Работа над ошибками: Беларусь меняет подход к исторической памяти Работа над ошибками: Беларусь меняет подход к исторической памяти

В 2021 г. Беларуси активизировали работу по сохранению исторической памяти. Было начато масштабное расследование геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны, введен новый государственный праздник – День народного единства, отмечаемый в день возвращения западных белорусских земель. В статье 15 Конституции предлагается закрепить обязанность защиты исторических фактов о подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной. 2022 г. стал «Годом исторической памяти» в республике, и в его рамках, по словам президента Беларуси Александра Лукашенко, предстоит объективно оценить различные периоды национальной истории. Как белорусские власти собираются перестраивать исторический нарратив республики, и что это значит для отношений Минска с соседями, разобрался независимый эксперт Василий Малашенков.

В новогоднем обращении президент Беларуси Александр Лукашенко объявил 2022 г. «Годом исторической памяти». Это прямое следствие событий 2020 г. В Минске анализируют причины политического кризиса, который подавлен на 99% с помощью силовиков, а идеологическая машина оказалась почти беспомощной. Создание исторического нарратива явно станет работой над ошибками в этом секторе. Ниже предлагаем разобрать некоторые ошибки и посмотреть, как теперь белорусские власти будут конструировать историческую концепцию республики.

Некоторые вводные прямо и откровенно дал Лукашенко на одном из первых совещаний 2022 г. Первая – государство внимательно изучит, какие у него в арсенале есть мемориалы. Определит, каких исторических персонажей стоит «канонизировать» (в официальном дискурсе используется слово «увековечить»). Просматривается и очередная корректировка учебников истории. Пресс-служба президента Беларуси говорит об этом так: «...Внести коррективы в работу по патриотическому воспитанию детей и молодежи с опорой на факты героических подвигов предков».

Во-вторых, Лукашенко заявил, что эта работа – «одно из важнейших направлений обеспечения национальной безопасности». Повторимся, здесь явно слышны отголоски 2020 г. Любая власть ставит себя под угрозу, если не занимается историей и культурой, потому что это часть идеологии. А события 2020 г. частично имели место из-за проигрыша государства на идейном фронте. Хотя формально у властей огромные штаты идеологов.

В-третьих, было дано обещание больше не замалчивать преступления коллаборационистов. В том числе речь идет о национальных подразделениях. Например, литовских и украинских. В принципе многое по этой теме не скрывали, но акцента не делали, и нельзя сказать, что «провластные» историки активно рассказывали населению об этой части истории. Что-то было, но не массово. Чуть ниже вернемся к этой теме.

Польский вопрос


Усиливается антипольский вектор. В рамках четвертого тезиса Лукашенко предложил назвать период Речи Посполитой «оккупацией белорусской земли поляками» и «этноцидом белорусов». Напомнил о языковой дискриминации части населения и тяжелой судьбе белорусских крестьян. Этот пункт сразу прокомментируем.

Ранее в Беларуси не было четкой государственной политики по поводу польского прошлого. Дело осложняется и тем, что это прошлое носило разный характер. Условно можно разделить его на два периода: старый и новый. Старый – это времена Речи Посполитой, которая, по сути, начала с союза с Великим княжеством Литовским, а закончила его инкорпорацией. Большая часть элиты через различные механизмы экономического и иного давления со временем «ополячилась». Действительно были дискриминационные законы для православных и белорусскоязычных (имеется в виду старобелорусский язык, еще не имевший четкого нормирования).

Поэтому данный период всегда был предметом дискуссии как на уровне ученых, так и бытовом уровне. Он был и одним из факторов напряженных отношений между католиками и православными, которые в последние годы в массе своей всегда старались дружить, но именно польская тема оставалась яблоком раздора. Государство в этом плане чаще всего воздерживалось от точных оценок.

Очень показательна долгая история конфликта между «правильными» и «неправильными» этническими поляками внутри Беларуси. Фактически, образовались две фракции: провластная и оппозиционная. Проблема решалась в основном силовыми методами. Провластный Союз поляков помогал лишь частично.

