Антироссийские санкции спровоцируют «правый поворот» и смену элит в ЕС Антироссийские санкции спровоцируют «правый поворот» и смену элит в ЕС

15 марта Евросоюз официально утвердил новые санкции против России. Среди них – ограничение импорта российской стали и железа, запрет на инвестиции в энергетический сектор страны, экспорт предметов роскоши в Россию, а также новые рестрикции в отношении российских бизнесменов, журналистов и компаний. Это уже четвертый по счету санкционный пакет, принимаемый с начала российской специальной операции на Украине. Какие санкции Евросоюз и США вводили против России раньше, и чем новая санкционная война грозит европейской экономике и политике, проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Санкционные войны


Санкции – инструмент дипломатического принуждения. Поэтому их можно считать частью (а в современном мире даже заменой) военных действий, или подготовкой к войне. Чаще всего в таких случаях страны вводят друг против друга рестрикции в отношении конкретных товарных групп, преимущественно связанных с военным производством и вооружениями. Но иногда санкции касаются и торговых отношений в целом (например, континентальная блокада). Поэтому можно сказать, что институт санкций применяется, прежде всего, против геополитических конкурентов.

Россия не в первый раз столкнулась с санкциями. Чаще всего их применяли США и Великобритания. Вспомним, в 1919 г. против советской России ввели санкции все государства Антанты. В 1925 г. они же установили «золотую блокаду», в 1930 г. – запрет на импорт всех товаров, кроме зерна. В 1939 г. были объявлены новые санкции в связи с советско-финской войной. В 1948-1949 гг. США ввели очередные санкции с ограничением поставок оборудования. Затем санкции вводились и в 1960-е, и в 1970-е, и в 1980-е, и в 2000-е годы. Цель этих санкций была связана с задачей максимально ухудшить экономическое положение в стране, чтобы изменить политическую ситуацию.

С 2014 г. началась масштабная санкционная война, объявленная России евроатлантическим сообществом. Именно тогда на Россию был наложен самый большой объем санкций, к которым присоединились все союзники, партнеры и сателлиты США. При этом санкции против России всегда сопровождались специфическим объяснением причин их введения. И эти объяснения связаны с информационной составляющей.

Объявление об антироссийских санкциях дополняется изображением России как большого грозного медведя, монстра, угрожающего «цивилизованному миру». Эта составляющая санкций стала особенно зримой сейчас, в эпоху глобальной информационной сферы.

Отметим также, что санкции против России вводились и во время конфликтных ситуаций, и во время миролюбивых жестов. Так, антироссийские санкции объявлялись в период действия Минских соглашений за их невыполнение, хотя Россия не являлась стороной, обязанной их исполнять.

Позиция ЕС и США


Список всех введенных антироссийских санкций доступен на множестве ресурсов, поэтому просто упомянем основные. В настоящее время санкции коснулись главы российского государства и основных политических деятелей и бизнесменов. Они направлены против оборонно-промышленного комплекса, самолетостроения и судостроения; финансовые и технологические секторальные ограничения затронули 64 ключевые структуры России (Администрацию Президента, Минобороны, Службу внешней разведки, компании военно-промышленного, энергетического, авиастроительного и финансового секторов, крупные центры и компании: «Оборонпром» и «Рособоронэкспорт», «Сухой», «Туполев», ракетно-космический центр «Прогресс», организации «Калашников», «Ростех», «Алмаз-Антей», «Уралвагонзавод», РЖД, «КамАЗ», «Совкомфлот», «Севмаш», «Ростех-Азимут» и многие другие, всего в списке 113 учреждений).

ЕС запретил поставки в Россию высокотехнологической продукции (системы связи, электронику, полупроводники, авиационные и космические компоненты, собственно воздушные суда), запретив их техническое обслуживание; ввел запрет российским авиаперевозчикам приземляться, взлетать или пролетать над территорией Союза. Американским финансовым институтам запрещены любые сделки с российскими рублевыми облигациями федерального займа или валютными суверенными евробондами, выпущенными после 1 марта 2022 г. Помимо этого, конкретные предприятия закрыли свои производства и магазины в России.

