25 Июля 2017 г. 00:01

Брекзит оставит Прибалтику без еврогрантов

Брекзит оставит Прибалтику без еврогрантов

Сейчас все обсуждают, как окончательный выход Британии из ЕС повлияет на объемы финансовых средств, выделяемых еврофондами странам Восточной Европы. Особенно остро этот вопрос стоит для стран Прибалтики, около четверти бюджетов которых формируется за счет еврогрантов, и для Польши, которая на протяжении уже очень длительного времени является главным получателем субсидий ЕС. Каков может быть реальный размер потерь и как его возместить?

Сокращение общего пирога


Германия, Нидерланды и Франция также озабочены наполнением бюджета ЕС. Ради справедливости отметим, что этот же вопрос обсуждается и в Великобритании. Так, местные фермеры являются, по словам британских экспертов, самой уязвимой группой в связи с Брекзитом. Тем не менее, правительство обещало им сохранить субсидии на уровне ЕС – £3 млрд ($3,8 млрд – здесь и далее – прим. «ЕЭ») до 2020 г. Таким образом, накал страстей вокруг европейских денег только нарастает, причем по всем направлениям.

Участие Британии в ЕС должно было обеспечивать поступление в общеевропейский бюджет почти £18 млрд ($23,3 млрд) в год. Тем не менее, британцы полностью не платили положенные средства, так как со времен правления Маргарет Тэтчер получили право ежегодно сокращать свои выплаты в бюджет, причем существенно.

Например, в 2015 г. вместо £17,8 млрд ($23 млрд)  они выплатили £12,9 млрд ($16,7 млрд). При этом от ЕС Соединенное Королевство получило только £4,5 млрд ($5,8 млрд).

Тем не менее, Британия считается второй после Германии крупнейшей экономикой в ЕС и входит в тройку главных доноров коммунитарного бюджета – речь идет не менее чем о €8 млрд ($9,1 млрд) чистых взносов в год. Поэтому потеря британского вклада в любом случае будет ощутимой и для бюджета, и для зависимых от еврогрантов стран.

Главный вопрос: как изменить принципы наполнения бюджета ЕС и расходования средств в новых условиях? И здесь есть две явные проблемы. Во-первых, невыполнение рекомендаций финансового плана странами-членами, включая игнорирование ими правил бюджетного регулирования. Во-вторых, почти 90% всех инвестиций [в странах ЕС] обеспечивается именно в условиях софинансирования проектов ЕС, а не самими государствами самостоятельно.

Сложившиеся обстоятельства говорят о том, что после ухода Британии бюджет ЕС должен непременно сжаться. И есть практически полная уверенность, что даже взнос Британии за счет других стран возместить не удастся. Поэтому, по всей видимости, акцент будет сделан на конкретные и перспективные проекты, которые связаны с вопросами безопасности. Например, ЕС найдет деньги на [европейское агентство по безопасности внешних границ] ФРОНТЕКС и на обеспечение безопасности в рамках политики соседства.

Второй способ решить проблему – проявить гибкость в финансировании различных программ. Например, согласно документу «Политика сплочения после 2020. Субрегиональное сотрудничество балтийских государств», опубликованном в 2017 г., Комиссия ЕС предлагает сделать акцент на финансировании проектов, нацеленных на территориальное сотрудничество стран Балтийского региона, которые смогут получать средства из Европейского фонда регионального развития и Европейского социального фонда, занимаясь совместными проектами.

Сколько потеряет Прибалтика?


Вопрос сохранения постоянного финансирования из структурных фондов особенно значим для балтийских государств, четверть бюджета которых формируется на основе субсидий из еврофондов.

При этом интересно, что политические представители Прибалтики считают финансовую проблему в связи с Брекзитом не столь существенной, указывая, что развитию их стран мешают только геополитические угрозы в лице России, а иной раз – и Беларуси.

Поэтому представители балтийских государств постоянно подчеркивают идею европейской солидарности и отчаянно хотят сохранить единство ЕС, а также надеются на сохранение статус-кво в отношении своих граждан, проживающих в Британии. Тем не менее, можно говорить о целом ряде угроз финансового и в целом экономического характера.

Например, политическая элита стран Прибалтики опасается потери британских инвестиций по линии военного сотрудничества, так как Британия всегда славилась крупнейшим военным бюджетом в ЕС. И, что важно для стран Балтии, Британия воспринимается как государство, способное продавить вопрос антироссийских санкций на фоне более «мягких», а в действительности более прагматичных позиций – Италии и Греции, например.

Кроме того, зависимые от еврогрантов страны активно поставляли рабочую силу на рынок Британии. Например, поляки (свыше 800 тыс. чел.) являются третьей по численности группой мигрантов в Соединенном Королевстве – после ирландцев и выходцев из Индии.

В аналогичной ситуации находятся и выходцы из Прибалтики, работающие в Британии. Сегодня на территории Соединенного Королевства находятся более 65 тыс. латвийцев, 115 тыс. литовцев, 10 тыс. эстонцев, что в совокупности дает 190 тыс. человек. Отметим, однако, что эта цифра в действительности намного больше.

Если обратиться к британским СМИ, можно встретить оценки, согласно которым 200 тыс. – это лишь численность одних литовцев. От доходов, получаемых ими, зависят члены их семей, оставшиеся на родине. И потеря этих доходов серьезно отразится на социальной стабильности в странах Прибалтики.

Кроме того, Брекзит непосредственно влияет на экономическое развитие Прибалтики. Так, Британия является восьмым торговым партнером для государств региона. Введение тарифов в торговле на эти товары повлияет на ВВП Балтии.

Отсутствие отчислений Британии в структурные фонды ЕС приведет к потере бюджетами стран Прибалтики нескольких сотен миллионов евро, что означает утрату около 10% ВВП.

Экспертные оценки потерь для бюджета ЕС в целом колеблются в диапазоне от €5 млрд ($5,7 млрд) до €17 млрд ($19,4 млрд) ежегодно, которые будут только увеличиваться с течением времени. А в условиях выстраивающегося тандема Германии с Францией и при отсутствии поддержки Британи страны Прибалтики вообще рискуют остаться на обочине европейских экономических процессов и не смогут влиять на решение финансовых вопросов.

НАТО поможет?


В этих условиях балтийская политическая элита предпочитает в большей степени делать ставку на сотрудничество с НАТО, и через это сотрудничество получать гарантированный доход, формировать рабочие места, подтверждая сложившийся статус буферной экономики. И в этом смысле страны Прибалтики стараются быть оптимистами: их эксперты говорят, что даже в условиях Брекзита они способны создавать новые рабочие места и сами себе делают позитивные прогнозы.

Таким образом, на фоне выхода Британии из ЕС многие страны-члены столкнутся с фактически неразрешимыми проблемами, что может заставить некоторые правительства более заинтересованно отнестись к перспективам развития взаимодействия на Восточном направлении. Но прибалтийские государства явно не намерены даже размышлять о такой возможности, что приведет установлению еще более тесной связки между ними и НАТО.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics