14 мая 2024 г. 10:22

20 лет в Евросоюзе привели к депопуляции Прибалтики

/ 20 лет в Евросоюзе привели к депопуляции Прибалтики
20 лет в Евросоюзе привели к депопуляции Прибалтики
Фото: AP Photo / Francisco Seco

В первом квартале 2024 г. число смертей в Латвии вдвое превысило количество рождений, пишут латвийские СМИ. Число заключенных браков и вовсе упало на 28,9%. Цифры не удивительны, если учесть проблемы в экономике страны. Сокращается число рабочих мест, растут цены на еду, жилье и услуги. Между тем, Латвия и ее соседи Литва и Эстония встретили 20-летие с момента евроинтеграции. В какой обстановке страны Прибалтики отмечают юбилей своего вступления в Евросоюз, проанализировал советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, старший научный сотрудник Центра белорусских исследований Института Европы РАН Всеволод Шимов.

Неоднородные итоги евроинтеграции


В мае исполнилось 20 лет с самого масштабного расширения Европейского союза на Восток. Среди прочих в его состав были приняты и прибалтийские государства. Расширение 2004 г. воспринималось как триумф «европейской идеи», сопровождалось массовой эйфорией и оптимистическими ожиданиями. Спустя два десятилетия очевидно, что реальность оказалась далека от тех радужных надежд. Результаты, с которыми пришли тогдашние европейские неофиты к юбилею своего пребывания в ЕС, весьма различны.

Пожалуй, наиболее успешной европейская интеграция стала для Словении и Чехии. Эти два небольших, но при этом промышленно развитых государства, экономики которых исторически были тесно связаны с Австрией и Германией, достаточно мягко прошли переходный период после распада социалистического блока. Они встроились в европейскую экономику, сохранив собственный потенциал.

Неплохо на общем фоне смотрится Польша с ее большими и недорогими по меркам ЕС трудовыми ресурсами, благодаря чему в стране удалось разместить большое количество европейских производств. Польша превратилась в своего рода сборочный цех ЕС. Благодаря активной протекционистской политике властей уверенно себя чувствует и польское сельское хозяйство. Также нельзя забывать, что «польское чудо» оплачено щедрыми европейскими субсидиями, по объему которых Польша является лидером.

Результаты прибалтийских государств на этом фоне смотрятся, мягко говоря, не столь впечатляюще. Тем не менее, местные власти уверенно строят хорошую мину. 9 мая, в так называемый «День Европы», во всех трех странах были организованы пышные торжества. Их смысл был в том числе в том, чтобы в информационном плане перекрыть празднование местными русскими Дня Победы – праздника, который в современной Прибалтике оказался фактически под запретом.

Факторы неуспеха


Проблема с европейской интеграцией для прибалтийских стран заключалась в том, что к такой интеграции они были готовы в значительно меньшей степени по сравнению с другими участниками расширения. Исторически Прибалтика была связана с Европой гораздо меньше, чем та же Польша. Вся инфраструктура этих государств была создана во времена Российской империи и СССР и ориентирована в первую очередь на связи с Востоком.

Здесь не было ни развитой конкурентоспособной промышленности, которая могла бы быть интересна европейским инвесторам, как в Чехии или Словении, ни большого объема дешевых трудовых ресурсов, которые могли бы быть задействованы для новой индустриализации, уже ориентированной на ЕС, как это произошло в Польше. Свои производства, ориентированные на кооперацию в рамках бывшего СССР, прибалтийские страны «положили» еще в 1990-е гг., считая, что это атавизм, который будет тянуть их назад в «советское прошлое».

Резкое сжатие экономик закономерно привело к трудовой миграции, которая после вступления в ЕС только усилилась. Так, в 1991 г. население Литвы составляло 3,7 млн человек, в 2004 г. (год вступления в ЕС) – 3,4 млн, в 2023 г. – 2,8 млн (общая убыль 25%), Латвии – 2,7, 2,3 и 1,8 млн соответственно (убыль 33%), Эстонии – 1,7, 1,37 и 1,36 млн (убыль 20%). По темпам депопуляции прибалтийские страны стали рекордсменами в Европе, наравне с некоторыми государствами бывшей Югославии.

Свой вклад в депопуляцию, конечно, внесли местные этнократические режимы и государственная русофобия. В Эстонии и Латвии, где проживает крупное русское меньшинство, оно сокращалось существенно быстрее, чем «титульное» население. В то же время, ни сами прибалтийские власти, ни многие сторонние наблюдатели не воспринимали происходящее как катастрофу. Более того, находились поборники «прибалтийской модели», которые рекламировали ее в России и Беларуси.

Связано это с тем, что малые размеры и численность населения оказались для прибалтийских стран своего рода преимуществом. Избавившись от советской промышленности и «избыточного» населения, прибалтийские страны получили доступ к европейским дотациям, и относительно небольших средств оказалось достаточно, чтобы поддерживать в Прибалтике видимость «европейского порядка» и даже создавать пряничную пропагандистскую картинку.

Победа над здравым смыслом


Несмотря на стабильно плохие политические отношения с Россией и Беларусью, экономические связи Прибалтики с ними оставались достаточно интенсивными вплоть до 2020-22 гг. Это во многом держало местные экономики на плаву. Так, продолжала работать железнодорожная и портовая транзитная инфраструктура, которая обслуживала прежде всего импортно-экспортные операции Беларуси и России. Обе страны после распада СССР остались фактически без удобного выхода к Балтийскому морю. Поэтому они предпочитали использовать налаженные прибалтийские маршруты, закрывая глаза на политические и идеологические выкрутасы местных режимов. В лучшие времена белорусский экспорт обеспечивал до 30% торгового оборота литовского порта Клайпеда.

Туризм из России и Беларуси также оставался значимой статьей дохода для стран Прибалтики, обеспечивая валютные поступления в их бюджеты. О том, что туристическая отрасль Прибалтики жила в основном за счет туристов из Беларуси и России, говорит простой факт: несмотря на все гонения на русский язык, персонал, занятый в туристической сфере, сохранял сносное владение им. Наконец, весьма специфической отраслью прибалтийской экономики на какое-то время стала банковская сфера. Она работала как общеевропейский ландромат, где «отмывались» капиталы как из России, так и из Европы.

На сегодняшний день, однако, все эти источники дохода оказались практически потерянными. Банки-ландроматы прогорели еще в начале 2010-х гг. От российских и белорусских туристов прибалтийские страны закрылись сами. Их порты несут убытки и теряют грузооборот, а железные дороги распродают имущество и демонтируют инфраструктуру.

В 2020-2022 гг. политика и идеология в Прибалтике окончательно взяли верх над экономикой и здравым смыслом. Образовавшиеся бюджетные дыры власти прибалтийских стран пытаются залатать при помощи специфического «военного кейнсианства», требуя со стороны европейских доноров дополнительных субсидий на возросшие военные расходы. Похоже, здесь окончательно готовы перейти к экономике военного плацдарма. Собственно, ничем иным, кроме как мифической военной угрозой с востока, оправдать столь провальную экономическую политику и не получится.


Всеволод Шимов, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований, старший научный сотрудник Центра белорусских исследований Института Европы РАН

Комментарии
20 мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Москва сделала геостратегический выбор поддерживать Минск.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$1 млн

Евразийский банк развития направил на устранение последствий паводков в Казахстане – председатель Правления ЕАБР Николай Подгузов