Сейчас, когда решено пойти по однозначно антипольскому вектору, пока неясно, что будет с провластными поляками и лояльной частью католиков. Последним, возможно, придется усилить белорусификацию приходов. В любом случае, это представляет проблему, которая помешает внедрению нового исторического нарратива.

Отдельно упомянем фигуры Тадеуша Костюшко и Кастуся Калиновского. Титул «белорусских героев» им присвоили искусственно. Это польские герои. Нередко их белорусификация вызывает негатив со стороны поляков. Например, в 2017 г. был скандал с установкой памятника Костюшко в Швейцарии. Инициатором и спонсором была белорусская диаспора, а поляки недоумевали. Для них это было аналогично тому, как если бы Ротшильды в советское время заявили, что Ленин – их герой, а не мирового пролетариата.

С другой стороны, если игнорировать мнение таких поляков, и оставить Костюшко и Калиновского в пантеоне своих героев, это вызовет диссонанс с нарративом о братском российском народе.

Профессиональные историки понимают, что это политический вопрос. Московское государство, ставшее в будущем основой России, не всегда было в мирных отношениях с властями тех земель, где сейчас находится Беларусь. Поэтому разговоры о вечной дружбе – это все-таки из сферы дипломатии. А дипломатия у Минска вряд ли может остаться многовекторной в нынешних условиях и с точки зрения дальнейших интеграционных процессов. Настало время выбирать.

Что касается нового польского периода, то тут все просто. В 1939 г. закончилась польская власть в Западной Беларуси, а ее земли перешли к БССР. Этот период и ранее часто называли «польской оккупацией». А в 2021 г. решили праздновать День народного единства – 17 сентября – в честь обретения западнобелорусских земель. Здесь особых проблем у власти не будет, разве что оппоненты попробуют противопоставить этому идею «оккупации» БССР враждебной «рукой Кремля».

Великое княжество Литовское


Пятый тезис совещания. Власть не собирается отказываться от исторического наследия Великого княжества Литовского (ВКЛ). Оно, конечно, не было «протобелорусским государством», но это прошлое Беларуси и по большей части княжество все-таки было славянским, а не балтийским. Грубо говоря, польские рыцари для власти теперь «не в моде», а вот литовские – «в моде».

Решение сохранить эту главу истории – «шпилька» для Литвы, где нередко игнорируют права Беларуси на наследие ВКЛ.

К примеру, в Литве есть такой праздник, как День государственности (6 июля). Это день коронации короля Миндовга (основатель первой династии литовских князей – прим. ЕЭ). Но она проходила не на территории современной Литвы, которая была лишь небольшой частью ВКЛ. Событие имело место в замке в современном белорусском Новогрудке. У ряда литовских историков версия, конечно, иная.

Таких спорных моментов еще довольно много. И здесь идеологический конфликт не такой, как между Минском и Варшавой. Никто не хочет строить антилитовский нарратив. С Вильнюсом спор о том, что история ВКЛ, как минимум, общая. И «пакет акций» у Беларуси должен быть мажоритарным. Для литовских властей это может выглядеть как попытка деконструкции национального исторического мифа силами соседнего государства. Это – ответ на поддержку Вильнюсом Светланы Тихановской.

Советское прошлое


Шестой постулат вполне ожидаем. Как нация белорусы окончательно сформировались в советское время. «Именно тогда началась история белорусского государства. По-настоящему», – заявил Лукашенко. И это недалеко от истины. Но тут есть свой комплекс проблем.

Государству нужно четко определиться, что для него Белорусская народная республика (БНР). В 1918 г. в строительстве этого несостоявшегося государства участвовали и те, кто потом строил советскую республику. Были и те, кто просил поддержки немецкого кайзера. Вдобавок к этому коллаборационисты-эмигранты позже реставрировали «виртуальную» БНР за рубежом. И те нарративы, которые транслируют их наследники, направлены против нынешней власти.

К тому же, в противоречивой мифологии БНР, которая довольно хорошо зашла в умы молодежи, есть архетип протестов. Не зря бело-красно-белый флаг, стяг БНР, активно использовался в 2020 г. Так что сейчас власти не могут ни полностью поддержать концепт БНР, ни заклеймить его как полностью вражеский. Скорее всего, придется долго очищать его от поздних наслоений, оставив акцентированным только 1918 г.

