21 Января 2019 г. 19:24

3 сценария брекзита: уйдет ли Лондон по-английски?

3 сценария брекзита: уйдет ли Лондон по-английски?
Фото: mintpressnews.com

На прошлой неделе в Великобритании состоялось голосование по соглашению о выходе страны из Евросоюза. Его созданию предшествовали долгие переговоры, а условия были предварительно согласованы с обеими сторонами, тем не менее большинство британских парламентариев высказались против документа. Брекзит остается острым вопросом для всей Европы: председатели правящих в Германии партий и руководители концернов Daimler и Airbus призвали Британию остаться в Евросоюзе. Но, по словам министра торговли Великобритании Лиама Фокса, если не будет выполнено решение избирателей покинуть ЕС, страна столкнется с «политическим цунами». Однако бесконечно условия выхода обсуждать невозможно, и вариант «жесткого» брекзита постепенно становится все более материальным.

Неразрешимые проблемы


Брекзит обозначил комплекс проблем, связанных с интеграционными процессами, прежде всего с взаимодействиями государств-участников, и проблем наднационального уровня. Именно преодоление противодействия государств интеграционному движению и компромисс служат основанием для поступательного развития ЕС. Кроме того, с брекзитом эксперты справедливо стали связывать снижение привлекательности имиджа ЕС. В целом отношения Брюсселя и Британии являют собой самый негативный образец взаимодействия коммунитарных и национальных институтов. К сожалению, данные принципы взаимоотношений начали перенимать другие государства ЕС, например, Польша.

Собственно, с учетом того, что Британия всегда участвовала избирательно в интеграционном процессе, ее выход из ЕС оставался делом времени.

Однако ей нелегко было не только войти в состав интеграционной группы, но и, как мы видим, выйти из нее, ведь то Соглашение, которое было разработано Лондоном и Брюсселем, представляет собой согласование наиболее простых вопросов, в то время как сложные задачи, такие как граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландией, не были урегулированы до конца, как и точные сроки переходного периода с сохранением участия страны в Общем рынке. Более того, любые варианты решения данных вопросов вызывает жаркие политические споры внутри страны. Например, для консерваторов наличие открытой границы – это угроза территориальной целостности. Особое беспокойство этот вопрос вызывает у Североирландской Демократической Юнионистской партии. Но отказ от открытой границы автоматически нарушает Белфастское соглашение от 1998 г., что повысит конфликтность в регионе. Кроме того, это вызовет цепную реакцию, так как Шотландия также крайне негативно реагирует и на сам брекзит, и на Соглашение, поскольку даже не упомянута в нем, угрожая референдумом о независимости. Так что в будущем нельзя исключать еще одно эпохальное событие, связанное с приобретением Шотландией независимости. Таким образом, как для самой страны, так и для ЕС брекзит является экзистенциальной проблемой.

Последствия для Британии


Страна была расколота по вопросу брекзита изначально, и раскол сохранился до сих пор, а ни один вопрос о том, как должен проходить выход страны из ЕС, не имеет единого решения, с которым согласны все. Неудивительно, что Тереза Мэй в принципе не может рассчитывать на абсолютное парламентское большинство для поддержки своего плана брекзита. Теоретически для сохранения идеи компромисса внутри страны и за ее пределами британским парламентариям 15 января стоило бы поддержать Соглашение о выходе из ЕС, которое заключила Мэй, поскольку этот результат гарантировал бы готовность сторон к продолжению диалога и успокоил бы бизнес, причем с обеих сторон.

Однако британские парламентарии отвергли данное Соглашение, невзирая на то, что Брюссель ранее неоднократно подчеркивал, что не будет заключать новое. При этом лидер Лейбористской партии Джереми Корбин продолжает заявлять, что заключил бы более благоприятное для страны соглашение.

К сожалению, политическая борьба в данном случае помещала достичь компромисса, а жесткая позиция лейбористов, которые, конечно, имеют право, как и прочие, высказывать недовольство, означает при этом, что они проигнорировали реальные проблемы и нивелировали очень сложный двухлетний переговорный период, в котором участвовали очень многие чиновники с обеих сторон.

И вряд ли можно полагать, что кто-то сможет заключить более благоприятное соглашение, так как в британском политическом истеблишменте все равно нет согласия по ключевым вопросам – ни по доступу к Единому рынку, ни по вопросу границы.

Теперь у большинства политических сил страны есть лишь явное желание назначить виновника всех неудач, роль которого уже традиционно исполнит Мэй. Очередной проверкой на прочность для нее стало голосование по вотуму недоверия, состоявшееся 16 января, которую она прошла с очень небольшим перевесом. Поэтому возможный сценарий с прекращением деятельности этого правительства и проведением новых выборов не состоится. Помимо этого, вряд ли можно ожидать инициирование второго референдума по брекзиту.

Скорее, можно предположить проведение референдума по вопросу о согласии народа или его несогласии с выходом страны из ЕС с соглашением или без него.

Инициирование повторного референдума о выходе из ЕС вряд ли состоится, так как приведет к усугублению конфликта в обществе.

Теперь правительство может попытаться реализовать несколько возможностей. Во-первых, Мэй может инициировать новый раунд переговоров с ЕС по поводу нового соглашения, хотя вряд ли Брюссель согласится с этим, так как это будет противоречить указанной им ранее позиции; во-вторых, может быть реализован «жесткий брекзит», при котором Британия выходит без соглашения, притом, что этот вариант несет в себе серьезные издержки для страны. Поэтому, скорее всего, Мэй выберет третий вариант – будет просить отложить выход страны из ЕС и продлить сам процесс.

Все эти варианты означают, что история повторяется, но чем закончатся очередные переговоры, никому не понятно, что само по себе может обострить общественно-политический кризис.

Комитет по ЕС Британского парламента полагает возможным следующие варианты: провести еще одно голосование по соглашению; выйти из ЕС 29 марта без соглашения; призвать правительство вступить в очередной раунд переговоров для того, чтобы добиться конкретных положений, выгодных Британии; провести еще один референдум по вопросам, какой брекзит нужен британцам и нужен ли брекзит в принципе.

Последствия для ЕС


Представители ЕС встревожены поражением Мэй и тем, каким образом Соглашение, разработанное с огромным трудом, было столь жестко отвергнуто британскими парламентариями. Безусловно, в таком результате есть и доля вины самого Брюсселя. Однако выход Британии из ЕС без соглашения несет не только издержки для страны, но и для ЕС в целом, поскольку для многих стран ЕС, включая те, что входят в еврозону, Британия является традиционным инвестором. В условиях ослабленной еврозоны это грозит ухудшением финансовых позиций многих участников ЕС.

Итоги голосования по Соглашению о выходе из ЕС в британском парламенте вызвали некоторый шок в Брюсселе, который понимает, что период неопределенностей в ЕС из-за этого снова продолжится, что мучительно воспринимается всеми структурами ЕС.

По этой причине в Брюсселе теперь не исключают возможность Британии отказаться от статьи 50 и от брекзита, несмотря на то, что Парламент Британии уже ранее объявил о начале выхода, и процесс уже запущен.

Парламент не может менять свои решения, иначе британское общество будет вынуждено снова ощутить внутри себя явный раскол. Так что Британия вряд ли согласится сохранить ЕС, принося себя ему в жертву.

После голосования в британском парламенте в Брюсселе также начали просчитывать возможные варианты развертывания дальнейших событий.

Безусловно, там понимают, что прежде всего Мэй запросит новое соглашение и необходимо будет говорить о новых пунктах. Но это не входит в планы Брюсселя. Во-вторых, необходимо понимать, о какой модели взаимодействия может идти речь, в частности, по-прежнему рассматривается норвежский вариант ассоциации. В-третьих, там не исключают и возможность провести второй референдум, хотя это весьма маловероятно. В-четвертых, поскольку Британия, по всей видимости, запросит продление срока выхода, она сможет принять участие в выборах в Европарламент, и в таком случае, как говорят в ЕС, «вирус брекзита» может быстро распространиться по всем институтам ЕС.

Практически все варианты представляются Евросоюзу неудовлетворительными, и по-прежнему то Соглашение, которое было отвергнуто британцами, преподносится как лучший вариант. Но из всех возможных вариантов ЕС, скорее всего, может согласиться именно с вариантом продления срока выхода Британии из ЕС.

ЕС не пойдет на изменение Соглашения, хотя, вероятно, может внести поправки в текст необязательной политической декларации о будущем взаимодействии ЕС и Британии. Кроме того, чиновники ЕС требуют от Британии предоставить им четкое понимание того, как она видит сложившуюся ситуацию. К сожалению, не только Мэй, но похоже, и британские парламентарии не имеют четкого представления о будущем страны.

Выводы


В истории с брекзитом все не так однозначно. Например, Лондон теряет позицию финансового центра для всего ЕС, что означает ослабление фунта стерлингов, однако это влечет рост прибыли индустриальному сектору. При этом Центральный банк ЕС сейчас находится в неблагоприятных условиях, поэтому жесткий выход Британии окажется дополнительным негативным фактором.

Брекзит также означает спад в торговле между Британией и ЕС, что будет иметь негативные последствия для обеих сторон. Кроме того, если Британия, по крайней мере, объявляет готовность к тому, что может покинуть ЕС вовсе без соглашения, ЕС оказывается все-таки не готов к этой ситуации.

Таким образом, в подобных сложных ситуациях обе стороны должны искать компромисс, а изначально жесткая позиция Брюсселя, который в определенном смысле «мстил» Британии, да и диссонанс в самом британском обществе делают ситуацию практически патовой. Однако это не отменяет брекзита и того, что выгоднее осуществить его с соглашением, чем без него. Но какое решение будет принято и не будет ли оно стоить Терезе Мэй кресла премьера – увидим в ближайшем будущем.


Наталья Еремина, доктор политических наук, доцент СПбГУ, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований

Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

703 чел.

стали кандидатами на выборах в нижнюю палату парламента Беларуси. 424 выдвинуто от политических партий, 272 – путем сбора подписей, 128 – трудовыми коллективами. Они будут бороться за 110 мест

Mediametrics