Для стран, расположенных в Евразии, каждый новый раунд санкций становится особенно чувствительным, особенно с учетом тесных торгово-экономических связей. Поэтому, например, бизнес в Германии, на Кипре, и в Италии довольно болезненно воспринимал введение новых ограничений.

Сейчас и в Болгарии, например, заявляют, что не имеют возможности заместить российский газ. Это значит, что санкции в газовой сфере скорее уничтожат болгарскую промышленность, чем нанесут вред России (но, может быть, это устраивает чиновников ЕС, представляющих другие страны?). Кстати, Польша и Прибалтика всегда готовы рассматривать все виды санкций и поддерживать их.

Однако в конце февраля-начале марта 2022 г. не слышно голосов, предлагающих прежде разобраться в ситуации, а затем принимать решение. Так, глава бизнес-ассоциации Восточной Германии, ранее твердо выступавшей за улучшение торговых связей с Россией, объявил, что без сомнения поддержит все санкции против Москвы. И сейчас не Германия, а скорее Франция оказалась на лидирующей позиции в ЕС, пытаясь обвинять Россию, отказавшись признавать геноцид на Донбассе. И к этому голосу примкнули все. Франция теперь конкурирует с Великобританией за роль лидера безопасности в Европе, признавая, правда, гегемонию США. Остается задаться вопросом: как французские, британские, немецкие и прочие журналисты и политики за восемь лет войны с бомбежками на Донбассе умудрились ее не заметить?

Кроме того, в ЕС ссылаются на предыдущий опыт антироссийских санкций, указывая, что их смогли ввести, защитив экономику Союза. Вообще, сейчас представления о возможном негативном влиянии антироссийских санкций на экономику Евросоюза рассматриваются как дезинформация.

Так, на европейском сайте, который создан для борьбы с такими мнениями, указывается, что экспортные потери ЕС от антироссийских санкций в 2014 г. составили всего 0,2% от общей добавленной стоимости. Более того, в Евросоюзе полагают, что в 2016 г. большинство пострадавших сельскохозяйственных секторов смогли найти альтернативные рынки в ЕС и за его пределами. В этом же отчете указано, что санкции якобы были катастрофой только для российской экономики, сократив на 6% ВВП России. Европейские эксперты уверены, что именно из-за этого в России в 2019 г. не выросла зарплата, в отличие от других стран мира.

В итоге в Брюсселе делают вывод о том, что санкции ЕС против России, начиная с 2014 г., работают именно так, как и должны. В этих условиях разговор о возможном вреде антироссийских санкций для экономики Евросоюза, видимо, не будет официально поддерживаться.

Мы также не можем ожидать изменения позиции Брюсселя по вопросу санкций и по другой причине. Так, на том же сайте Евросоюза по борьбе с якобы дезинформацией опровергается мысль о несоблюдении Украиной Минских соглашений. Это делается всего лишь сообщением о том, что президент Зеленский обещает их выполнять и придерживаться. Видимо, в таком важном деле для представителей ЕС достаточно очередного заявления, чтобы назвать слова России о многочисленных нарушениях Минских соглашений фейком. В контексте «охоты на ведьм» вопрос виновности Украины в срыве Минских соглашений вообще не рассматривается, а значит, санкционное противостояние неизбежно. У представителей ЕС просто нет другого мнения, и они не проявляют готовность и мужество услышать иную точку зрения.

Ограничения для ограничений


В глобальном мире санкции всегда причиняют вред не только той стране, против которой они вводятся, но и тому, кто их вводит. Известны ситуации, когда примененные санкции приходилось отменять. Например, в случае сотрудничества американских предприятий с Рособоронэкспортом и другими производствами. Поэтому «тотальная санкционная война», о которой официально заявили во Франции, невозможна.