Отсюда логически следует, что датой основания первого реального белорусского государства нужно считать 1 января 1919 г. Тогда советскую национальную республику провозгласили в Смоленске. Через столетие мы видим, что это, скорее, была пересборка распадавшейся Российской империи в новый формат – объединение национальных республик. Как бы то ни было, появилась база для объявления в 1991 г. независимой Республики Беларусь.

Современным властям Беларуси нужно будет проработать советскую часть исторического нарратива, учитывая эти нюансы, а также менявшуюся политику центра и местной партийной элиты по поводу белорусского языка.

Эхо войны


В 2020-2021 гг. на идеологическом фронте государство боролось с протестными настроениями через отсылки к Великой Отечественной войне. В каком-то смысле схожий прием использовала и оппозиционная пропаганда, называя сотрудников силовых органов «карателями», а политический режим фактически приравнивая к «нацистскому».

Власть в ответ раскрутила идею тождества протестующих и коллаборационистов. Символ протеста, бело-красно-белый флаг, был однозначно объявлен нацистским. По факту все это не помогло победить идеологически, а только поляризовало общество. Каждая из сторон уверена, что «оппоненты – фашисты».

Популярным и народным символом долгое время была георгиевская (гвардейская) ленточка. Предложенная государством альтернатива в виде яблочного цветка и красно-зеленой ленточки массово не прижилась. Этот символ 9 мая немалая часть населения надевает в добровольно-принудительном порядке (в основном заставляют бюджетников).

Неважно обстоят дела и с акцией «Бессмертный полк». Сначала власти не знали, как к ней относиться, равно как и к георгиевской ленте. Потому и придумали альтернативную акцию «Беларусь помнит», но она во многом проводилась не добровольно, а через административный ресурс. В итоге получился клубок противоречий, который еще предстоит распутывать не один год.

Вывод


Подведем итог. Государство хочет поддерживать десятилетиями складывавшиеся традиции почитания памяти о войне. При этом из общего советского прошлого хотят искусственно отделить его белорусскую часть, что слишком бросается в глаза. Это явно будет создавать проблемы в коммуникации с российской стороной, в том числе на уровне обществ и научных кругов.

Еще до объявления «Года исторической памяти» в Беларуси был принят закон о введении уголовной ответственности за отрицание геноцида в годы немецкой оккупации и в первые послевоенные годы. Что имеется в виду относительно второго периода, пока четко не объяснили. Видимо, речь об акциях остатков Армии Крайовой. А по первому периоду получилась очень интересная ситуация.

Закон запрещает отрицание геноцида именно белорусского народа, под которым имеют в виду советских граждан, проживавших в БССР на тот момент. Получается, что можно отрицать геноцид советского народа в других местах. Например, уничтожение цыган при оккупации Смоленской области. Также непонятно, как быть с геноцидом евреев из Западной Европы на территории БССР в годы войны. Формально получается, что его тоже можно отрицать, и за это не будет уголовного наказания.

Обратим внимание и на то, что на волне протестов 2020 г. органы прокуратуры и другие силовые структуры бросили огромные силы на расследования масштабного уголовного дела о геноциде белорусского народа в годы оккупации. С одной стороны, в теме есть много белых пятен, и хорошо бы их устранить. С другой, дело начато через десятилетия после войны, и возникает вопрос, почему раньше в Республике Беларусь этим так серьезно не занимались.

Идет не просто расследование с опросом доживших до наших дней свидетелей, раскопками мест массовых казней, изучением архивов. Отправлены запросы за рубеж. В том числе прокуратура интересуется бывшим президентом Литвы Валдасом Адамкусом. Власти намерены довести расследование до логического завершения. Госпрограмма патриотического воспитания на 2021-2025 гг. предполагает распространение среди граждан информации об итогах расследования. Посмотрим, что это даст, и как власти справятся с вызовами в формировании нового исторического нарратива. А самый главный вопрос в том, примет ли его большая часть населения.


