11 Сентября 2016 г.

Белорусская власть и оппозиция на избирательном финише

Белорусская власть и оппозиция на избирательном финише
Фото: sputnik.by

Остались сутки до объявления результатов парламентских выборов в Беларуси. Голосование в самом разгаре. К чему пришли власть и оппозиция на финише кампании рассуждает белорусский политолог Андрей Лазуткин.

Власть устанавливает правила

Радикалы из незарегистрированных «Молодого фронта», БСДП (НГ), ЗГИН, «Разам» применяют прежнюю тактику уличного протеста, используют период агитации для проведения легальных акций. В организационном плане радикалы так и не смогли сформировать единую сильную структуру – БНК, на период кампании из информационного пространства полностью исчезли. При этом еще за два месяца до выборов радикалами было принято решение о проведении уличной акции по итогам голосования.

Очевидно, против сателлитов Николая Статкевича и далее будут эффективно работать силовые структуры, поскольку Запад не продемонстрировал никакой заинтересованности в радикалах.

Отметим жесткую реакцию силовиков на антироссийские акции радикалов. Цель представляется двоякой: препятствовать созданию информационных поводов для отдельных российских кругов, за которыми в Беларуси закрепилось наименование «черносотенцев» и «белогвардейцев»; а также жестко и показательно «отсекать» радикальную оппозицию от «системной», формируя определенные правила внутренней игры.

Достаточно эксцентрично позиционировала себя партия БНФ, чему поспособствовали эпатажные кампании кандидатов. БНФ традиционно выступает против участия Беларуси в интеграционных объединениях –  ЕАЭС и ОДКБ. Однако БНФ, в отличие от радикалов, ограничился рамками предвыборной агитации, которая временами принимала неоднозначные, эпатажные формы, напоминающие студенческий леваческий акционизм 1960-х гг. и стиль партии Эдуарда Лимонова.

Отметим, что значительно вырос уровень кооперации между правоцентристскими структурами (БХД, ДЗС и ОГП). Так, члены незарегистрированной БХД выдвигались по списку ОГП – ранее подобной системной практики не было. Отметим противоположную ситуацию у радикалов: Станислав Шушкевич, партнер Статкевича по БНК, отказался выдвигать сторонников Статкевича (предположительно, 29 человек) от своей зарегистрированной структуры БСДГ. Поскольку средств на сбор подписей не было изначально, это фактически поставило организационный крест на участии «белорусского национального конгресса» в выборах. Впоследствии отказ регистрации инициативной группы Статкевича стал формальным поводом для выхода из кампании, а выборы заранее были объявлены сфальсифицированными.

Правоцентристсткая проевросоюзовская коалиция проявила большую внутреннюю договороспособность, однако, как и Статкевич, заранее объявила выборы сфальсифицированными. Лидеры правоцентристов на протяжении кампании пытались не допустить признания выборов, что было прямо заявлено Анатолием Лебедько в качестве основной цели коалиции. Представители БХД, ДЗС и ОГП в своих выступлениях акцентировали непрозрачность избирательной системы, критиковали досрочное голосование и процедуру подсчета. С давлением на «болевую точку» о признании выборов был связан и отказ от участия в кампании самих лидеров проевросоюзовских организаций – видимо, из намерения не придавать дополнительную легитимность избирательному процессу.

При этом, однако, не ясна позиция Запада. Зачем «Европейской народной партии» искусственно создавать и финансировать коалицию, которая не демонстрирует желания участвовать в системной политике, и лидеры которой заявляют своей целью непризнание выборов?

Цели ЕНП в таком случае представляются двойственными: либо белорусские оппозиционеры пытаются преследовать собственные интересы, отличные от установок ЕНП, либо евробюрократы заинтересованы в возвращении к повестке дня «плошчы», только не варианта 2010 г. с битьем стекла, а варианта 2006 г. со стоянием на морозе и дискредитацией руководства Республики Беларусь. И эта вторая цель понятна.

