02 Октября 2018 г. 20:53

Америка начала торговую войну, опасаясь коллапса из-за госдолга – эксперт Гарварда

Америка начала торговую войну, опасаясь коллапса из-за госдолга – эксперт Гарварда
Фото: wordpress.com

Начавшаяся весной торговая война между США и Китаем продолжает усиливаться. Тарифная политика президента США Дональда Трампа привела к тому, что КНР ввела 25-процентные пошлины на некоторые американские товары, на что Штаты ответили зеркально. При этом, несмотря на то, что торговля с США очень важна для Пекина, он может переориентировать ее на другие страны, чтобы избежать американских тарифов – считает китайский аналитик, преподаватель Гарвардского университета Ли Дунмэй. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказала о том, чего Дональд Трамп хотел достичь посредством ввода тарифов, как изменился американо-китайский товарооборот в ходе торговой войны и какой рынок может заменить американский для КНР.

- Госпожа Дунмэй, чего хотел достичь президент США Дональд Трамп, вводя тарифы на китайскую продукцию?

- Текущая экономическая политика Трампа направлена не на введение санкций против Китая, а на решение экономических проблем внутри США. Эти проблемы состоят в том, что в США нет денег и есть огромный госдолг. Многие люди, глядя на ВВП, полагают, что США являются крупнейшей экономикой в мире, а Китай по этому показателю находится на втором месте.

ВВП состоит из четырех составляющих: потребления (расходов домашних хозяйств на товары и услуги), инвестиций (закупки инвестиционных товаров), государственных закупок и чистого экспорта (экспорт минус импорт). Мы видим, что первые три представляют собой расходы, а четвертая приносит доход. Давайте взглянем на основных торговых партнеров США в 2017 г.

Товарооборот США с крупнейшими партнерами (млрд долларов)

Партнер

 Экспорт

 Импорт

 Внешнеторговый оборот

 Чистый экспорт

ЕС

283.5

434.9

718.4

-151.4

Китай

130.4

505.6

636.0

-375.2

Канада

282.4

300.0

582.4

-17.6

Мексика

243.0

314.0

557.0

-71.1

Япония

67.7

136.5

204.2

-68.8

Германия

53.5

117.7

171.2

-64.2

Южная Корея

48.3

71.2

119.4

-22.9

Великобритания

56.3

53.1

109.4

-3.2

Франция

33.6

48.9

82.5

-15.3

Индия

25.7

48.6

74.3

-22.9

Италия

18.3

50.0

68.3

-31.6

Тайвань

25.8

42.5

68.3

-16.7

Бразилия

37.1

29.4

66.5

7.7

Нидерланды

42.2

17.7

60.0

24.5

Саудовская Аравия

16.3

18.9

35.1

-2.6

Мы видим, что у США сложился торговый дефицит практически со всеми партнерами. В расчете ВВП США единственный чистый экспорт – это вторичный доход. Это единственное, что по-настоящему волнует президента США Дональда Трампа.

Потребление, инвестиции и государственные закупки США строились на основе виртуальной экономики и сверхпотребления, то есть на долге. В этом заключается проблема экономики США, перед которыми стоит угроза коллапса из-за отрицательных темпов роста.

Так почему Трамп считает, что введение налога на китайский импорт может помочь США решить финансовые проблемы? Причина в том, что государственный доход США опирается на корпоративные налоги, налог на доходы физических лиц и на потребительский налог.

Добавление налога на ввозимые товары может увеличить доходы государства. В дополнение к этому поднимутся цены, национальное потребление возрастет, и, соответственно, возрастет и государственная выручка с потребительского налога.

Есть и еще один эффект, которого Трамп больше всего хочет достичь – американские компании, перенесшие свое производство за рубеж, должны вернуться в Штаты и решить проблему «производственной ямы».

Если это произойдет, во-первых, их продукция, естественно, уже не будет импортироваться, и они смогут обратить вспять негативные темпы роста чистого экспорта. Во-вторых, американские компании смогут нанимать американских рабочих в Штатах. Эти работники будут платить подоходный налог государству.

