Чему Карабахский конфликт может научить нынешний Киев: взгляд из Армении Чему Карабахский конфликт может научить нынешний Киев: взгляд из Армении

Еще до начала военной операции на Украине президент России Владимир Путин неоднократно заявлял, что Киев демонстративно не выполняет свои обязательства по минскому комплексу мер, как и договоренности, достигнутые в нормандском формате. По словам главы государства, это стало одной из причин начала спецоперации, направленной на защиту мирного населения Донбасса. Схожие черты украинского и карабахского кризисов, а также уроки обострения на Украине для Армении проанализировал эксперт исследовательского института «Политэкономия», политолог Бениамин Матевосян.

«Нравится не нравится – терпи моя красавица»


Многим запомнилась эта резонансная фраза президента России Владимира Путина, однако ее контекст некоторые даже не изучали. А ведь он связан с тем, что украинское руководство отказывалось исполнять подписанные им же Минские соглашения, одобренные Совбезом ООН. Украинская сторона, отказываясь их исполнять, заявляла о том, что имплементация Минских соглашений «угрожает национальной безопасности Украины». Такие заявления соседствовали со словами президента Зеленского о том, что на Востоке Украины живут «особи».

Парадокс ситуации заключается в том, что Зеленский пришел к власти с лозунгами о «прекращении войны» и о «возвращении мира». Однако это не помешало ему многократно заявлять о «бездарности» Минских соглашений, подчеркивая, что официальный Киев ищет пути для становления «нового переговорного формата».

Дошло до того, что внештатный советник офиса президента Украины Алексей Арестович объявил, что, если Россия признает независимость Донецкой и Луганской народных республик, он пришлет бутылку коньяка президенту России. Такой шаг Москвы, по словам советника, позволил бы Киеву «сбросить удавку минских соглашений», которые, как он считает, невыполнимы.

В свою очередь, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба многократно и перед самым началом боевых действий заявлял о «невозможности выполнения Минских соглашений на условиях России». Хотя еще раз следует напомнить, что в феврале 2015 г. Совбез ООН единогласно одобрил резолюцию по Украине, в которой члены Совета безопасности поддержали Комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Ну а дальше всех пошел секретарь СНБО Украины Алексей Данилов, заявив о том, что «выполнение Минских соглашений уничтожит Украину».

Как уже было отмечено, украинская сторона не только отказывалась садиться за стол переговоров с представителями ДНР и ЛНР, но и всячески пыталась изменить Нормандский формат, присоединить к нему США. Или же создать новый формат «Москва-Киев-Вашингтон». При этом игнорировались все сигналы, исходящие из Москвы о важности для России урегулирования вопроса. Вспомните хотя бы статьи президента Владимира Путина и заместителя председателя Совбеза Дмитрия Медведева по украинской тематике.

Итог явного саботажа переговоров и отказа исполнять свои же обязательства мы видим с 24 февраля 2022 г. – украинская государственность разрушается в прямом эфире.

Дежавю


Наблюдая за ходом спецоперации Вооруженных сил РФ в Украине, многие в Армении подмечают сходства в информационной политике, осуществляемой сегодня украинской властью и, в дни 44-дневной войны в Нагорном Карабахе, властью армянской.

Так, если после первых дней войны значительная часть армянского общества была уверена в том, что Вооруженные силы Армении вот-вот «освободят армянскую деревню Геташен», которая после войны 1992-1994 гг. осталась в составе Азербайджана, то часть украинского общества сегодня все еще свято верит в возможность контрнаступления. Однако в событиях 2020 и 2022 гг. есть и иные нюансы, которые делают процессы в некоторых случаях схожими.

Говоря о трагедии 44-дневной войны 2020 г., нужно четко понимать ее контекст, а также цепь событий, предшествовавших этой войне. В числе таких событий следует отметить следующие.

