30 Декабря 2020 г. 10:38

«Оппозиция готовит реванш»: 5 главных тенденций украинской политики в 2020 году

/ «Оппозиция готовит реванш»: 5 главных тенденций украинской политики в 2020 году
«Оппозиция готовит реванш»: 5 главных тенденций украинской политики в 2020 году
Президент Украины Владимир Зеленский.
Фото: agitpro.su

Украинские власти завершают 2020 г. на низкой ноте: рейтинг президента Владимира Зеленского упал с прошлогодних 73 до 27%. Упала поддержка и партии «Слуга народа», что показали местные выборы. Подогревают недовольство населения коронакризис и сложное положение в экономике, а также отсутствие прогресса по урегулированию кризиса на востоке страны. Какие тенденции сформировались в украинской политике в уходящем году, и каковы перспективы конкурентов партии власти в году наступающем, разобрал старший научный сотрудник Института постсоветских и межрегиональных исследований, доцента кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин.

2020 г. стал для многих стран постсоветского пространства турбулентным периодом, и касается это не только коронавируса, но и внутриполитических, социально-экономических и военно-политических трансформаций и конфликтов. Украина в этом смысле на первый взгляд выглядит довольно устойчиво, если исходить из отсутствия кризисных явлений уровня 2004 г. или 2014 г. Тем не менее, 2020 г. во многом определяет направления изменений, которые произойдут на Украине в наступающем году.

Поражение «Слуги народа»


Прежде всего, стоит отметить окончание большого выборного цикла в Украине, который начался с президентских выборов 2019 г., продолжился парламентскими выборами в том же году и завершился уже в 2020 г. местными выборами, проведенными по партийно-мажоритарной системе. Если первые два этапа большого электорального цикла продемонстрировали тотальное доминирование Владимира Зеленского, а затем довольно серьезное лидерство «Слуги народа», то местные выборы принципиально отличаются своими результатами. Их итоги можно оценить как тактическое поражение партии «Слуга народа», члены которой не сумели получить мэрские посты, а также добились довольно скромных результатов в ходе выборов в местные советы.

Это поражение можно считать тактическим, а не стратегическим с той точки зрения, что партия все же будет представлена в местных органах власти, сохраняя за собой роль серьезной политической силы на местах. Во многих советах «Слуги» получили довольно серьезное фракционное представительство. Кроме того, по итогам местных выборов представители партии власти иногда получают контроль над секретариатами в ходе большого торга между центром и региональными властями. Тем не менее, итоги выборов показали, что «Слуга народа» растеряла значительную часть поддержки, которая позволила ей получить 43% голосов на парламентских выборах и победить летом 2019 г. во многих мажоритарных округах.

Подъем региональных элит


Еще одной важной тенденцией выборов стало усиление роли региональных элит. Даже несмотря на то, что единая партия мэров не сложилась, именно региональные элиты – пусть и в довольно разобщенном виде – стали главными бенефициарами выборов. Не в последнюю очередь это было связано с тем, что население было склонно винить центральные власти во многих своих проблемах, что в условиях коронакризиса сыграло на руку местным властям, позиционирующим себя заступниками населения и бизнеса.

Было бы неверно полагать, что конфликт местных и центральных властей приведет к серьезным вызовам для государственности, в частности, к сепаратизму. Тем не менее, именно сложный и противоречивый процесс политического торга центра с местными элитами станет в 2021 г. одним из ключевых трендов политической жизни страны.

Кроме того, в ряде городов продолжится серьезная борьба различных групп влияния. Ключевой в этом контексте будет ситуация в Харькове, смерть мэра которого завершила целую эпоху городского управления. Безусловно, возникнет вопрос о политическом наследии Геннадия Кернеса, о будущем его управленческой группы и о новых выборах. Скорее всего, в ходе выборов ни один из кандидатов не будет способен достичь уровня популярности покойного мэра Харькова, который был харизматичным лидером, и в окружении которого не оказалось сопоставимых с ним фигур.

Однако даже если выборы отложить на некоторое время, рано или поздно их придется проводить. В них могут принять участие такие довольно популярные в Харькове фигуры, как Александр Фельдман, Михаил Добкин, Игорь Терехов и ряд других политиков, в том числе ассоциируемых с группами действующего и бывшего президентов, что обеспечит довольно сложный избирательный процесс. Пока управление, вероятно, перейдет к Терехову, который находится, по мнению целого ряда экспертов, в хороших отношениях с олигархом Арсеном Аваковым.

Раскол электората и проблема Донбасса


Третьим важным результатом выборов стала новая поляризация в стране. В 2019 г. «Слуге народа» удалось получить большое число голосов практически во всех регионах Украины, теперь же оппозиция на юго-востоке и западе Украины в лице «Оппозиционной платформы – За жизнь» (ОПЗЖ) и «Европейской солидарности» совершила частичный реванш, хотя эти партии и не могут претендовать на охват всей территории страны.

В-четвертых, важным вопросом для Украины остается ситуация на Донбассе. Переговорный процесс за 2020 г. не принес сколько-нибудь серьезных результатов. Самым крупным достижением в этом плане остается заключение соглашения о перемирии, которое в целом соблюдается уже почти пять месяцев, но все равно периодически прерывается точечными эскалациями. Однако по политической части никакого серьезного продвижения в разрешении конфликта не произошло, что ставит под очень большой вопрос возможность новой встречи в «нормандском формате». Документ, подписанный в Париже в декабре 2019 г., не выполнен, позиция об особом статусе региона не находит отражения в украинской конституции, а «формула Штайнмайера» не стала интегральным элементом закона об особом статусе.