Мир стал намного шире и разнообразнее, появились новые международные структуры, обеспечивающие сотрудничество стран в экономике, торговле и безопасности: ЕАЭС, БРИКС, ШОС и другие, которые создают равноправные возможности для сотрудничающих стран. Издержки антироссийских санкций для Евросоюза тем выше, чем сильнее они должны ударить по России. Среди наиболее очевидных последствий эксперты ЕС, в частности, глава консалтингового и исследовательского агентства «Кэпитэл экономикс» Эндрю Кеннингэм, указывают высокие цены на энергоресурсы, рост цен на материалы и инфляцию. Стоит учитывать и то, что практически 30% мирового рынка зерна обеспечивает Россия.

Однако есть и политические издержки, о которых мало задумываются сейчас политики в ЕС, примеряющие на себя роль лидера и защитника мира, чтобы привлечь электорат.

Во-первых, лидеры стран Запада не осознают, что доверие граждан к ним подорвано уже давно, поэтому вряд ли население их стран будет иметь всегда однозначную позицию по отношению к тому, что они делают и говорят.

Во-вторых, сейчас мы видим, как борьба с Россией фактически обнажила глубинный агрессивный национализм многих людей в странах ЕС в форме ненависти ко всему русскому. Во многих местах буквально началась «охота на ведьм» (речи ненависти, запреты на работу для русских, идея о том, что «стыдно быть русским», отказ от постановок русских авторов в театрах, агрессия против студентов из России и так далее, и тому подобное). Оказалось, что наши «западные партнеры» слишком легко впадают в националистический угар, что не слишком способствует наступлению мира. Поэтому неудивительно, что они благосклонно относятся к глубоко укоренившемуся в украинской политике и быту неонацизму. Эта ситуация в странах ЕС неизбежно вызовет к жизни разнообразные формы политической агрессии, неонацистские партии и движения.

В-третьих, очень четко оформятся позиции и вырастет потенциал традиционных политических оппонентов мейнстримным партиям, например, в лице партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен. В-четвертых, политическое единство Евросоюза зависит именно от экономического благополучия. Поэтому, даже минимальное ухудшение качества жизни граждан Европы (а оно неизбежно, с учетом того, что 40% газа используемого в ЕС поступает из России, а также проседания экономик всех стран в условиях коронавируса) нанесет мощный удар по политическому союзу. В связи с этим его придется все больше поддерживать идеями угроз извне, в общем, идти по пути «в никуда» и под полный контроль США.

Кстати, уже сейчас встали конкретные производства. Так, Фольксваген заявил о приостановке работы двух заводов из-за срыва производственно-технологических цепочек. В этих условиях ЕС попадает в полную зависимость от США. Они сами начнут диктовать свои правила на энергетическом рынке Европейского союза. Чтобы не допустить этого, ЕС ведет переговоры не только с США, но и с Катаром, Алжиром, Нигерией и другими экспортерами. И наконец, в условиях столь тотальных рестрикций против российского рынка Евросоюз автоматически перестает быть центром силы.  

Что будет дальше


Изменится ли санкционная ситуация? В краткосрочной перспективе – нет. Страны ЕС и США всегда слишком легко обвиняли Россию (даже в использовании химического оружия и применении боевых отравляющих веществ), не предъявляя никаких доказательств. Поэтому не стоит рассчитывать на более внимательный и серьезный подход в текущей ситуации.

Также следует учитывать, что Брюссель не один принимает решение о санкциях, но действует вместе с Вашингтоном и Оттавой. В среднесрочной перспективе и в зависимости от итогов специальной военной операции ситуация отчасти изменится. Собственно, именно на этот исход надеются сами зарубежные компании, которые во многом под давлением ушли с российского рынка, но поспешили заверить, что принимают такое решение на определенный срок. А вот то, что мир уже точно изменился, смогли пока понять далеко не все «западные партнеры».