1. Заявление новоизбранного премьер-министра Армении Никола Пашиняна от 9 мая 2018 г. о том, что «он не может представлять на переговорах Карабах», и последовавшая за этим политика Еревана, направленная на «изменение формата переговоров». Эта политика не получила поддержку сопредседателей Минской группы ОБСЕ;

2. Сделанное Пашиняном заявление о том, что он начинает переговоры по урегулированию карабахской проблемы с «нулевой точки». В переводе на язык дипломатии это означало, что по сути армянское руководство перечеркивало всю предыдущую работу сопредседателей Минской группы ОБСЕ на выработку подходов и принципов к урегулированию конфликта;

3. В сентябре 2018 г., по итогам встречи президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении на саммите глав государств-членов СНГ, произошел отказ официального Еревана от решений, достигнутых после апрельской войны 2016 г. в Вене и Санкт-Петербурге. Эти решения касались расследования приграничных инцидентов и были подменены некой системой «оперативной связи между Баку и Ереваном»;

4. В августе 2019 г. прозвучало заявление Пашияна о том, что «Арцах – это Армения, и точка». Этому предшествовали мартовские заявления министра обороны республики Давида Тонояна о том, что Ереван привержен формуле «новая война – новые территории». До этого вся логика переговорного процесса, которая поддерживалась сопредседателями Минской группы ОБСЕ, сводилась к формуле «территории в обмен на статус». Согласно ей, армянская сторона, выводя войска из ряда территорий вокруг исторической Нагорно-Карабахской республики, получала бы международно-признанный статус для Карабахской государственности;

5. К февралю 2020 г. Никол Пашинян де-факто окончательно отказался от переговоров в рамках Мадридских принципов и вообще основополагающих принципов урегулирования конфликта.

Мадридские принципы


Стоит напомнить, что Мадридские принципы – это условное наименование основных принципов урегулирования карабахского конфликта, предложенных Минской группой ОБСЕ конфликтующим сторонам в Мадриде в ноябре 2007 г. Основные положения обновленной версии Мадридских принципов были обнародованы лишь 10 июля 2009 г. в заявлении глав государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделанном в итальянском городе Л’Акуила.

Эти принципы предусматривают, в частности:

1. Возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;

2. Предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего его безопасность и самоуправление;

3. Открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом;

4. Определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления;

5. Обеспечение права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания;

6. Международные гарантии безопасности, включающие операцию по поддержанию мира.

При этом все принципы должны были быть реализованы в рамках трех основополагающих элементов, на которых зиждился переговорный процесс:

1. Отказ от применения силы;

2. Территориальная целостность;

3. Право народов на самоопределение. 

Вместо указанного комплекса закрепленных на бумаге принципов, одобренных сопредседателями Минской группы ОБСЕ, Пашинян предложил им альтернативу в виде так называемых Мюнхенских принципов. Они были ничем иным, как конспектом его неудачного перформанса на дебатах с Алиевым на Мюнхенской конференции по безопасности.

Эти принципы гласили:

1. Нагорный Карабах обрел независимость так же, как и Азербайджан;

2. Нагорный Карабах является стороной конфликта и переговоров, без переговоров с ним невозможно решить конфликт;

3. Нет территорий, есть безопасность: Нагорный Карабах не может уступить свою безопасность;

4. Невозможно решить конфликт одним или двумя действиями: в переговорном процессе нужны «микрореволюции», затем «миниреволюции», а затем прорывы;

5. Любое решение проблемы должно быть приемлемым для народа Армении, народа Карабаха и народа Азербайджана. Армения и Карабах готовы приложить серьезные усилия для поиска такого решения. Азербайджан также должен продемонстрировать такую готовность;

6. Карабахский вопрос не имеет военного решения. Если кто-то скажет, что вопрос имеет военное решение, то народ Карабаха скажет, что вопрос давно был решен.