Идеологическое и ценностное неприятие официального Минска Брюсселем очевидно. Здесь играют роль когнитивные особенности евробюрократов, не способных смириться с 20-летним провалом политики по смене режима в Беларуси, а также желание давить на Беларусь по-старому.

На пути к системной оппозиции

Кампания «Говори правду» (ГП) сохранила шлейф конфликта с остальной оппозицией, а бывшее лицо кампании Владимир Некляев продолжает обвинять руководство «ГП» в сотрудничестве со спецслужбами Беларуси.

За период парламентской кампании анонсированная ранее «конструктивная повестка» «Говори правду» обернулась открытой критикой власти, а также заявлениями руководства о том, что «Лукашенко не допускает внутренней конкуренции».

В округах кандидаты от кампании подавляющее внимание уделили местным проблемам. Позитивным моментом «ГП» остается решительное отрицание насильственных действий, критика радикальной оппозиции, в т.ч. Статкевича и проевросоюзовских правоцентристов.

Среди оппозиционных организаций наибольший оптимизм демонстрирует ЛДПБ, что вызывает некоторое недоумение. Отметим, что в настоящий момент это единственная структура, которая последовательно и агрессивно выступает за введение смешанной избирательной системы. В парламентской кампании, как и ранее, представители партии постоянно подчеркивают якобы существующее влияние партии на деловые круги в Беларуси.

По нашей оценке, сегодня выборы совершенно не интересны белорусскому капиталу (что сказывается на общем качестве агитации). Последний предпочитает лоббировать свои интересы через исполнительную власть. Никакой бизнес не будет инвестировать в партии серьезные средства, поскольку даже 10-15 депутатов в парламенте (потолок для существующих структур) не способны провести или заблокировать конкретный закон.

Партия же в союзе с капиталом, наоборот, заинтересована, поскольку последний гипотетически может обеспечить прохождение в парламент по партийному списку, что создает условия для торговли местами и других форм привлечения средств. Однако в такой ситуации остается единственный мотив – повышение личного статуса спонсора. Тогда не очевидно, почему именно ЛДП может этому способствовать – здесь она равно привлекательна как и другие структуры, а, тем более, вряд ли сможет составить конкуренцию более эффективной гипотетической «партии власти».

Одномоментное изменение избирательной системы возможно, но сложно представить одномоментное появление политического рынка, поскольку около 70% основных средств в республике – госсобственность, а крупный частный капитал так или иначе взаимодействует с госструктурами.

Агитация в парламентской кампании

Провластные партии (РПТС, БПП) продемонстрировали актив, сопоставимый со вторым эшелоном оппозиционных структур, например, БСДП (Г), «Зелеными». Однако пока рано говорить об участии этих партий в системной политике и ощутимом повышении их публичного статуса.

Особенность нынешней кампании – отсутствие единого провластного кандидата, условного «единого списка» власти. Это создает дополнительную конкуренцию между профсоюзными и общественными структурами, а также, вполне возможно, провоцирует конфликт интересов на этапе выдвижения кандидатов между различными центрами силы внутри системы. В результате распыляется электорат власти – нет единого понятного населению маркера (подобно тому, каким в РФ является членство в «Единой России»). В нашей республике в качестве такого маркера выступает профессиональный признак – госслужба, работа на госпредприятии, в госучреждении.

Сокращение финансирования и увеличение количества кандидатов привело к тому, что в выборах приняли участие маргинализированные и радикальные элементы, что отразилось в низком качестве и неоднозначности агитации.

В целом такая ситуация работает против оппозиции, которая продемонстрировала многообразие карикатурных кандидатов. С другой стороны, очевидно, что в условиях нехватки финансирования основным методом агитации становится эпатаж (как самый дешевый) с целью привлечения внимания СМИ, что толкает кандидатов к неоднозначным ходам (выступления в бронежилете, противогазе, призывы к легализации наркотиков, геополитические заявления и пр.). Однако, как показывает практика, то, что легко привлекает прессу, мало интересует реального избирателя.

