17 Декабря 2019 г. 18:49

Игорь Задорин: «Беларуси и России нужно сделать упор на гуманитарную и политическую интеграцию»

Игорь Задорин: «Беларуси и России нужно сделать упор на гуманитарную и политическую интеграцию»
Исполнительный директор международной ассоциации исследовательских агентств «Евразийский монитор» Игорь Задорин.
Фото:

20 декабря в Санкт-Петербурге состоится заседание Высшего евразийского экономического совета, в ходе которого лидерам стран-участниц будет представлена Стратегия развития Евразийского экономического союза на следующие пять лет. Кроме того, на полях мероприятия президенты Беларуси и России продолжат обсуждение спорных вопросов по углублению интеграции в рамках Союзного государства. Об отношении к интеграции на евразийском пространстве и о том, какие векторы развития должны стать ключевыми для ЕАЭС и Союзного государства Беларуси и России, портал «Евразия.Эксперт» побеседовал с Игорем Задориным, исполнительным директором международной ассоциации исследовательских агентств «Евразийский монитор».

Игорь Вениаминович, как Вы оцениваете динамику изменения общественного мнения в отношении евразийской интеграции в России и ее странах-партнерах по ЕАЭС? Какие ключевые тенденции можно выделить?

– На мой взгляд, какой-то значимой динамики нет. В последние годы зафиксировано плавное снижение оптимизма относительно ЕАЭС. Конечно, по-прежнему в странах – участницах Союза есть превышение одобрения интеграционных процессов, но цифры стали чуть-чуть меньше, чем в начале процесса, потому что население ожидало того, что евразийская интеграция довольно быстро скажется непосредственно на их жизни. Но так не бывает.

Многие граждане стран ЕАЭС до сих пор не ощущают на себе позитивных эффектов интеграции.

Она до сих пор прежде всего касается хозяйственных субъектов, инвестиционных процессов, бизнес-соглашений, снятия тарифных барьеров и так далее. Непосредственно на жизни рядового человека это пока сказывается слабо, поэтому есть некоторое снижение оптимизма и воодушевления.

В 2019 г. начата проработка возможного вступления Узбекистана в ЕАЭС. Как общественность Узбекистана воспринимает возможность подключения к интеграционному объединению?

– У нас, к сожалению, нет данных по Узбекистану последних лет, исследования давно не проводились. По данным на 2015 г. население Узбекистана было в большинстве своем настроено позитивно относительно усиления связей с другими постсоветскими государствами. Сегодня я могу сказать только то, что в экспертном сообществе есть противоречивые точки зрения по этому вопросу. Идет очень активная дискуссия.

Беларусь и Россия ведут интенсивные переговоры об «углублении интеграции». Как данный процесс отражается на общественном мнении двух стран?

– Население России и Беларуси теперь начинает видеть существенные трудности интеграционного процесса, которых раньше не было видно. Казалось, что две соседние страны (куда уж ближе) связаны настолько крепко и историей, и культурой, что интегрироваться им легко, но процесс показал, что на самом деле мы за более чем четверть века самостоятельного развития разошлись уже довольно серьезно.

Мы разошлись в экономической системе, правовом пространстве. У нас по-разному организована пенсионная и страховая системы, структура собственности крупных предприятий. И сейчас согласовать это очень трудно.

У меня по этому поводу есть своя (может быть, радикальная) точка зрения. Мне кажется, что экономическая интеграция сейчас затруднена, зато гуманитарная и политическая (особенно внешнеполитическая) вполне возможны, и упор сейчас надо делать на них. Мы должны больше согласовывать внешнеполитические аспекты. А с точки зрения экономики, мне кажется, можно было бы рассмотреть такой тезис, который раньше был популярен в Китае по отношению к Тайваню. Они говорили: «Мы одна страна, но две системы».

Вообще говоря, можно было бы подумать над такой «оргсхемой», что Россия и Белоруссия – это одна страна, но экономические системы разные. Мы вполне можем политически существовать как одна страна, и внешнеполитическом контуре выступать единым фронтом, но при этом не сильно «напрягать» друг друга по вопросам унификации экономики. Более того, это будет интересно с точки зрения ценностной дифференциации граждан. Вот очень многим в России хотелось бы больше социализма. Отлично, они могут переехать в Беларусь. А некоторым белорусам наоборот хочется больше конкурентного рынка. Пожалуйста, пусть переезжают в Россию и живут у нас. Многие испытывают неудовлетворенность от того, что их собственные экономические ценности не соотносятся с общественным устройством жизни в стране проживания, ну, так можно поменять ее (на время) на соседнюю, сохранив при этом культурную идентичность.

Беларусь в последнее время активизировала контакты с США и Евросоюзом. Брюссель наращивает поддержку гражданского общества в республике. На что нацелены данные шаги, и насколько вероятен поворот общественного мнения в сторону большего одобрения западного вектора развития?

– Вообще, мы уже давно в своих исследованиях фиксировали так называемую бивекторность белорусской молодежи. В младших возрастных когортах (в отличие от старших) примерно равные доли сторонников интеграции с Россией и поворота в сторону Европы. Полагаю, в случае замедления евразийских интеграционных процессов и снижения привлекательности восточного вектора геополитических ориентаций вполне возможен и поворот значимого числа граждан Беларуси к предпочтению более весомого сотрудничества с ЕС.

Существует мнение, что в отношении стран СНГ Запад последовательно проводит политику, направленную на разрушение единого гуманитарного пространства. В чем конкретно это выражается и как Россия планирует реагировать на данные угрозы?

– В современном мире ценностные предпочтения и то, что задается культурой (в широком смысле), уже в большей мере определяет отношение к другим странам, чем экономическая привлекательность этих стран и экономические интересы. Иными словами, значение гуманитарной составляющей внешнеполитических отношений постоянно увеличивается.

К сожалению, в евразийской интеграции этой компоненте изначально отведено последнее место и не придается должного значения, как будто интеграция жива только экономикой. Более того, в элитах многих стран (знаю это по личным разговорам, да и по многим публичным заявлениям) распространено нежелание поддерживать инициативы, связанные с развитием единого образовательного, информационного и культурного пространства, поскольку в таких инициативах видится угроза формированию национальной идентичности, а на это были направлены значительные усилия в предшествующие три десятилетия.

В этой связи могу сказать, что и без особых усилий со стороны Запада «единое гуманитарное пространство» СНГ разрушается изнутри националистически настроенными элитными группами.

И, конечно, различные межгосударственные образования СНГ и ЕАЭС (ЕЭК, Межпарламентская Ассамблея, МФГС и тому подобные) должны резко активизировать усилия по гуманитарной интеграции, в том числе с более активным участием самих граждан наших стран в виде общественной дипломатии, туризма, расширения межличностной коммуникации.


Беседовала Елизавета Неупокоева

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

2,8%


составил прирост взаимной торговли несырьевыми неэнергетическими товарами в ЕАЭС в I квартале 2020 г. по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. - ЕЭК

Mediametrics