Из вышеизложенного становится ясно, что выверенный и согласованный инструментарий урегулирования проблемы было предложено заменить на бессодержательный набор лозунгов. Они хорошо звучат, когда озвучиваются на площадях, но не имеют под собой содержательного компонента. И это далеко не весь перечень шагов, которые демонстрируют откровенный саботаж с армянской стороны, направленный на слом всей логики предыдущего переговорного процесса.

Двуличие «цивилизованного западного мира»


В армянском обществе бытует мнение о том, что Пашинян не останавливал 44-дневную войну, так как ждал помощи Джо Байдена, который вот-вот должен был избраться на пост президента США. То есть армянская сторона ежедневно теряла 150-200 человек убитыми (особенно после отказа Пашиняна от предложения президента России остановить войну 19 октября) лишь по той причине, что армянское руководство тешило себя иллюзиями о «помощи всесильного Запада».

Но как в 2020 г. американские и английские войска не пришли на армянские горы, так их и в 2022 г. их не будет на украинском Черноземье. Очевидно, что такой же помощи от США и коллективного Запада ждет и Зеленский, который всерьез полагает, что «вместе они смогут задушить Россию санкциями».

И хотя события 2020 и 2022 гг. имеют много общего, есть у них и ряд различий. Например, «западное цивилизованное сообщество» словом не обмолвились против действий Азербайджана, применявшего фосфорное оружие. Зато депутаты Европарламента стоя аплодировали Владимиру Зеленскому. Но нужно понимать, что Запад аплодирует не потому, что поддерживает Украину, а потому, что приветствует Зеленского в его готовности превратить собственный народ в «пушечное мясо» в противостоянии с Россией. Да, Запад готов воевать до последнего. До последнего украинца.

Как долго продлится этот конфликт, а также сколько за него придется заплатить украинскому народу и государству, мы узнаем совсем скоро.


Бениамин Матевосян, политолог, эксперт исследовательского института «Политэкономия»

09 марта 2022 г. 01:03

Чему Карабахский конфликт может научить нынешний Киев: взгляд из Армении

/ Чему Карабахский конфликт может научить нынешний Киев: взгляд из Армении

Еще до начала военной операции на Украине президент России Владимир Путин неоднократно заявлял, что Киев демонстративно не выполняет свои обязательства по минскому комплексу мер, как и договоренности, достигнутые в нормандском формате. По словам главы государства, это стало одной из причин начала спецоперации, направленной на защиту мирного населения Донбасса. Схожие черты украинского и карабахского кризисов, а также уроки обострения на Украине для Армении проанализировал эксперт исследовательского института «Политэкономия», политолог Бениамин Матевосян.

«Нравится не нравится – терпи моя красавица»


Многим запомнилась эта резонансная фраза президента России Владимира Путина, однако ее контекст некоторые даже не изучали. А ведь он связан с тем, что украинское руководство отказывалось исполнять подписанные им же Минские соглашения, одобренные Совбезом ООН. Украинская сторона, отказываясь их исполнять, заявляла о том, что имплементация Минских соглашений «угрожает национальной безопасности Украины». Такие заявления соседствовали со словами президента Зеленского о том, что на Востоке Украины живут «особи».

Парадокс ситуации заключается в том, что Зеленский пришел к власти с лозунгами о «прекращении войны» и о «возвращении мира». Однако это не помешало ему многократно заявлять о «бездарности» Минских соглашений, подчеркивая, что официальный Киев ищет пути для становления «нового переговорного формата».

Дошло до того, что внештатный советник офиса президента Украины Алексей Арестович объявил, что, если Россия признает независимость Донецкой и Луганской народных республик, он пришлет бутылку коньяка президенту России. Такой шаг Москвы, по словам советника, позволил бы Киеву «сбросить удавку минских соглашений», которые, как он считает, невыполнимы.