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

16 Марта 2022 г. 08:15

Антироссийские санкции спровоцируют «правый поворот» и смену элит в ЕС

/ Антироссийские санкции спровоцируют «правый поворот» и смену элит в ЕС
Антироссийские санкции спровоцируют «правый поворот» и смену элит в ЕС
Фото: BART BIESEMANS (REUTERS)

15 марта Евросоюз официально утвердил новые санкции против России. Среди них – ограничение импорта российской стали и железа, запрет на инвестиции в энергетический сектор страны, экспорт предметов роскоши в Россию, а также новые рестрикции в отношении российских бизнесменов, журналистов и компаний. Это уже четвертый по счету санкционный пакет, принимаемый с начала российской специальной операции на Украине. Какие санкции Евросоюз и США вводили против России раньше, и чем новая санкционная война грозит европейской экономике и политике, проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Санкционные войны


Санкции – инструмент дипломатического принуждения. Поэтому их можно считать частью (а в современном мире даже заменой) военных действий, или подготовкой к войне. Чаще всего в таких случаях страны вводят друг против друга рестрикции в отношении конкретных товарных групп, преимущественно связанных с военным производством и вооружениями. Но иногда санкции касаются и торговых отношений в целом (например, континентальная блокада). Поэтому можно сказать, что институт санкций применяется, прежде всего, против геополитических конкурентов.

Россия не в первый раз столкнулась с санкциями. Чаще всего их применяли США и Великобритания. Вспомним, в 1919 г. против советской России ввели санкции все государства Антанты. В 1925 г. они же установили «золотую блокаду», в 1930 г. – запрет на импорт всех товаров, кроме зерна. В 1939 г. были объявлены новые санкции в связи с советско-финской войной. В 1948-1949 гг. США ввели очередные санкции с ограничением поставок оборудования. Затем санкции вводились и в 1960-е, и в 1970-е, и в 1980-е, и в 2000-е годы. Цель этих санкций была связана с задачей максимально ухудшить экономическое положение в стране, чтобы изменить политическую ситуацию.

С 2014 г. началась масштабная санкционная война, объявленная России евроатлантическим сообществом. Именно тогда на Россию был наложен самый большой объем санкций, к которым присоединились все союзники, партнеры и сателлиты США. При этом санкции против России всегда сопровождались специфическим объяснением причин их введения. И эти объяснения связаны с информационной составляющей.

Объявление об антироссийских санкциях дополняется изображением России как большого грозного медведя, монстра, угрожающего «цивилизованному миру». Эта составляющая санкций стала особенно зримой сейчас, в эпоху глобальной информационной сферы.

Отметим также, что санкции против России вводились и во время конфликтных ситуаций, и во время миролюбивых жестов. Так, антироссийские санкции объявлялись в период действия Минских соглашений за их невыполнение, хотя Россия не являлась стороной, обязанной их исполнять.

Позиция ЕС и США


Список всех введенных антироссийских санкций доступен на множестве ресурсов, поэтому просто упомянем основные. В настоящее время санкции коснулись главы российского государства и основных политических деятелей и бизнесменов. Они направлены против оборонно-промышленного комплекса, самолетостроения и судостроения; финансовые и технологические секторальные ограничения затронули 64 ключевые структуры России (Администрацию Президента, Минобороны, Службу внешней разведки, компании военно-промышленного, энергетического, авиастроительного и финансового секторов, крупные центры и компании: «Оборонпром» и «Рособоронэкспорт», «Сухой», «Туполев», ракетно-космический центр «Прогресс», организации «Калашников», «Ростех», «Алмаз-Антей», «Уралвагонзавод», РЖД, «КамАЗ», «Совкомфлот», «Севмаш», «Ростех-Азимут» и многие другие, всего в списке 113 учреждений).

ЕС запретил поставки в Россию высокотехнологической продукции (системы связи, электронику, полупроводники, авиационные и космические компоненты, собственно воздушные суда), запретив их техническое обслуживание; ввел запрет российским авиаперевозчикам приземляться, взлетать или пролетать над территорией Союза. Американским финансовым институтам запрещены любые сделки с российскими рублевыми облигациями федерального займа или валютными суверенными евробондами, выпущенными после 1 марта 2022 г. Помимо этого, конкретные предприятия закрыли свои производства и магазины в России.

