Эксперт» о том, что в Европе может измениться с приходом к власти Макрона, почему визит Трампа в ЕС завершился провалом, а НАТО все равно продолжит расширение.

- Господин Браттберг, какие сегодня существуют разногласия в Европейском союзе? Какие преобразования ждут эту организацию?

- Европа сейчас переживает момент величайшей важности. После всех страхов, связанных с серией побед популистов на недавних выборах, избрание президентом Франции проевропейского кандидата Эммануэля Макрона дало новый толчок развитию событий в Европе. Сейчас ведутся разговоры о возрождении франко-германского сотрудничества в вопросе реформирования Еврозоны и запуске новых инициатив в ЕС. Несмотря на то, что подобные реформы будет трудно реализовать, и от них не стоит сразу ожидать слишком многого, эти прогрессивные дебаты – как раз то, в чем в настоящий момент так нуждается Европа.

- Как Вы знаете, президент Франции Эммануэль Макрон во время предвыборной кампании заявлял о возможности выхода страны из Европейского союза. Может ли Париж действительно выйти из Евросоюза вслед за Лондоном?

- Макрон – по сути своей политик, ориентированный на Европу. У Франции есть потенциал под его руководством сыграть более важную роль в формировании будущего европейского проекта, сейчас в этом существует серьезная необходимость.

На протяжении последнего десятилетия позиция Франции в Евросоюзе в политическом и экономическом аспектах слабела, тогда как Германия, наоборот, набирала силу. Брекзит также вызовет перераспределение баланса сил в Европе в пользу Берлина, которому до сих пор некомфортно выступать в роли лидера.

Только сильная Франция и франко-германское сотрудничество способны дать Евросоюзу возможность продуктивного развития.

- Страны-члены НАТО в Европе обязались увеличить расходы на оборону. Как вы думаете, возможно ли в перспективе расширение НАТО?

- Недавно в состав НАТО вошла Черногория, став первым пополнением в рядах организации за долгие годы. Это ясно свидетельствует о том, что процесс расширения НАТО далек от затухания. Однако пока на подходе явных кандидатов на вступление не намечается. Сербия выражала свое желание вступить в Альянс, но она пока для этого не готова. Украина и Грузия находятся в состоянии пограничных споров с Россией, в связи с чем им был заблокирован план действий по членству в НАТО. Швеция и Финляндия между тем решили не связывать себя обязательствами с Альянсом. Таким образом, несмотря на то, что «политика открытых дверей» НАТО остается в силе, вряд ли в эти двери в ближайшем будущем кто-либо постучит.

- Страны Востока проявляют интерес к Евразийскому экономическому союзу. Как в Европе относятся к этой организации?

- Российский ЕАЭС создан в противовес Евросоюзу, давая странам-соседям России возможность вступить в альтернативный таможенный союз. По существу, это не только экономический, но и геополитический союз. В глазах [президента России Владимира] Путина соглашения о глубокой всеобъемлющей торговле с Евросоюзом представляют риск, так как слишком сильно привяжут страны к Европе. Вот почему Путин так жестко отреагировал на попытку Украины заключить подобное соглашение с Брюсселем в 2013 г.

- Почему ЕС не хочет видеть Турцию в своих рядах? Как вы думаете, вступит ли Турция в Европейский союз?

- Европа и Турция переживают период все более сложных отношений. Несмотря на то, что Евросоюз все еще официально цепляется за возможность членства в нем Турции, лишь немногие верят в реальность такого исхода дел. Звучали и отдельные призывы отказаться от перспективы членства, взамен сосредоточившись на создании нового типа договоренности с Анкарой.

Вопрос «Что делать с Турцией?» в данный момент вызывает у европейских стран замешательство. В то время как многие государства озабочены авторитарными тенденциями в Турции, они достаточно осторожны, чтобы напрямую не слишком критиковать президента [Турции Реджепа] Эрдогана, опасаясь, что тот разорвет соглашение о беженцах. Европа продолжает заигрывать с Турцией, предлагая ей ограниченные формы сотрудничества и отодвигая вопрос о ее вступлении в Евросоюз в неопределенное будущее.

- После саммита «Большой восьмерки» и встречи с президентом США Дональдом Трампом канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что европейцы должны взять свою судьбу в свои руки. Как это скажется на будущем трансатлантического сообщества?

- В Европе нарастают скептические настроения относительно надежности США в качестве союзника и партнера по многим вопросам, начиная с обороны и торговли, и заканчивая климатом.

Меркель и другие европейские лидеры призывали Европу стать активным международным игроком ввиду утраты США роли мирового лидера. На практике это означает необходимость вносить больший вклад в защиту международной свободной торговли и международных соглашений, связанных с изменением климата.

Однако Меркель и все остальные крупнейшие европейские лидеры осознают важность Штатов. Они понимают, что НАТО и США критически важны для европейской безопасности и международного порядка. В то время как существуют определенные области, в которых Европа может и должна проявить больше ответственности, иные сферы, такие как территориальная защита и оборона Европы, останутся в обозримом будущем зависимыми от США. В конечном счете трансатлантическое сообщество гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд – оно опирается на общую идентичность, надежные организации, такие как НАТО, общие интересы и глубокую экономическую взаимозависимость.

- В ходе своей первой зарубежной поездки Дональд Трамп посетил три крупных религиозных центра – Саудовскую Аравию, Иерусалим и Ватикан. Видите ли вы в этом смещение акцента в американских идеологических приоритетах? Как это восприняли в Европе?

- Первый международный визит Трампа показал, какую важность он придает странам Персидского залива и Израилю. В то время как первая часть поездки была воспринята как довольно успешная, визит Трампа в Европу обернулся дипломатическим провалом.

Следуя традиционному лозунгу «Америка прежде всего» Трамп, кажется, не придает никакого значения устоявшимся связям с союзниками в Европе, рассматривая все исключительно с позиции выгоды. В Европе первая заграничная поездка Трампа получила крайне негативную реакцию и подкрепила представление о Трампе как о лидере, которому гораздо комфортнее общаться с диктаторами, чем с демократическими правителями.

- Западное единство во многом основывалось на общих ценностях либерализма и глобализации. От Трампа же исходят более консервативные ценности, такие как религия и национализм. Несомненно, он выражает ценности большого процента американского населения; некоторые социологи называют основной силой, поддерживающей его, белых представителей рабочего класса. Как вы считаете, произойдет ли подобный сдвиг акцентов в ближайшее время в Европе, или же разрыв в понятиях о ценностях по разным берегам Атлантики будет сохраняться?

- Та же тенденция, которая помогла Трампу стать президентом, уже заметна в Европе, и во многом предшествовала выборам 2016 г. Европа долгое время, еще со времен финансового кризиса, борется со скептическим отношением к европейскому проекту со стороны общественности. Отчасти это реакция на медленный выход из экономического кризиса, потерю доверия к политическим лидерам и существующему политическому устройству, отчасти – результат влияния глобализации и подрывных инноваций на западные общества.

В подобные времена неопределенности избиратели проявляют гораздо больше интереса к националистическим платформам, которые затем могут быть использованы некоторыми лидерами для собственной выгоды. Основной задачей в Европе в данный момент должно стать превращение позитивного импульса, созданной победой Макрона во Франции, в значимые национальные и общеевропейские реформы, которые позволили бы обеспечить условия для снижения привлекательности популизма среди избирателей.


Беседовал Сеймур Мамедов

15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$272,3 млн

составил торговый оборот между Казахстаном и Кыргызстаном в январе-мае 2017 г., что на 38,4% выше, чем за аналогичный период 2016 г. – Правительство Казахстана