В свою очередь, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба многократно и перед самым началом боевых действий заявлял о «невозможности выполнения Минских соглашений на условиях России». Хотя еще раз следует напомнить, что в феврале 2015 г. Совбез ООН единогласно одобрил резолюцию по Украине, в которой члены Совета безопасности поддержали Комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Ну а дальше всех пошел секретарь СНБО Украины Алексей Данилов, заявив о том, что «выполнение Минских соглашений уничтожит Украину».

Как уже было отмечено, украинская сторона не только отказывалась садиться за стол переговоров с представителями ДНР и ЛНР, но и всячески пыталась изменить Нормандский формат, присоединить к нему США. Или же создать новый формат «Москва-Киев-Вашингтон». При этом игнорировались все сигналы, исходящие из Москвы о важности для России урегулирования вопроса. Вспомните хотя бы статьи президента Владимира Путина и заместителя председателя Совбеза Дмитрия Медведева по украинской тематике.

Итог явного саботажа переговоров и отказа исполнять свои же обязательства мы видим с 24 февраля 2022 г. – украинская государственность разрушается в прямом эфире.

Дежавю


Наблюдая за ходом спецоперации Вооруженных сил РФ в Украине, многие в Армении подмечают сходства в информационной политике, осуществляемой сегодня украинской властью и, в дни 44-дневной войны в Нагорном Карабахе, властью армянской.

Так, если после первых дней войны значительная часть армянского общества была уверена в том, что Вооруженные силы Армении вот-вот «освободят армянскую деревню Геташен», которая после войны 1992-1994 гг. осталась в составе Азербайджана, то часть украинского общества сегодня все еще свято верит в возможность контрнаступления. Однако в событиях 2020 и 2022 гг. есть и иные нюансы, которые делают процессы в некоторых случаях схожими.

Говоря о трагедии 44-дневной войны 2020 г., нужно четко понимать ее контекст, а также цепь событий, предшествовавших этой войне. В числе таких событий следует отметить следующие.

1. Заявление новоизбранного премьер-министра Армении Никола Пашиняна от 9 мая 2018 г. о том, что «он не может представлять на переговорах Карабах», и последовавшая за этим политика Еревана, направленная на «изменение формата переговоров». Эта политика не получила поддержку сопредседателей Минской группы ОБСЕ;

2. Сделанное Пашиняном заявление о том, что он начинает переговоры по урегулированию карабахской проблемы с «нулевой точки». В переводе на язык дипломатии это означало, что по сути армянское руководство перечеркивало всю предыдущую работу сопредседателей Минской группы ОБСЕ на выработку подходов и принципов к урегулированию конфликта;

3. В сентябре 2018 г., по итогам встречи президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении на саммите глав государств-членов СНГ, произошел отказ официального Еревана от решений, достигнутых после апрельской войны 2016 г. в Вене и Санкт-Петербурге. Эти решения касались расследования приграничных инцидентов и были подменены некой системой «оперативной связи между Баку и Ереваном»;

4. В августе 2019 г. прозвучало заявление Пашияна о том, что «Арцах – это Армения, и точка». Этому предшествовали мартовские заявления министра обороны республики Давида Тонояна о том, что Ереван привержен формуле «новая война – новые территории». До этого вся логика переговорного процесса, которая поддерживалась сопредседателями Минской группы ОБСЕ, сводилась к формуле «территории в обмен на статус». Согласно ей, армянская сторона, выводя войска из ряда территорий вокруг исторической Нагорно-Карабахской республики, получала бы международно-признанный статус для Карабахской государственности;

5. К февралю 2020 г. Никол Пашинян де-факто окончательно отказался от переговоров в рамках Мадридских принципов и вообще основополагающих принципов урегулирования конфликта.

Мадридские принципы


Стоит напомнить, что Мадридские принципы – это условное наименование основных принципов урегулирования карабахского конфликта, предложенных Минской группой ОБСЕ конфликтующим сторонам в Мадриде в ноябре 2007 г. Основные положения обновленной версии Мадридских принципов были обнародованы лишь 10 июля 2009 г. в заявлении глав государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделанном в итальянском городе Л’Акуила.

