«Многотысячные силы Запада»: Что реально делают США и НАТО для сдерживания России на Украине «Многотысячные силы Запада»: Что реально делают США и НАТО для сдерживания России на Украине

Нагнетание обстановки вокруг придуманного НАТО «вторжения» России на Украину набирает обороты. 3 февраля США начали переброску дополнительных войск в Восточную Европу. Ранее об отправке в регион дополнительных сил также заявил ряд европейских членов Альянса. Однако реальные цифры этих «подкреплений» не соответствуют громким обещаниям. Кроме того, ряд стран, включая Хорватию, Румынию и Чехию, открыто заявил об отказе воевать за Украину в гипотетическом конфликте с Россией. Почему в НАТО не готовы по-настоящему защищать Киев, разобрал независимый военный эксперт Александр Ермаков.

Новостные ленты полны громких заголовков о перебросках вооруженных сил США и других стран НАТО в Восточную Европу (или даже сразу на Украину) в связи с текущим кризисом. Проглядывая их поверхностно, можно представить себе картину спешного накопления Западом многотысячных сил у российских границ – для давления ли на Москву, или для защиты восточноевропейских членов Альянса и Киева, или даже для нападения. Попробуем взглянуть на ситуацию глубже заголовков.

«Вторжение» не завезли, но «защитники» наготове


Текущее обострение вокруг Украины, приправленное начавшимся сложным разговором о структуре европейской безопасности (Москва потребовала пресловутых «гарантий безопасности»), – вероятно, наиболее острый период противостояния с НАТО в истории современной России. В отличие от прошлых периодов напряжения – например, до и во время американских ракетных ударов по сирийским правительственным войскам при администрации Дональда Трампа – этот затянулся на значительный срок и пока не думает идти на спад.

Более того, западные эксперты вовсю говорят, что ждать, точнее, продолжать ждать российского вторжения на Украину надо будет как минимум в феврале, а то и в марте. Это, надо признать, куда более «мудрый» (с точки зрения долговечности) прогноз, чем обещания, что «наверняка вот-вот случится», которые уже начали всем надоедать.

Поддержание текущего кризиса на высоком уровне, по крайней мере, в медийной сфере, судя по всему, пока в интересах обеих сторон. Никто не хочет как демонстрировать слабость в рамках диалога по возможному выстраиванию будущих контуров европейской безопасности, так и упускать возможность оказать давление на оппонента, защитить союзника, продемонстрировать внутренней и внешней публике свою силу и серьезность.

Говоря о развертывании войск сторонами: адресаты этого инструмента давления у разных лагерей разнятся принципиально.

В случае России оно направлено на внешнюю публику, а внутри страны официальные спикеры стараются нивелировать эту тему и успокаивать население. Запад же, наоборот, максимально громко и на самом высоком уровне говорит о своих перебросках сил, поскольку адресаты этих посланий, в первую очередь, – собственные избиратели, политические круги и союзники. Всем им необходимо продемонстрировать свою «твердость перед Путиным», единство условного коллективного Запада в отстаивании «демократических ценностей» и «свободного мира», а также в «сдерживании России», особенно на фоне начала диалога с ней, сам факт которого радикальными кругами подвергается резкому остракизму. А так можно сказать: «Смотрите, мы, конечно, ведем переговоры для дипломатического решения накопившихся проблем, но при этом мы оказываем силовое давление, совсем не напуганы и вообще, если войны не случится, то только благодаря нашей решимости и жесткости».

Громкие обещания США


При внимательном рассмотрении жесткие и решительные меры, прекрасно смотрящиеся в заголовках СМИ, оказываются не столь радикальными. Так, например, после пресс-конференции Пентагона 27 января новостные ленты запестрели сообщениями, что «США готовят к переброске 8 500 военных», некоторые писали даже дословно «for Ukraine deployment», что зачастую неграмотно переводилось как «к развертыванию на Украине», хотя имелось в виду развертывание в связи с текущим украинским кризисом. На деле же американское Минобороны объявило о «повышении готовности к оперативному развертыванию». Речь идет о том, что  подразделения должны быть готовы к переброске через пять дней после приказа – что уже далеко от того, что американские солдаты сутками спят в транспортных самолетах в ожидании команды.

Еще более сомнительной радикальность текущих мер выглядит после озвучивания участвующих подразделений.

Основную боевую компоненту представляют части 82-й воздушно-десантной и 101-й воздушно-десантной дивизий (фактически, аэромобильной: в отличие от тренирующейся в первую очередь в парашютной высадке 82-й дивизии, основной отрабатываемый метод развертывания 101-й – вертолетный десант), которые и так представляют собой части повышенной готовности. Возможно, в реальности их порядок службы это распоряжение вообще не изменило.

Кроме них в число подразделений, чья готовность была повышена, вошли тыловые армейские части (медицинские, логистические, авиационные). В значительной части они, вероятно, и объясняют эту круглую цифру, к которой также есть вопросы, поскольку пресс-секретарь сказал, что такова «численность подразделений», готовность которых была повышена, а это совсем не то же самое, что «к переброске готовится это число». Да и пятидневные сроки на тыловиков, похоже, не распространяются.

И, разумеется, речи не идет о развертывании на Украине – об отсутствии таких планов несколько раз говорил, успокаивая опасающуюся войны с Россией публику, и Джо Байден.

Дополнительные американские силы допускают возможность включения в силы быстрого реагирования НАТО (NATO Response Force). В случае еще большего обострения их, вероятно, развернут в Восточной Европе, чтобы показать этим странам готовность старших партнеров защитить их (видимо, на случай, если «планирующая воссоздать Восточный Блок Россия вторгнется сразу и к ним»).

