16 Сентября 2016 г. 08:38

Укрощение строптивого. Чем кончится эксперимент с оппозицией в Беларуси?

Укрощение строптивого. Чем кончится эксперимент с оппозицией в Беларуси?
Александр Лукашенко голосует на парламентских выборах-2016
Фото: sputnik.by

В Беларуси завершились парламентские выборы. Количество партийных депутатов в нижней палате возросло более чем в два раза до 16 человек. Выборы запустят процессы общественно-политических трансформаций в Беларуси. Власть столкнется с вызовами, к которым не привыкла. Что может выиграть и чем рискует Минск?

Запад удовлетворен - частично

Внимание внешних наблюдателей по традиции приковано к внешнеполитическому фону белорусских выборов. Украинский кризис накалил обстановку в регионе. Внутриполитическая ситуация в странах ареала программы ЕС «Восточное партнерство» стала неразрывной частью общего политического баланса в регионе. Слишком высоки ставки. Кроме того, белорусские выборы воспринимаются Западом как «экзамен на демократию» для Минска, со сдачей которого западные политики связывают дальнейшее развитие отношений с Беларусью.

Госдепартамент США уже выразил свое официальное удовлетворение тем, что в Беларуси «альтернативные голоса будут представлены в парламенте впервые за 12 лет». В Вашингтоне подчеркивают, что «заметили стремление властей зарегистрировать большее количество оппозиционеров, чем на прошлых выборах». 

Евросоюз также увидел в действиях Минска «заметные усилия, чтобы решить некоторые долгосрочные вопросы». Речь идет о рекомендациях ОБСЕ. Фактически, от белорусского руководства требуют ослабить контроль над избирательным процессом и снизить централизацию власти в стране, чтобы дать больше возможностей оппозиции.

Вашингтон и Брюссель сходятся в том, что Беларуси теперь требуется «полномасштабная реформа» избирательного законодательства и дальнейшая «демократизация», если Минск надеется на улучшение отношений с Западом.

Запад демонстрирует свою готовность продолжить расширение политического диалога с Минском, но требует в ответ от Беларуси новых шагов по пути «демократизации». При этом ЕС акцентирует демократические преобразования даже сильнее, чем США.

Ослабление контроля во внутренней политике

Если отвлечься от внешней политики, то становится очевидно, что Беларусь сегодня сталкивается с задачей развития общественно-политической сферы. Дело не только и даже не столько в том, чтобы найти общий язык с Западом, сколько в постепенном и естественном изменении структуры белорусского общества: возрастании роли малого и среднего бизнеса в структуре экономики, смене поколений, росте общественной активности, появлении новых средств коммуникации и т.д. Эти тенденции не уникальны для Беларуси – они есть и в других странах Евразийского экономического союза, и на Западе. Другое дело, что далеко не всегда эта активность носит конструктивный характер.

Белорусское экспертное сообщество совершенно ясно отдает себе отчет, что расширение общественно-политического поля в стране, которое произошло по итогам парламентских выборов, ставит перед государством новые проблемы. И не учитывать внешнеполитические тенденции невозможно.

Александр Лукашенко неоднократно заявлял западным правительствам, что не следует ставить Беларусь перед выбором: «с Россией она или с Западом». Однако в условиях нарастания конфронтации в Восточной Европе между НАТО и Россией такой вопрос все равно сегодня де-факто на повестке дня. Даже если его не поднимают в высоких кабинетах, он играет роль в реальной политике.

Расширение представительства оппозиционных сил в белорусском парламенте втягивает Беларусь в игру, которую сегодня никто полностью не контролирует.

Речь идет о деятельности многочисленных общественных организаций и политических фондов на Западе. Известно, что они получают значительные средства от своих правительств, но ими крайне затруднительно управлять «по указке». У них своя логика борьбы и свои методы, которые развивались десятилетиями, несмотря на смену глав государств.

Например, администрации США или Германии сами в значительной мере зависят от роли прогрессивной общественности, не говоря о том, что не в состоянии полностью управлять активностью разношерстного общественного сектора. Более того, далеко не всегда для этого есть необходимая политическая воля. Ведь политики на Западе сами являются заложниками общественного мнения. А этот общественный сектор давно уже стал транснациональным.

Непредсказуемые партии

Сегодня крупные немецкие политические фонды открыто проявляют интерес к возвращению в Беларусь, откуда им пришлось уйти после вмешательства в политическую жизнь страны. Возможно, Минск в конечном итоге согласится на это возвращение, в обмен на некие гарантии и хорошую атмосферу в отношениях с Западом. Хотя, естественно, эти гарантии не могут быть закреплены юридически, следовательно, никого ни к чему не обязывают.

В этой ситуации перед белорусским руководством встает вызов развития институтов, благодаря которым можно будет стабилизировать общественную и политическую активность, направить ее в конструктивное русло. Чтобы не получилось так, что государственный аппарат останется один на один с оппонентами из общественно-политической сферы. Выпустить джина из бутылки часто легче, чем кажется.