Эти принципы предусматривают, в частности:

1. Возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;

2. Предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего его безопасность и самоуправление;

3. Открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом;

4. Определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления;

5. Обеспечение права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания;

6. Международные гарантии безопасности, включающие операцию по поддержанию мира.

При этом все принципы должны были быть реализованы в рамках трех основополагающих элементов, на которых зиждился переговорный процесс:

1. Отказ от применения силы;

2. Территориальная целостность;

3. Право народов на самоопределение. 

Вместо указанного комплекса закрепленных на бумаге принципов, одобренных сопредседателями Минской группы ОБСЕ, Пашинян предложил им альтернативу в виде так называемых Мюнхенских принципов. Они были ничем иным, как конспектом его неудачного перформанса на дебатах с Алиевым на Мюнхенской конференции по безопасности.

Эти принципы гласили:

1. Нагорный Карабах обрел независимость так же, как и Азербайджан;

2. Нагорный Карабах является стороной конфликта и переговоров, без переговоров с ним невозможно решить конфликт;

3. Нет территорий, есть безопасность: Нагорный Карабах не может уступить свою безопасность;

4. Невозможно решить конфликт одним или двумя действиями: в переговорном процессе нужны «микрореволюции», затем «миниреволюции», а затем прорывы;

5. Любое решение проблемы должно быть приемлемым для народа Армении, народа Карабаха и народа Азербайджана. Армения и Карабах готовы приложить серьезные усилия для поиска такого решения. Азербайджан также должен продемонстрировать такую готовность;

6. Карабахский вопрос не имеет военного решения. Если кто-то скажет, что вопрос имеет военное решение, то народ Карабаха скажет, что вопрос давно был решен.

Из вышеизложенного становится ясно, что выверенный и согласованный инструментарий урегулирования проблемы было предложено заменить на бессодержательный набор лозунгов. Они хорошо звучат, когда озвучиваются на площадях, но не имеют под собой содержательного компонента. И это далеко не весь перечень шагов, которые демонстрируют откровенный саботаж с армянской стороны, направленный на слом всей логики предыдущего переговорного процесса.

Двуличие «цивилизованного западного мира»


В армянском обществе бытует мнение о том, что Пашинян не останавливал 44-дневную войну, так как ждал помощи Джо Байдена, который вот-вот должен был избраться на пост президента США. То есть армянская сторона ежедневно теряла 150-200 человек убитыми (особенно после отказа Пашиняна от предложения президента России остановить войну 19 октября) лишь по той причине, что армянское руководство тешило себя иллюзиями о «помощи всесильного Запада».

Но как в 2020 г. американские и английские войска не пришли на армянские горы, так их и в 2022 г. их не будет на украинском Черноземье. Очевидно, что такой же помощи от США и коллективного Запада ждет и Зеленский, который всерьез полагает, что «вместе они смогут задушить Россию санкциями».

И хотя события 2020 и 2022 гг. имеют много общего, есть у них и ряд различий. Например, «западное цивилизованное сообщество» словом не обмолвились против действий Азербайджана, применявшего фосфорное оружие. Зато депутаты Европарламента стоя аплодировали Владимиру Зеленскому. Но нужно понимать, что Запад аплодирует не потому, что поддерживает Украину, а потому, что приветствует Зеленского в его готовности превратить собственный народ в «пушечное мясо» в противостоянии с Россией. Да, Запад готов воевать до последнего. До последнего украинца.

Как долго продлится этот конфликт, а также сколько за него придется заплатить украинскому народу и государству, мы узнаем совсем скоро.


Бениамин Матевосян, политолог, эксперт исследовательского института «Политэкономия»

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

27%

составит повышение цен на газ в Молдове с 1 октября 2022 г., утвержденное Национальным агентством по регулированию в энергетике. С октября 2021 г. тариф вырос почти в 7 раз

Mediametrics