Для стран, расположенных в Евразии, каждый новый раунд санкций становится особенно чувствительным, особенно с учетом тесных торгово-экономических связей. Поэтому, например, бизнес в Германии, на Кипре, и в Италии довольно болезненно воспринимал введение новых ограничений.

Сейчас и в Болгарии, например, заявляют, что не имеют возможности заместить российский газ. Это значит, что санкции в газовой сфере скорее уничтожат болгарскую промышленность, чем нанесут вред России (но, может быть, это устраивает чиновников ЕС, представляющих другие страны?). Кстати, Польша и Прибалтика всегда готовы рассматривать все виды санкций и поддерживать их.

Однако в конце февраля-начале марта 2022 г. не слышно голосов, предлагающих прежде разобраться в ситуации, а затем принимать решение. Так, глава бизнес-ассоциации Восточной Германии, ранее твердо выступавшей за улучшение торговых связей с Россией, объявил, что без сомнения поддержит все санкции против Москвы. И сейчас не Германия, а скорее Франция оказалась на лидирующей позиции в ЕС, пытаясь обвинять Россию, отказавшись признавать геноцид на Донбассе. И к этому голосу примкнули все. Франция теперь конкурирует с Великобританией за роль лидера безопасности в Европе, признавая, правда, гегемонию США. Остается задаться вопросом: как французские, британские, немецкие и прочие журналисты и политики за восемь лет войны с бомбежками на Донбассе умудрились ее не заметить?

Кроме того, в ЕС ссылаются на предыдущий опыт антироссийских санкций, указывая, что их смогли ввести, защитив экономику Союза. Вообще, сейчас представления о возможном негативном влиянии антироссийских санкций на экономику Евросоюза рассматриваются как дезинформация.

Так, на европейском сайте, который создан для борьбы с такими мнениями, указывается, что экспортные потери ЕС от антироссийских санкций в 2014 г. составили всего 0,2% от общей добавленной стоимости. Более того, в Евросоюзе полагают, что в 2016 г. большинство пострадавших сельскохозяйственных секторов смогли найти альтернативные рынки в ЕС и за его пределами. В этом же отчете указано, что санкции якобы были катастрофой только для российской экономики, сократив на 6% ВВП России. Европейские эксперты уверены, что именно из-за этого в России в 2019 г. не выросла зарплата, в отличие от других стран мира.

В итоге в Брюсселе делают вывод о том, что санкции ЕС против России, начиная с 2014 г., работают именно так, как и должны. В этих условиях разговор о возможном вреде антироссийских санкций для экономики Евросоюза, видимо, не будет официально поддерживаться.

Мы также не можем ожидать изменения позиции Брюсселя по вопросу санкций и по другой причине. Так, на том же сайте Евросоюза по борьбе с якобы дезинформацией опровергается мысль о несоблюдении Украиной Минских соглашений. Это делается всего лишь сообщением о том, что президент Зеленский обещает их выполнять и придерживаться. Видимо, в таком важном деле для представителей ЕС достаточно очередного заявления, чтобы назвать слова России о многочисленных нарушениях Минских соглашений фейком. В контексте «охоты на ведьм» вопрос виновности Украины в срыве Минских соглашений вообще не рассматривается, а значит, санкционное противостояние неизбежно. У представителей ЕС просто нет другого мнения, и они не проявляют готовность и мужество услышать иную точку зрения.

Ограничения для ограничений


В глобальном мире санкции всегда причиняют вред не только той стране, против которой они вводятся, но и тому, кто их вводит. Известны ситуации, когда примененные санкции приходилось отменять. Например, в случае сотрудничества американских предприятий с Рособоронэкспортом и другими производствами. Поэтому «тотальная санкционная война», о которой официально заявили во Франции, невозможна.

