23 Июня 2016 г. 07:54

«Судный день» Британии. Что означает Brexit для Евразийского союза

«Судный день» Британии. Что означает Brexit для Евразийского союза

23 июня проходит референдум о выходе Великобритании из Евросоюза. На кону – сохранение ЕС. Эксперты предупреждают: если уйдет Великобритания, ее примеру в будущем могут последовать Италия, Нидерланды и даже Франция, где также высоки антиевропейские настроения. Евразийскому союзу, который во многом идет по стопам ЕС в вопросах торгово-экономической интеграции, полезно сделать выводы из истории с Brexit вне зависимости от ее завершения.

Две Британии и две Европы

Референдум о выходе из ЕС – это не кульминация, а лишь завязка долгоиграющего сюжета в жизни европейской интеграции. В Великобритании не исключают, что вопрос о референдуме может быть поставлен вновь, если сейчас «развестись» с Евросоюзом не удастся.

Большинство экспертов прогнозирует, что на этот раз «побега» Великобритании с корабля ЕС, скорее всего, не случится. Тем более, отсоветовали британцам уходить большинство авторитетов – и не только эксперты МВФ, но и Дэвид Бекхэм с Бараком Обамой.

Однако по всем опросам около 45-50% британцев – за выход из ЕС. Кто эти люди? Социологические исследования показывают, что за то, чтобы Великобритания осталась в семье народов Евросоюза, выступают в основном граждане с более высоким уровнем образования и доходов. А за выход в большинстве – люди менее состоятельные и менее статусные. И между ними идут в основном не вдумчивые дебаты, а жесткая перепалка устами политиков.

Фактически, мы видим сегодня на Туманном Альбионе две Британии, разделившиеся примерно поровну: «страну выигравших» (или еще надеющихся) и «страну проигравших» и разуверившихся в процессе экономического развития за последние десятилетия.

Показательно, что образованная молодежь в своем большинстве также хочет остаться в ЕС. Они еще полны надежд получить от системы по способностям и потребностям. Тогда как среди старшего поколения сторонников выхода больше, а надежд, стало быть, меньше.

Прогнозируемо главным оружием политиков, которые пожелали возглавить лагерь недовольных Евросоюзом, стала тема миграции. Кстати, это средство «номер один» и в арсенале Дональда Трампа в борьбе за президентское кресло в США. Собственно, отчасти схожую тенденцию олицетворяют и партии евроскептиков, резко усилившие свои позиции за последние пару лет во многих странах ЕС.

На конфликт с Евросоюзом пошла и Польша – еще совсем недавно исправный «ученик», а сегодня «бунтарь», которому грозят санкционной дубинкой из Брюсселя. Все эти явления объединяет не только разочарование в европейской интеграции, но и озабоченность миграцией. Конечно, это вечно первая тема популистов, полезная для сплочения «электората» посредством страха и поиска виноватых.

Однако ясно, что в основе польского «мятежа» лежит недовольство Варшавы своим текущим статусом в ЕС, стремление его усилить – как в экономическом, так и в политическом смысле. То же множно сказать и о некоторых евроскептиках - среди них часто встречаются проекты контрэлит, которые хоят использовать разочарование и страх населения, чтобы подвинуть власть имущих на вершине пирамиды. Следовательно, можно говорить не только о двух Британиях, но и о двух Европах: сторонниках статус-кво и реваншистах, которые считают себя незаслуженно обделенными благами интеграции. 

Девальвация справедливости

Ясно, что популизм и антимиграционные настроения – это скорее симптом, нежели причина недуга объединенной Европы. Фактически, мы наблюдаем как глобализация по неолиберальным рецептам и опрометчивое дерегулирование рынков буквально за последние два десятилетия порождает класс «новых бедных» в благополучных странах Запада. По мнению британских социологов, за выход из ЕС выступает не кто иной, как представитель «Средней Англии» (Middle England) – британский средний класс, все чаще лишающийся шансов на успех в «новом чудном мире».

