29 Октября 2020 г. 00:40

Белоруссия интересна Китаю для входа на рынок ЕАЭС – эксперт

/ Белоруссия интересна Китаю для входа на рынок ЕАЭС – эксперт
Белоруссия интересна Китаю для входа на рынок ЕАЭС – эксперт
Фото: opzt.ru

Как отметил 27 октября замминистра коммерции Китая Ван Шоувэнь, Пекин готов работать со странами ЕАЭС, чтобы справиться с коронакризисом и углубить торгово-экономическое сотрудничество. Однако Союз пока не созрел для того, чтобы открыть восточному гиганту свой рынок, считают в ЕЭК. Между тем, одним из главных преимуществ ЕАЭС являются его транзитные возможности, однако привычный для Китая маршрут в Европу через Россию и Беларусь может оказаться под угрозой в случае ухудшения отношений Минска с Брюсселем, заявил накануне генсек Всекитайской ассоциации по изучению России, Восточной Европы и Центральной Азии Ван Сяоцюань. О том, насколько велики риски такого сценария и чем Беларусь может заинтересовать Китай помимо транзита, корреспондент «Евразия.Эксперт» поговорила со старшим научным сотрудником Центра комплексных европейских международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Василий Кашин.

– Василий Борисович, по итогам президентских выборов в Беларуси Китай признал Александра Лукашенко легитимным главой государства. Почему Китай занял подобную позицию и, в отличие от Евросоюза, не попытался сыграть на росте оппозиционных настроений?

– Принцип китайской политики всегда состоял в работе с действующими властями любого государства. То есть, они работают с лидером, пока он реально возглавляет страну и имеет в своих руках реальную власть. Они обычно не занимаются поддержкой оппозиции. В случае с Белоруссией они, к тому же, имели очень длительный опыт сотрудничества с Лукашенко, и всю эту ситуацию рассматривали скорее в контексте борьбы Запада и России (причем, Западу явно не симпатизировали).

– А почему Китай не пошел на прямую поддержку белорусских властей, в том числе и финансовую?

– Во-первых, на некоторую поддержку они пошли: выступили солидарно с Россией по «белорусскому вопросу» в Совете Безопасности, когда его пытались вынести на обсуждение. Си Цзиньпин первым поздравил Лукашенко после выборов, и в дальнейшем они на уровне декларации сказали все, в принципе, правильно. Другой поддержки они не стали предоставлять, но это, опять же, их принцип.

Белоруссия не относится к сфере важных китайских интересов, это просто один из нескольких хороших партнеров в Центральной и Восточной Европе наряду с Сербией и Венгрией.

У них хорошие отношения с белорусским руководством, но глубоко влезать в местные внутриполитические сюжеты они не будут: с их точки зрения, это больше забота России. Поэтому они сделали все, что они них ожидалось: поддержали Россию и Белоруссию на международной арене.

– Какую роль играет Китай для Беларуси с точки зрения торговли и инвестиций? Насколько его показатели сопоставимы с показателями России?

– По обоим этим параметрам Китай совершенно несопоставим с Россией. Китай является довольно существенным источником импорта для Белоруссии, но белорусский экспорт в Китай не сопоставим с экспортом в Россию. В качестве источника прямых иностранных инвестиций Китай также не является даже вторым после России, он уступает ряду европейских стран.

Примечание «Евразия.Эксперт»:

В 2019 г. доля Китая в общем товарообороте Беларуси составила 6,1%. Экспорт Беларуси составил $718 млн, импорт – $3,6 млрд. Для сравнения, экспорт Беларуси в Казахстан – $821 млн, в Россию – $13,4 млрд. Прямые инвестиции Китая в Беларусь по итогам 2019 г. – $450 млн, России – $4,5 млрд.

Данные: Государственный таможенный комитет Республики Беларусь, Национальный банк Республики Беларусь.

Для Белоруссии Китай – важный и крупный источник кредитов. Эти кредиты получает белорусское правительство и некоторые крупные белорусские предприятия. В конце 2019 г. министр иностранных дел [Владимир] Макей говорил, что всего за последние несколько лет Китай предоставил кредитов на $4,5 млрд – это крупный объем кредитования. Это имеет некое значение для белорусских властей. Кредиты используются ими во многом для запуска новых промышленных проектов с китайским участием, которые, с их точки зрения, дальше уже приведут к экономическому росту и дадут прибыль.

Некоторые из этих проектов ориентированы на российский рынок – например, сборочное производство автомобилей Geely в индустриальном парке «Великий камень» около Минска. Такого рода активность имеет место быть, но чего-то большего не происходит. Разумеется, Белоруссия с точки зрения экономического присутствия – более важная для них страна, чем, например, Польша или тем более Литва, но это не сфера их каких-то жизненно важных интересов.

Стоит учесть, конечно, что есть еще один существенный аспект для Китая, и это транзит через Белоруссию. Главным направлением китайского сухопутного железнодорожного транзита в Европу являются Россия и Белоруссия, при этом объем перевозок через Белоруссию растет.

Но тут нужно понимать, что любой транзитный груз, который идет через Белоруссию, дальше упирается в Польшу.

То есть, все равно ограничителем для каких-то крупных транспортных проектов будет выступать еще и позиция Польши. Определенные проблемы с этим там есть, потому что, например, Россия и Белоруссия вложили значительные средства в модернизацию своих систем железных дорог, в то время как Польша ничего подобного сознательно не делает. И там есть определенные трудности с перевозками.

– Ранее генсек Исследовательского центра «Один пояс и один путь» Ван Сяоцюань заявил, что осложнение отношений ЕС и Беларуси угрожает транзитным поставкам из Китая в Европу. Каких шагов следует ждать от Пекина в случае дальнейшего «похолодания» отношений Минска и Брюсселя?

– В теории это может угрожать поставкам. Пока мы не видели каких-то европейских санкций, касающихся именно транзита. То есть, если там как-то начнут ограничивать, то это возможно, но пока этого не произошло, и эти грузы как возили, так и возят.

Важно понимать, что сами по себе эти железнодорожные перевозки Европа-Китай обслуживают лишь небольшую часть товарооборота, поскольку основной грузопоток идет морем (через Южно-Китайское море, Индийский океан, Средиземное море и так далее), но есть определенный класс грузов, которые выгодно возить железной дорогой, потому что так получается хоть и дороже, но быстрее. При этом для китайцев железнодорожный транзит также важен, как запасная опция на тот случай, если на маршруте морских перевозок (например, в Южно-Китайском море или в районе Суэцкого канала) произойдет какая-то дестабилизация.

Если Польша, повинуясь своим политическим инстинктам, начнет подобным образом рвать отношения с Китаем (и с Россией и Белоруссией) и сознательно создавать препятствия, то это, видимо, заставит Пекин пересмотреть подходы. И в этом случае Белоруссия может потерять свою транзитную роль, а китайцы будут думать над новыми маршрутами.

Трудно сейчас представить, какими они могут быть, но, вероятно, это будет что-то через Россию. Допустим, российские или финские балтийские порты с перегрузкой и перевозкой по Балтийскому морю. Но пока до этого далеко.

– Каковы стратегические приоритеты Китая в отношении Беларуси, и по каким сценариям может осуществляться взаимодействие двух стран?

– На данный момент у Китая два стратегических интереса в Белоруссии: во-первых, это транспорт (Белоруссия остается транзитной страной), а во-вторых, это возможная точка входа на рынок ЕАЭС. Это важная вещь, так как рынок ЕАЭС – это все-таки 180 млн человек, и он является крупным в мировых масштабах (пусть и несравнимым с самим Китаем, Европой и США). Поскольку в Белоруссии есть современная инфраструктура, рабочая сила и безопасность, а белорусские власти создают максимальные условия благоприятствования, она может быть интересна Китаю еще и этим.

Некоторый интерес представляет продолжение сотрудничества в сфере технологий, особенно если учитывать роль Белоруссии как крупного центра развития IT-технологий. Ну и уже третьестепенные интересы – инвестиции в Белоруссии, белорусский рынок и остатки белорусско-китайского военно-технического сотрудничества.

В этом плане китайцы вычерпали из Белоруссии все, что могли – прежде всего, технологии, имевшиеся на Минском заводе колесных тягачей.

Вот список приоритетов, и я думаю, китайцы будут ему следовать. Кроме того, с политической точки зрения, им, конечно, приятно, что президент Лукашенко настолько безоговорочно поддерживает их политическую линию, всегда позитивно высказывается о Китае, и Белоруссия является, возможно, самым удачным примером развития отношений между КНР и малой страной. Наверное, это тоже имеет некое общеполитическое значение. То есть, Белоруссия не является стратегическим приоритетом, это не ключевой партнер для Китая, но в рамках Восточной и Центральной Европы – одно из наиболее дружественных ему государств, имеющих свое некое существенное значение. Ради одной Белоруссии дополнительно портить отношения с ЕС, вступать в какие-то споры с Россией они не будут, но что могут сделать для поддержки белорусского лидера без особых проблем, то они сделают.


Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

4%

составит рост ВВП участников Евразийского банка развития по итогам 2021 г. по прогнозу его аналитиков

Mediametrics