Мир стал намного шире и разнообразнее, появились новые международные структуры, обеспечивающие сотрудничество стран в экономике, торговле и безопасности: ЕАЭС, БРИКС, ШОС и другие, которые создают равноправные возможности для сотрудничающих стран. Издержки антироссийских санкций для Евросоюза тем выше, чем сильнее они должны ударить по России. Среди наиболее очевидных последствий эксперты ЕС, в частности, глава консалтингового и исследовательского агентства «Кэпитэл экономикс» Эндрю Кеннингэм, указывают высокие цены на энергоресурсы, рост цен на материалы и инфляцию. Стоит учитывать и то, что практически 30% мирового рынка зерна обеспечивает Россия.

Однако есть и политические издержки, о которых мало задумываются сейчас политики в ЕС, примеряющие на себя роль лидера и защитника мира, чтобы привлечь электорат.

Во-первых, лидеры стран Запада не осознают, что доверие граждан к ним подорвано уже давно, поэтому вряд ли население их стран будет иметь всегда однозначную позицию по отношению к тому, что они делают и говорят.

Во-вторых, сейчас мы видим, как борьба с Россией фактически обнажила глубинный агрессивный национализм многих людей в странах ЕС в форме ненависти ко всему русскому. Во многих местах буквально началась «охота на ведьм» (речи ненависти, запреты на работу для русских, идея о том, что «стыдно быть русским», отказ от постановок русских авторов в театрах, агрессия против студентов из России и так далее, и тому подобное). Оказалось, что наши «западные партнеры» слишком легко впадают в националистический угар, что не слишком способствует наступлению мира. Поэтому неудивительно, что они благосклонно относятся к глубоко укоренившемуся в украинской политике и быту неонацизму. Эта ситуация в странах ЕС неизбежно вызовет к жизни разнообразные формы политической агрессии, неонацистские партии и движения.

В-третьих, очень четко оформятся позиции и вырастет потенциал традиционных политических оппонентов мейнстримным партиям, например, в лице партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен. В-четвертых, политическое единство Евросоюза зависит именно от экономического благополучия. Поэтому, даже минимальное ухудшение качества жизни граждан Европы (а оно неизбежно, с учетом того, что 40% газа используемого в ЕС поступает из России, а также проседания экономик всех стран в условиях коронавируса) нанесет мощный удар по политическому союзу. В связи с этим его придется все больше поддерживать идеями угроз извне, в общем, идти по пути «в никуда» и под полный контроль США.

Кстати, уже сейчас встали конкретные производства. Так, Фольксваген заявил о приостановке работы двух заводов из-за срыва производственно-технологических цепочек. В этих условиях ЕС попадает в полную зависимость от США. Они сами начнут диктовать свои правила на энергетическом рынке Европейского союза. Чтобы не допустить этого, ЕС ведет переговоры не только с США, но и с Катаром, Алжиром, Нигерией и другими экспортерами. И наконец, в условиях столь тотальных рестрикций против российского рынка Евросоюз автоматически перестает быть центром силы.  

Что будет дальше


Изменится ли санкционная ситуация? В краткосрочной перспективе – нет. Страны ЕС и США всегда слишком легко обвиняли Россию (даже в использовании химического оружия и применении боевых отравляющих веществ), не предъявляя никаких доказательств. Поэтому не стоит рассчитывать на более внимательный и серьезный подход в текущей ситуации.

Также следует учитывать, что Брюссель не один принимает решение о санкциях, но действует вместе с Вашингтоном и Оттавой. В среднесрочной перспективе и в зависимости от итогов специальной военной операции ситуация отчасти изменится. Собственно, именно на этот исход надеются сами зарубежные компании, которые во многом под давлением ушли с российского рынка, но поспешили заверить, что принимают такое решение на определенный срок. А вот то, что мир уже точно изменился, смогли пока понять далеко не все «западные партнеры».


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
15 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Западные страны просчитались в антироссийском санкционном угаре.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

38%

составил рост товарооборота России со странами БРИКС в I квартале 2022 г., достигнув объема $45 млрд – президент РФ

Mediametrics