Эксперты давно бьют в набат, заявляя, что вымывание среднего класса грозит разрушить завоевания либеральной демократии. Так, например, певец либеральной утопии в начале «девяностых» Фрэнсис Фукуяма сегодня предупреждает, что неолиберализм разрушает класс людей со средним достатком, порождая бедных и все более закрытую касту сверхбогатых. Не этим ли объясняется феномен популярности Трампа в США?

Парадоксально, но выпадение все большего числа людей из среднего класса обостряет политические конфликты, душит политическую дискуссию в обществе. В итоге политики раскалываются на два лагеря - «системщиков» и «популистов», которые сидят в «партийных» окопах и часто не могут договориться по действительно важным вопросам.

Примеры – не только по всем меркам «грязная» кампания на референдуме за выход из ЕС в Великобритании, которая по признанию самих участников велась в основном «на эмоциях», а не аргументах. Другая иллюстрация кризиса – это паралич правительства США в 2013 г., вызванный клинчем между парламентскими группами по вопросам увеличения планки госдолга. В обоих случаях возникли крупные проблемы с поиском компромисса.

Выхода из этого общего тупика «победителей» и «проигравших» пока не видно. Следовательно, противоречия между «элитой» и «новым плебсом» будут обостряться. Но самое опасное – это то, что большинство больше не верит в справедливость правил игры.

Так, например, количество респондентов, считающих, что британские политики действуют в интересах своей страны, уменьшилось с 36% в 1944 г. до 28% в 1972 г. и 10% в 2014 г. Следовательно, растет не только пропасть доходов, но и моральная пропасть между «истеблишментом» и «массами». Неудивительно, что для многих британцев участие в референдуме – это способ проучить и наказать «заигравшихся» политиков.

Дважды на одни грабли?

Пока не ясно, какие именно экономические последствия ждут страны Евразийского союза в случае выхода Великобритании из ЕС. В любом случае, они едва ли будут критичными. Однако невыученный урок Brexit может стать таковым. Ошибок дерегулирования экономики нельзя повторить Евразийскому союзу, который также строится на принципах открытия рынков и свободной конкуренции. 

В этой связи устранение изъятий из общего торгового пространства ЕАЭС - это необходимость, но здесь не следует слишком спешить, иначе можно подорвать авторитет евразийского проекта в обществе, уничтожив рабочие места.

Экономика развивается циклично, и инструменты либерализации могут и должны использоваться наряду с государственным участием в экономике – в разных дозах в зависимости от ситуации. Однако страсти вокруг Brexit показывают, что отвязанное от «ремней безопасности» накопление капитала приводит к росту пропасти между бедными и богатыми. Это подрывает доверие в обществе и, в конечном счете, ведет к параличу политической системы, что бьет бумерангом по экономике.

Многие страны постсоветского пространства уже пережили похожий этап морального банкротства власти имущих и политэкономической системы во время хищнической приватизации в начале «девяностых». Сейчас идет медленное восстановление доверия в обществе. Brexit служит напоминанием, что повторение этих ошибок на новом витке в рамках евразийской интеграции неизбежно обернется ее провалом.

Сегодня открыт мировой «тендер» на решение проблемы дерегулированной и неподотчетной экономики, углубляющей неравенство и «девальвирующей» ценности  справедливости. Коллективный Запад с этой миссией явно не справляется и вряд ли имеет для этого возможности - слишком сильны бенефициары статус-кво.

Выработка баланса между сильным государством, распределяющим прибавочный продукт, и свободным пространством для накопления капитала и иностранных инвестиций – именно это необходимое условие выживания в долгосрочной перспективе евразийского проекта, а вовсе не двузначные цифры роста ВВП.

Пусть не так драматично как в книгах, и не так радикально как в умах прожектеров, но принципу «побеждает сильнейший» надо противопоставить принцип «пусть никто не уйдет обиженным». Это восстановит баланс. Иначе вырождение сильнейших – лишь вопрос времени.


Загрузка...
Комментарии
Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$12,3 млрд

ввозных таможенных пошлин поступило в бюджеты стран-участниц ЕАЭС в 2018 г. По сравнению с 2017 г. сумма выросла на 5,7% – Счетная Палата России

Mediametrics