Василий Малашенков, независимый эксперт

27 января 2022 г. 08:44

Работа над ошибками: Беларусь меняет подход к исторической памяти

/ Работа над ошибками: Беларусь меняет подход к исторической памяти

В 2021 г. Беларуси активизировали работу по сохранению исторической памяти. Было начато масштабное расследование геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны, введен новый государственный праздник – День народного единства, отмечаемый в день возвращения западных белорусских земель. В статье 15 Конституции предлагается закрепить обязанность защиты исторических фактов о подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной. 2022 г. стал «Годом исторической памяти» в республике, и в его рамках, по словам президента Беларуси Александра Лукашенко, предстоит объективно оценить различные периоды национальной истории. Как белорусские власти собираются перестраивать исторический нарратив республики, и что это значит для отношений Минска с соседями, разобрался независимый эксперт Василий Малашенков.

В новогоднем обращении президент Беларуси Александр Лукашенко объявил 2022 г. «Годом исторической памяти». Это прямое следствие событий 2020 г. В Минске анализируют причины политического кризиса, который подавлен на 99% с помощью силовиков, а идеологическая машина оказалась почти беспомощной. Создание исторического нарратива явно станет работой над ошибками в этом секторе. Ниже предлагаем разобрать некоторые ошибки и посмотреть, как теперь белорусские власти будут конструировать историческую концепцию республики.

Некоторые вводные прямо и откровенно дал Лукашенко на одном из первых совещаний 2022 г. Первая – государство внимательно изучит, какие у него в арсенале есть мемориалы. Определит, каких исторических персонажей стоит «канонизировать» (в официальном дискурсе используется слово «увековечить»). Просматривается и очередная корректировка учебников истории. Пресс-служба президента Беларуси говорит об этом так: «...Внести коррективы в работу по патриотическому воспитанию детей и молодежи с опорой на факты героических подвигов предков».

Во-вторых, Лукашенко заявил, что эта работа – «одно из важнейших направлений обеспечения национальной безопасности». Повторимся, здесь явно слышны отголоски 2020 г. Любая власть ставит себя под угрозу, если не занимается историей и культурой, потому что это часть идеологии. А события 2020 г. частично имели место из-за проигрыша государства на идейном фронте. Хотя формально у властей огромные штаты идеологов.

В-третьих, было дано обещание больше не замалчивать преступления коллаборационистов. В том числе речь идет о национальных подразделениях. Например, литовских и украинских. В принципе многое по этой теме не скрывали, но акцента не делали, и нельзя сказать, что «провластные» историки активно рассказывали населению об этой части истории. Что-то было, но не массово. Чуть ниже вернемся к этой теме.

Польский вопрос


Усиливается антипольский вектор. В рамках четвертого тезиса Лукашенко предложил назвать период Речи Посполитой «оккупацией белорусской земли поляками» и «этноцидом белорусов». Напомнил о языковой дискриминации части населения и тяжелой судьбе белорусских крестьян. Этот пункт сразу прокомментируем.

Ранее в Беларуси не было четкой государственной политики по поводу польского прошлого. Дело осложняется и тем, что это прошлое носило разный характер. Условно можно разделить его на два периода: старый и новый. Старый – это времена Речи Посполитой, которая, по сути, начала с союза с Великим княжеством Литовским, а закончила его инкорпорацией. Большая часть элиты через различные механизмы экономического и иного давления со временем «ополячилась». Действительно были дискриминационные законы для православных и белорусскоязычных (имеется в виду старобелорусский язык, еще не имевший четкого нормирования).

Поэтому данный период всегда был предметом дискуссии как на уровне ученых, так и бытовом уровне. Он был и одним из факторов напряженных отношений между католиками и православными, которые в последние годы в массе своей всегда старались дружить, но именно польская тема оставалась яблоком раздора. Государство в этом плане чаще всего воздерживалось от точных оценок.

Очень показательна долгая история конфликта между «правильными» и «неправильными» этническими поляками внутри Беларуси. Фактически, образовались две фракции: провластная и оппозиционная. Проблема решалась в основном силовыми методами. Провластный Союз поляков помогал лишь частично.

Сейчас, когда решено пойти по однозначно антипольскому вектору, пока неясно, что будет с провластными поляками и лояльной частью католиков. Последним, возможно, придется усилить белорусификацию приходов. В любом случае, это представляет проблему, которая помешает внедрению нового исторического нарратива.