Если иностранные компании уйдут из Китая, проблемы возникнут у КНР, поскольку у рабочих в таких секторах промышленности большие проблемы с безработицей. Но в США сейчас людских ресурсов не хватает. Поэтому, если подходить к делу с точки зрения нахождения оптимального решения, я бы предложила, чтобы Китай и США разрешили компаниям вернуться в США, сохранив рабочих на своих местах, потому что обучение новых требует времени. Это гораздо лучше, чем сценарий, в котором в США для низкооплачиваемой работы стекались бы потоки беженцев.

- Как изменился товарооборот между Китаем и США после введения санкций Трампом?

- Согласно данным Главного таможенного управления Китая, общий товарооборот между Китаем и США вырос с $33 млрд в 1992 г. до $583,7 млрд в 2017 г.

Объем торговли между США и Китаем в первой половине 2018 г. вырос, но рост по сравнению с прошлым годом уменьшился.

США и Китай – две крупнейшие экономики в мире. Поэтому Китай все еще придает большое значение торговым отношениям с США, а также жалобам Трампа на торговый дефицит с КНР. Например, 25 ноября 2017 г., когда Трамп посещал КНР, Китай подписал с США соглашения на $253,5 млрд, что шокировало мир, стало рекордом в американо-китайском торгово-экономическом сотрудничестве и выразило искреннее желание Китая продолжать работу с США. В марте этого года Трамп предложил ввести торговые санкции в отношении Китая, в мае Китай направил делегацию во главе с вице-премьером Госсовета КНР Лю Хэ в США для переговоров.

Трамп ввел налоги на китайский импорт, чтобы увеличить федеральные бюджетные поступления, и чтобы объем торговли между двумя странами остался без изменений. Из-за того, что Китай наращивает импорт из США, общий китайско-американский товарооборот увеличивается.

- Повлияет ли торговая война США против Китая на инициативу «Один пояс, один путь»?

- Инициатива «Пояса и пути» была предложена председателем Си Цзиньпином в сентябре 2013 г., когда он посетил Ближний Восток и Казахстан. Европа и Азия находятся на одном континенте, но на них сформировались две различные цивилизации. Две тысячи лет назад Китай пытался связать Европу и Азию через Ближний Восток, используя лошадей и верблюдов. Сегодня Европа и Азия стали ближе, но Ближний Восток был исключен из уравнения. Китай разработал высокоскоростное железнодорожное сообщение, которое будет быстрее полета на самолете. В новую эру высокоскоростных поездов Ближний Восток снова станет ядром Евразии.

Торговая война США с Китаем отражается в увеличении тарифов двумя странами, но общая потребность в товарах, особенно в Китае, растет, и это означает, что КНР развернет торговлю в сторону других стран, чтобы избежать американских тарифов.

Развитая европейская экономика может быть лучшей заменой американской для китайских высокотехнологичных экспортных товаров. Если в Евразии будет открыта высокоскоростная грузовая железная дорога, больший объем товаров сделает проект «Пояса и пути» еще более успешным.

«Один пояс – один путь» – это не только канал для торговли между Европой и Китаем, но и зона для инвестиций для северо-западных соседей Китай.

- Чем опасна торговая война с Китаем для США?

- От китайско-американских торговых отношений должны выигрывать обе стороны. В торговой войне США и Китая нет победителей, только проигравшие.

Сейчас у США есть проблемы торгового дефицита и с другими партнерами – ЕС, Канадой, Мексикой, Японией, Южной Кореей, Индией, Тайванем, Саудовской Аравией, поэтому Китаю не стоит рассматривать действия Трампа по введению тарифов как акт враждебности по отношению к КНР.

США могут уменьшить свой торговый дефицит, нарастив экспорт в Китай. Привлечение иностранных инвестиций и покупателей – также важный способ наращивания ВВП. Сейчас только Китай импортирует большой объем товаров из США и вливает инвестиции в американскую экономику, а также создает довольно большой поток туристов в Америку. С другими торговыми партнерами США ситуация иная. Поэтому напряженные и тем более враждебные отношения между США и Китаем – это большая потеря для Штатов, которая может стать причиной спада американской экономики.

Загрузка...
Комментарии
15 Февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Отказ Минска от виртуального нейтралитета не дает ответа на вопрос, куда власть ведет республику.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2020 году
инфографика
Цифра недели

$5,6 млрд

составили активы Евразийского банка развития по итогам 2020 г. Прирост активов за год составил $439 млн

Mediametrics