Украина продолжает настаивать на приоритетном решении вопросов безопасности и на передаче границы между ОРДЛО и Россией под свой контроль. Россия же рассматривает в качестве приоритета именно политический статус региона в случае реинтеграции. Президент России во время прямой линии 17 декабря обозначил вероятный курс России на укрепление двусторонних связей с непризнанными республиками Донбасса, что вполне может стать ответом Москвы на отсутствие прогресса по выполнению политической части Минских соглашений, особенно в случае радикализации позиции Киева под давлением новой американской администрации.

Учитывая позицию значительной части украинского политического класса и приход к власти в США администрации Джо Байдена, трудно прогнозировать хоть какой-то прорыв в переговорах по Донбассу в ближайшие месяцы. Скорее, можно ожидать новой стадии «заморозки» с периодическими столкновениями, интенсивность которых может возрасти.

Тем не менее, сомнительна и возможность масштабной эскалации: карабахский сценарий вряд ли можно считать высоковероятным в силу военной мощи России и риска для американской администрации в прямом конфликте с ней с самого начала нового президентства. Несомненно, сохранится жесткая риторика, США по-прежнему будут рассматривать Украину как внешнеполитический актив, однако новая американская администрация будет действовать осторожнее, чем артикулировать свои намерения и позиции. Однако во внутриполитической жизни Украины внешнее влияние однозначно усилится, что уже нашло отражение в активизации групп влияния внешних акторов в стране и радикализации риторики по Донбассу.

Расстановка сил в правительстве и парламенте


В-пятых, можно отметить сохраняющуюся зависимость президента Зеленского, с одной стороны – от олигархов, а с другой – от внешнего управления. Все это накладывается на серьезное ослабление монобольшинства в Верховной Раде, которое разбито как минимум на пять крупных влиятельных групп, преследующих разные интересы.

Украине пока удалось не допустить обвала экономики. Слабые попытки суверенизации отдельных сфер, например, принятие законопроекта о частичной локализации продукции машиностроения, вызвали довольно острую реакцию со стороны представителей западных структур в Украине.

Сегодня правительство Украины находится в шатком положении. Вероятнее всего, в 2021 г. произойдет его серьезное переформатирование; нельзя исключать и замену премьер-министра. Однако выбор нового премьера – довольно серьезная дилемма, так как за этот пост идет конкуренция как представителей национального олигархата, так и внешнего управления.

Зеленский при этом, судя по всему, не может решиться на назначение сильной фигуры на пост премьера, опасаясь его потенциальных политических амбиций и исходя из падения собственного рейтинга, которое, вероятнее всего, продолжится в будущем году.

В этом контексте обращает на себя внимание активизация таких игроков, как Виталия Кличко, Дмитрия Разумкова и в меньшей степени Владимира Гройсмана, которые вполне могут начать реализацию своих политических амбиций на самом высоком уровне. Кроме того, нельзя исключить и появление новых игроков, которым будет сложнее обеспечить себе взрывной рост рейтингов, исходя из разочарования населения в Зеленском и «Слуге народа».

Возможно, хоть и в меньшей степени, проведение новых парламентских выборов, которые были бы выгодны Европейской солидарности и ОПЗЖ, но явно рискованны для власти, принимая во внимание результаты местных выборов и падение рейтингов партии власти.

Фактор пандемии


Рейтинг власти стал падать и под влиянием коронакризиса. Медицинская система оказалась неготовой к эпидемии такого уровня, кроме того, довольно негативно сказались и излишне жесткие весенние карантинные меры, когда региональная власть зачастую бросала вызов власти центральной. Кроме того, негативно сказался и скандал вокруг расходования части «ковидного фонда» на дорожное строительство, несмотря на то, что это стало одним из немногих успешных проектов власти в 2020 г.

В ходе второй волны власть приняла решение о введении жесткого карантина в начале января. Решение об этом имело не только медицинскую подоплеку, но и политэкономическую: введение карантина в декабре было бы оправданным с медицинской точки зрения, но нанесло бы более серьезный удар по торговле, чем в январе.

Безусловно, Украина в течение всего наступающего года продолжит сталкиваться с проблемой коронакризиса. Не исключена и весенняя волна эпидемии, хотя она, вероятнее всего, будет не такой сложной, как осенняя волна 2020 г. При этом вероятность оперативной прививочной кампании пока остается под сомнением: массовую вакцинацию населения Украины можно ожидать не ранее весны 2021 г.

Украина в новом году окажется перед лицом целого ряда серьезных вызовов, которые – прежде всего, кредитозависимость и проблема безопасности – находят отражение в бюджете на 2021 г., в котором огромная доля выделена именно на эти статьи расходов. В то же время, вопросам социальной сферы, медицине, образованию уделено заметно меньше внимания, хотя выход из коронакризиса и преодоление негативных тенденций в социальной сфере сегодня остаются наиболее важными вызовами. 2021 г., вероятнее всего, станет не менее сложным для украинской власти и общества с точки зрения эпидемии, но, скорее всего, будет турбулентным и исходя из внутриполитических и социальных процессов.


Александр Гущин, старший научный сотрудник Института постсоветских и межрегиональных исследований, доцент кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ

Загрузка...
Комментарии
03 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Варшава может просчитаться в попытке использовать слабости Брюсселя.

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

4%

составит рост ВВП участников Евразийского банка развития по итогам 2021 г. по прогнозу его аналитиков

Mediametrics