Отдельно упомянем фигуры Тадеуша Костюшко и Кастуся Калиновского. Титул «белорусских героев» им присвоили искусственно. Это польские герои. Нередко их белорусификация вызывает негатив со стороны поляков. Например, в 2017 г. был скандал с установкой памятника Костюшко в Швейцарии. Инициатором и спонсором была белорусская диаспора, а поляки недоумевали. Для них это было аналогично тому, как если бы Ротшильды в советское время заявили, что Ленин – их герой, а не мирового пролетариата.

С другой стороны, если игнорировать мнение таких поляков, и оставить Костюшко и Калиновского в пантеоне своих героев, это вызовет диссонанс с нарративом о братском российском народе.

Профессиональные историки понимают, что это политический вопрос. Московское государство, ставшее в будущем основой России, не всегда было в мирных отношениях с властями тех земель, где сейчас находится Беларусь. Поэтому разговоры о вечной дружбе – это все-таки из сферы дипломатии. А дипломатия у Минска вряд ли может остаться многовекторной в нынешних условиях и с точки зрения дальнейших интеграционных процессов. Настало время выбирать.

Что касается нового польского периода, то тут все просто. В 1939 г. закончилась польская власть в Западной Беларуси, а ее земли перешли к БССР. Этот период и ранее часто называли «польской оккупацией». А в 2021 г. решили праздновать День народного единства – 17 сентября – в честь обретения западнобелорусских земель. Здесь особых проблем у власти не будет, разве что оппоненты попробуют противопоставить этому идею «оккупации» БССР враждебной «рукой Кремля».

Великое княжество Литовское


Пятый тезис совещания. Власть не собирается отказываться от исторического наследия Великого княжества Литовского (ВКЛ). Оно, конечно, не было «протобелорусским государством», но это прошлое Беларуси и по большей части княжество все-таки было славянским, а не балтийским. Грубо говоря, польские рыцари для власти теперь «не в моде», а вот литовские – «в моде».

Решение сохранить эту главу истории – «шпилька» для Литвы, где нередко игнорируют права Беларуси на наследие ВКЛ.

К примеру, в Литве есть такой праздник, как День государственности (6 июля). Это день коронации короля Миндовга (основатель первой династии литовских князей – прим. ЕЭ). Но она проходила не на территории современной Литвы, которая была лишь небольшой частью ВКЛ. Событие имело место в замке в современном белорусском Новогрудке. У ряда литовских историков версия, конечно, иная.

Таких спорных моментов еще довольно много. И здесь идеологический конфликт не такой, как между Минском и Варшавой. Никто не хочет строить антилитовский нарратив. С Вильнюсом спор о том, что история ВКЛ, как минимум, общая. И «пакет акций» у Беларуси должен быть мажоритарным. Для литовских властей это может выглядеть как попытка деконструкции национального исторического мифа силами соседнего государства. Это – ответ на поддержку Вильнюсом Светланы Тихановской.

Советское прошлое


Шестой постулат вполне ожидаем. Как нация белорусы окончательно сформировались в советское время. «Именно тогда началась история белорусского государства. По-настоящему», – заявил Лукашенко. И это недалеко от истины. Но тут есть свой комплекс проблем.

Государству нужно четко определиться, что для него Белорусская народная республика (БНР). В 1918 г. в строительстве этого несостоявшегося государства участвовали и те, кто потом строил советскую республику. Были и те, кто просил поддержки немецкого кайзера. Вдобавок к этому коллаборационисты-эмигранты позже реставрировали «виртуальную» БНР за рубежом. И те нарративы, которые транслируют их наследники, направлены против нынешней власти.

К тому же, в противоречивой мифологии БНР, которая довольно хорошо зашла в умы молодежи, есть архетип протестов. Не зря бело-красно-белый флаг, стяг БНР, активно использовался в 2020 г. Так что сейчас власти не могут ни полностью поддержать концепт БНР, ни заклеймить его как полностью вражеский. Скорее всего, придется долго очищать его от поздних наслоений, оставив акцентированным только 1918 г.