Белорусские эксперты это знают, имея перед глазами пример Украины, когда «партия власти» Виктора Януковича распалась за считанные часы в феврале 2014 г., стоило лидеру потерять хватку. Но есть и опыт России 2010-2011 гг., когда в ходе акций протеста в Москве наступил раскол в ряде парламентских партий, лояльных центральной власти, прежде всего, в «Справедливой России», которая до сих пор не оправилась от внутрипартийного раскола. Ясно, что многие в Беларуси помнят и собственный опыт начала 1990-х гг., когда страна столкнулась с подъемом агрессивного национализма.

Очевидно, что в случае определенной дестабилизации общественно-политической или экономической ситуации (а спрогнозировать это крайне сложно), партийный парламент может быстро потерять управляемость. Поэтому сегодня в Беларуси идет живая дискуссия о том, как следует развивать партийную систему в стране.

Козыри Запада

Учитывая ряд уступок требованиям ОБСЕ со стороны Минска при подготовке к парламентским выборам, теперь мяч на стороне Запада. Какие ответные шаги предпримут Вашингтон и Брюссель?

обсе беларусь.jpg

Оглашение предварительного отчета наблюдателей ОБСЕ о парламентских выборах в Беларуси. Минск, 12 сентября 2016 г. Источник: sputnik.by.

Что касается США, то здесь еще не все санкции против Беларуси сняты. ЕС пока санкции свернул, но у него остается рычаг повышения уровня политического признания белорусского руководства. Также Минск заинтересован в формировании правовой базы в отношениях с ЕС. Эти козыри ЕС не так плохи, хотя, конечно, они не заменят расширение экономического взаимодействия, к которому стремится Минск.

Судя по заявлениям западных политиков, с Беларусью могут играть в известную игру: «уступки в обмен на переговоры», параллельно наращивая давление в сфере прав человека и общественной сферы.

Ту же игру в свое время вели с СССР. Реальные уступки Запад, может быть, сделает лишь если Беларусь стукнет кулаком по столу и будет готова прекратить оттепель.

Особенно учитывая логику, довлевшую в администрации США в начале 1990-х гг. Тогда правительство Горбачева нужно было поддержать материально, чтобы он продолжал выгодную США перестройку, но денег ему давать не хотели. Вернее, может кто-то и хотел, но администрация США боялась, что реальная экономическая помощь СССР приведет к остановке реформ.

При этом сформировалась твердая убежденность, что именно экономические трудности подталкивают руководство Советского Союза к перестройке. Об этом много написано – как в мемуарах политиков, так и в рассекреченных документах ЦРУ того времени.

Похожая логика сегодня преобладает и в отношении Беларуси. Например, брюссельская газета EUObserver, комментируя итоги выборов, объясняет изменения в белорусском парламенте тем, что «власть Лукашенко зашаталась», поэтому президент «вновь повернулся на Запад» в расчете на «экономическую отдачу». Ясно, что это мнение одной автора в одной газете. Но многие ли сомневается в том, что это мнение довольно типичное?

Тем более, поводов для изменения подходов за прошедшие 25 лет не было. Схема все та же: маленькими незаметными толчками столкнуть «демократизацию» с горки, чтобы она начала нарастать как снежный ком. А потом просто не чинить препятствий на пути, например, в форме экономической поддержки.

Естественно, ничего плохого в демократизации как таковой нет, но когда ее искусственно подталкивают, то «лекарство» может привести к противоположным результатам, вызвав у «больного» паралич вместо преображения. Все эти вещи давно понятны, по крайней мере, части белорусского экспертного сообщества. В последнее время примеров было немало, в том числе и на постсоветском пространстве.

Чем ответит Минск?

Что может выиграть Минск от продолжения игры в сближение с Западом? Сдерживание внутренних политических радикалов – возможно. Но лишь до первого серьезного внутриполитического кризиса. Повышение политического признания на Западе – возможно. Продолжение снятия санкций – возможно. Может быть даже удастся получить кредиты на Западе.

Однако во всех остальных случаях едва ли кто-то из крупных западных политиков рискнет вкладывать свой политический капитал в поддержку белорусской власти. Ведь можно легко стать жертвой мнения прогрессивной общественности, многочисленных общественных организаций и фондов, будучи обвиненным в «дружбе с диктатурой», если в отношениях с Беларусью ударят заморозки.

Перед белорусским руководством встает задача наращивания инвестиций в развитие общественно-политических институтов, которые могли бы обеспечить надежную опору власти под растущим давлением агентов «демократизации».

Это потребует значительных инвестиций ресурсов и кадров, чтобы национальные игроки были конкурентоспособны на фоне получателей западных грантов. Иначе игра на внутреннем политическом поле пойдет в одни ворота и будет быстро проиграна - останутся только «плохие и очень плохие варианты». Кроме того, встает проблема формирования прочной идеологической платформы для консолидации конструктивных национальных сил.

Этот вызов сегодня общий – и для Беларуси, и для России, и здесь необходимо наладить обмен опытом и подумать о совместных проектах. Благо последние стали активно формировать в последние год-два.

Загрузка...
Комментарии
Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

3,5%

населения мира составляют мигранты, что эквивалентно 272 млн чел. С 2010 г. данный показатель увеличился на 51 млн чел. – ООН

Mediametrics