Основные темы оппозиционной агитации сегодня в Беларуси следующие:

  • критика ЦИК и избирательных процедур,
  • критика роли белорусского парламента,
  • критика работы конкретного депутата в округе,
  • критика интеграционных объединений: ЕАЭС, ОДКБ и внешнеполитического курса республики,
  • критика социально-экономического положения в стране.

Отметим, что российская внешняя политика обсуждалась значительно меньше и, как правило, в контексте интеграционных объединений. Очевидно, тема Украины, «евромайдана» не находит поддержки у избирателей и используется оппозицией скорее как провокация – с целью вынудить представителей власти обозначить личную позицию, скомпрометировать себя неосторожными высказываниями.

За счет большого количества кандидатов отчетливо проявляется кадровая проблема оппозиции, особенно в регионах – часть кандидатов не имеет ни имущества, ни доходов, ни места работы. Отметим, что аналогичные кандидаты есть и в провластных партиях, что также свидетельствует о нехватке кадров. Именно упрощенный порядок выдвижения (от партий) порождает такую ситуацию, поскольку кандидат-самовыдвиженец, как минимум, должен финансировать сбор подписей, сформировать команду.

Удивляет также массовая практика отказа от дебатов, что, вероятно, связано с отсутствием опыта участия в публичной политике, а также низкой подготовкой кандидатов. Кроме того, в настоящий момент для участия в дебатах требуется согласие как минимум двух кандидатов, что затруднительно в округах, в которых баллотируется менее 4. Возможно, следует сделать поправку в избирательное законодательство и делить время не явившихся на дебаты кандидатов между теми, кто решил на них прийти, даже если это будет только один кандидат.

Глава ЦИК Лидия Ермошина однозначно высказалась за сужение тем дебатов и агитации, сведению их к проблемам округа. Вероятно, поводом для заявления стал протест против ЕАЭС, ОДКБ, который высказывали представители БНФ, ОГП, а также агрессивные уличные акции радикальной группировки «Молодой фронт», которые носили ярко выраженный антироссийский характер.

Очевидно, что политическое руководство республики не заинтересовано в антироссийских провокациях в период выборов. Однако, на наш взгляд, сведение агитации к проблемам округа значительно ограничивает позиционирование кандидатов и, в конечном итоге, работает против части провластных кандидатов – оппозиция традиционно использует низкую узнаваемость депутатов в округе, чтобы критиковать парламентскую систему в целом. При этом, официальная деятельность депутатов ППНС не сводится исключительно к работе в округах, а включает законотворческое и международное направления.

Андрей Лазуткин

Список сокращений и пояснений:

БНК – Белорусский Национальный Конгресс (не зарегистрирован)

БНФ – Белорусский Народный Фронт

БПЛСМ – Белорусская партия левых «Справедливый мир»

БПП – Белорусская Патриотическая партия

БХД – Белорусская Христианская Демократия (не зарегистрирована)

БСДП(Г) – Белорусская Социал-демократическая партия «Грамада»

БСДП(НГ) – Белорусская Социал-демократическая партия «Народная грамада» (не зарегистрирована)

ГП – Общественная инициатива «Говори правду»

ДЗС – Общественная организация «Движение за Свободу»

ЕАЭС – Евразийский Экономический Союз

ЕНП – Европейская Народная партия

ЗГИН – Движение «За государственность и независимость» (не зарегистрировано)

ИАЦ – Информационно-аналитический центр при Администрации Президента Республики Беларусь

ОГП – Объединенная гражданская партия

ОДКБ – Объединенный договор о коллективной безопасности

Разам – Движение «Разам» (не зарегистрировано)

РПТС – Республиканская партия труда и справедливости

Загрузка...
Комментарии
11 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Парламентские выборы откроют новый политический цикл в Беларуси.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$4,6 млн

составляет долг Украины перед СНГ. Киев до сих пор остается членом Содружества, однако не выплачивал долевой взнос с 2014 г.

Mediametrics