12 февраля 2024 г. 12:28

Александр Рар: Запад хотел обманом использовать Минские соглашения для нанесения поражения России

/ Александр Рар: Запад хотел обманом использовать Минские соглашения для нанесения поражения России

12 февраля 2015 г. был подписан Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (Минск-2). Он должен был способствовать урегулированию конфликта Киева с ДНР и ЛНР. Беларусь и Россия приложили все усилия, чтобы достичь компромисса между сторонами. Однако киевский режим и западные гаранты соглашений не выполнили договоренности. Сегодня Россия запросила заседание Совбеза ООН, чтобы напомнить об упущенном шансе урегулирования. Подробнее о причинах Минских соглашений и перспективах урегулирования украинского конфликта в его нынешней форме «Евразия.Эксперт» поговорил с германским политологом, председателем Евразийского общества (Берлин) Александром Раром.

– Господин Рар, существует версия, что Минские соглашения изначально были обречены на провал, поскольку Запад хотел лишь дать Украине время на подготовку к будущему конфликту с Россией при поддержке США и их союзников. Как роль Франции и Германии как гарантов Минских соглашений соотносится с признанием бывших лидеров этих стран об отсутствии намерений их исполнять, о чем напомнил в интервью американскому журналисту Такеру Карлсону президент России Владимир Путин? 

– Те западные лидеры, которые участвовали в подготовке Минских соглашений, сегодня откровенно признаются в том, что смысл этих договоренностей сводился к тому, чтобы хитростью подвести Россию к поражению и полностью вернуть Донбасс Украине. С Донбассом на Западе никто не собирался говорить. Запад твердо занял позицию – еще в 2014 году – что российское влияние на Украине должно быть ликвидировано. Иными словами, что Россия не должна иметь «зону влияния» на постсоветском пространстве, что такие страны, как Украина, должны рано или поздно стать частью Запада.

Российские стратегические интересы никто на Западе не хотел всерьез воспринимать. Запад стоял на позиции, что Россия уже не великая держава, не Советский Союз, что с Москвой больше не надо считаться.

– Как Вы оцениваете решение президента Украины Владимира Зеленского издать декрет, который запрещает ведение переговоров с Россией, в контексте стремления к мирному решению конфликта?

– Зеленский, я думаю, с самого начала понимал, что российскую армию уже не вытеснить. Но он перешел к некому фатализму: «Украина не должна уступить ни миллиметра территорий». Декрет о запрете переговоров с Россией был также ясным сигналом Западу: «Давайте нам оружие и деньги, мы будем сражаться насмерть, в том числе и за интересы НАТО». Зеленский считал, что так он откроет для страны двери в НАТО и Евросоюз.

– Россия смогла стать первой экономикой Европы за прошлый год, несмотря на многочисленные санкции и ограничения, включая отключение от SWIFT и санкции против нефтяных танкеров и самолетов. Не указывает ли это на несостоятельность американской политики санкций как средства давления и изменения политики других стран?

– Действительно, беспрецедентные западные санкции не смогли сломать российскую экономику. Во многом западные санкции, как бумеранг, ударили по его собственной экономике. Исход конфликта на Украине может действительно решиться крахом экономики – или Запада, на что надеется Россия, или России, о чем продолжает мечтать Запад.

– После Соединенных Штатов Германия является крупнейшим финансовым донором Украины. Какова причина того, что именно Германия, а не Франция или Великобритания, заняла такую позицию, особенно учитывая наличие стратегического проекта «Северный поток» между Германией и Россией?

– После начала конфликта на Украине немецкое правительство провозгласило так называемую смену эпох. В течение 30 лет после развала Советского Союза Германия старалась играть роль некоего адвоката России на Западе. После 24 февраля 2022 года Берлин занял позицию непримиримости в отношении России. Германии дали понять, в том числе американцы: если Берлин хочет быть лидером Европы, он должен встать на путь войны с Россией.

Англосаксы фактически с момента конца холодной войны всегда говорили: одна из главных целей западной политики – не допустить возрождение России как великой державы. Кроме того, Германия взяла на себя роль лидера в вопросе вхождения Украины в Евросоюз и НАТО. Расширения НАТО и Евросоюза никто на Западе не отменял. Членство Украины в этих организациях рассматривается как дальнейшая стратегия для укрепления Евросоюза.

– Как можно объяснить молчание Германии на фоне утверждений о том, что действия ее партнеров по НАТО, связанные с подрывом «Северного потока-1», нанесли ущерб экономике ФРГ?

– Еще задолго до подрыва «Северного потока» я в Берлине слышал такую точку зрения: «лучше бы эти трубы навсегда убрать, потому что энергетического сотрудничества с Россией никогда больше не должно быть». В Германии прекрасно понимают, что США стоят за уничтожением энергетической инфраструктуры через Балтийское море. Но немецкая проблема заключается в том, что Берлин просто не может действовать против Вашингтона.

Фактически, «американский гиббон» в Европе может делать, что хочет. Критиковать Украину за то, что она была причастна к подрыву «Северного потока», власти в Германии тоже не хотят. Германия готова пойти на финансовые жертвы, урезание собственного бюджета, но продолжать поставлять оружие и деньги на Украину.

Честно говоря, для меня это очень опасное развитие ситуации. Как мы будем возвращаться к дружбе народов, к восстановлению дипломатических и экономических отношений? Германия лишает себя всех возможностей проводить политику разрядки в будущем.

– Как выборы президента США и вступление в должность нового лидера повлияют на конфликт на Украине и продолжение финансовой поддержки Киева со стороны западных стран?

– Трудно забегать вперед, но я согласен, 2024 год будет решающим для конфликта на Украине. Если к власти в Америке придет Трамп, он будет ориентировать политику США на противостояние с Китаем, а не с Россией. Говорят, что он остановит конфликт на Украине, согласившись с потерей восточной территории Украины. Та получит некую компенсацию в виде членства в Евросоюзе и специальных военных союзнических связей с Лондоном, Берлином, Варшавой. Если у власти в Америке останется Байден, то конфликт на Украине может стать очень затяжным.

– Чем закончится конфликт на Украине, на Ваш взгляд?

– Думаю, что в Америке Трамп станет президентом, и на Украине все пойдет по мною расписанному сценарию. Я не военный специалист, мне трудно судить о силах России или Украины на фронте. Все еще может измениться. Будущее Украины, ее западных частей, полностью зависит от вливания туда денег и средств с Запада.

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

₽1,8 млрд

заложено в бюджете Евразийского союза на поддержку кооперационных производств и проектов в 2024 г. – замминистра экономического развития России Дмитрий Вольвач