Отсюда логически следует, что датой основания первого реального белорусского государства нужно считать 1 января 1919 г. Тогда советскую национальную республику провозгласили в Смоленске. Через столетие мы видим, что это, скорее, была пересборка распадавшейся Российской империи в новый формат – объединение национальных республик. Как бы то ни было, появилась база для объявления в 1991 г. независимой Республики Беларусь.

Современным властям Беларуси нужно будет проработать советскую часть исторического нарратива, учитывая эти нюансы, а также менявшуюся политику центра и местной партийной элиты по поводу белорусского языка.

Эхо войны


В 2020-2021 гг. на идеологическом фронте государство боролось с протестными настроениями через отсылки к Великой Отечественной войне. В каком-то смысле схожий прием использовала и оппозиционная пропаганда, называя сотрудников силовых органов «карателями», а политический режим фактически приравнивая к «нацистскому».

Власть в ответ раскрутила идею тождества протестующих и коллаборационистов. Символ протеста, бело-красно-белый флаг, был однозначно объявлен нацистским. По факту все это не помогло победить идеологически, а только поляризовало общество. Каждая из сторон уверена, что «оппоненты – фашисты».

Популярным и народным символом долгое время была георгиевская (гвардейская) ленточка. Предложенная государством альтернатива в виде яблочного цветка и красно-зеленой ленточки массово не прижилась. Этот символ 9 мая немалая часть населения надевает в добровольно-принудительном порядке (в основном заставляют бюджетников).

Неважно обстоят дела и с акцией «Бессмертный полк». Сначала власти не знали, как к ней относиться, равно как и к георгиевской ленте. Потому и придумали альтернативную акцию «Беларусь помнит», но она во многом проводилась не добровольно, а через административный ресурс. В итоге получился клубок противоречий, который еще предстоит распутывать не один год.

Вывод


Подведем итог. Государство хочет поддерживать десятилетиями складывавшиеся традиции почитания памяти о войне. При этом из общего советского прошлого хотят искусственно отделить его белорусскую часть, что слишком бросается в глаза. Это явно будет создавать проблемы в коммуникации с российской стороной, в том числе на уровне обществ и научных кругов.

Еще до объявления «Года исторической памяти» в Беларуси был принят закон о введении уголовной ответственности за отрицание геноцида в годы немецкой оккупации и в первые послевоенные годы. Что имеется в виду относительно второго периода, пока четко не объяснили. Видимо, речь об акциях остатков Армии Крайовой. А по первому периоду получилась очень интересная ситуация.

Закон запрещает отрицание геноцида именно белорусского народа, под которым имеют в виду советских граждан, проживавших в БССР на тот момент. Получается, что можно отрицать геноцид советского народа в других местах. Например, уничтожение цыган при оккупации Смоленской области. Также непонятно, как быть с геноцидом евреев из Западной Европы на территории БССР в годы войны. Формально получается, что его тоже можно отрицать, и за это не будет уголовного наказания.

Обратим внимание и на то, что на волне протестов 2020 г. органы прокуратуры и другие силовые структуры бросили огромные силы на расследования масштабного уголовного дела о геноциде белорусского народа в годы оккупации. С одной стороны, в теме есть много белых пятен, и хорошо бы их устранить. С другой, дело начато через десятилетия после войны, и возникает вопрос, почему раньше в Республике Беларусь этим так серьезно не занимались.

Идет не просто расследование с опросом доживших до наших дней свидетелей, раскопками мест массовых казней, изучением архивов. Отправлены запросы за рубеж. В том числе прокуратура интересуется бывшим президентом Литвы Валдасом Адамкусом. Власти намерены довести расследование до логического завершения. Госпрограмма патриотического воспитания на 2021-2025 гг. предполагает распространение среди граждан информации об итогах расследования. Посмотрим, что это даст, и как власти справятся с вызовами в формировании нового исторического нарратива. А самый главный вопрос в том, примет ли его большая часть населения.


Василий Малашенков, независимый эксперт

Загрузка...
01 декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Россия может стать опорой стабильности для стран постсоветского пространства.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

52 млн

куб. м российского газа «осело» на Украине из предназначенного для поставки молдавским потребителям по контракту с «Молдовагазом» – «Газпром»

Mediametrics