Для этой же цели, уже знакомой по операции «Atlantic Resolve», много лет внимательно рассматриваемой порталом «Евразия.Эксперт», в Эстонию было переброшено шесть многоцелевых истребителей F-15E. Военного смысла никакого: во-первых, шесть машин – это маловато для сдерживания «многотысячных русских войск»; во-вторых, на передовом аэродроме им только опаснее, куда практичнее им было бы работать из Великобритании, благо дальность позволяет. Зато информация хорошо смотрится в заголовках.

Особенности североатлантического «сдерживания»


Меры НАТО вызывают еще больший диссонанс. 24 января Альянс громко объявил, что «направляет дополнительные корабли и самолеты для укрепления сдерживания и обороны в Восточной Европе». Звучит серьезно. Направляют, если конкретно:

● Дания – фрегат в Балтийское море (учитывая, что оно омывает ее с востока, можно сказать, просто «вывела в море фрегат») и четыре истребителя F-16 в Литву. Правда, истребители в рамках миссии воздушного патрулирования НАТО, которая работает много лет посменно;

● Испания «передала корабли в состав объединенных морских сил НАТО» (формально-бюрократический момент, плыть никуда не надо) и «оценивает возможность» направить истребители в Болгарию. Какие-то и когда-нибудь;

● Франция «выразила готовность» отправить некие подразделения в Румынию.

Но главной силой, перебрасываемой на «восточный фронт», должны, похоже, стать голландские истребители F-35. По крайней мере, именно их поставили на заглавное фото. Их планируется развернуть для миссии воздушного патрулирования в Болгарии; впервые в этой стране планируется начать такие операции и сразу с истребителями пятого поколения.

Правда, перебросить планируют только два истребителя – как раз подобрали очень удачное фото – на нем тоже две машины. И в апреле-мае. И объявляли об этом отдельно, до этого, после объявления о начальной оперативной готовности голландских F-35. Однозначно, вышеуказанные меры пошлют всем четкий сигнал.

Конечно, есть и более практичные действия. Так, недавно объявленный английский – как и положено, отдельный от континенталов – пакет мер по отправке дополнительных сил, который должен «подать четкий сигнал Кремлю» («send a clear message to the Kremlin»), как полагается, включает в себя такие вещи, как развертывание дополнительной эскадрильи истребителей на Крите – надо сказать, достаточно далеко от Восточной Европы. Возможны и еще один демонстративный поход английского эсминца в Черное море, и попытка медийно продемонстрировать активность английского авианосца «Принц Уэльский», на данный момент входящего в условные морские силы НАТО.

С другой стороны, английский план содержит и отправку в Эстонию и, в куда меньшей степени, на Украину военных специалистов (бойцов спецподразделений, артиллеристов, медиков, специалистов РЭБ и радиоразведки), а также контингентов, которые позволят активизировать учебные мероприятия в рамках многонациональных прибалтийских батальонов.

Собственно, именно в активизации тренировочных курсов (как на месте, так и «на выезде» – в Прибалтике и Польше) и переброске легкого пехотного вооружения пока заключается активизация западной военной помощи непосредственно украинским вооруженным силам. Остальная активность стран НАТО и США сочетает громкие заголовки с нежеланием лишнего риска реальной эскалации или, по крайней мере, острым нежеланием ввязаться в конфликт, в реальности которого собственное население уже убедили.

Последнее, впрочем, дает само по себе трагикомичные заголовки: так, например, Канада, как стало известно 17 января, перебросила на Украину силы спецназначения, чтобы «сдержать Россию» (на практике, конечно, тоже для подготовки местных), а 30 января, решив, вероятно, что Россия не сдерживается, объявила о срочном «отступлении» всех канадских военных на запад от Днепра. Две недели сдерживали – пора и честь знать.


Александр Ермаков, независимый военный эксперт

09 Февраля 2022 г. 08:09

«Многотысячные силы Запада»: Что реально делают США и НАТО для сдерживания России на Украине

/ «Многотысячные силы Запада»: Что реально делают США и НАТО для сдерживания России на Украине

Нагнетание обстановки вокруг придуманного НАТО «вторжения» России на Украину набирает обороты. 3 февраля США начали переброску дополнительных войск в Восточную Европу. Ранее об отправке в регион дополнительных сил также заявил ряд европейских членов Альянса. Однако реальные цифры этих «подкреплений» не соответствуют громким обещаниям. Кроме того, ряд стран, включая Хорватию, Румынию и Чехию, открыто заявил об отказе воевать за Украину в гипотетическом конфликте с Россией. Почему в НАТО не готовы по-настоящему защищать Киев, разобрал независимый военный эксперт Александр Ермаков.

Новостные ленты полны громких заголовков о перебросках вооруженных сил США и других стран НАТО в Восточную Европу (или даже сразу на Украину) в связи с текущим кризисом. Проглядывая их поверхностно, можно представить себе картину спешного накопления Западом многотысячных сил у российских границ – для давления ли на Москву, или для защиты восточноевропейских членов Альянса и Киева, или даже для нападения. Попробуем взглянуть на ситуацию глубже заголовков.

«Вторжение» не завезли, но «защитники» наготове


Текущее обострение вокруг Украины, приправленное начавшимся сложным разговором о структуре европейской безопасности (Москва потребовала пресловутых «гарантий безопасности»), – вероятно, наиболее острый период противостояния с НАТО в истории современной России. В отличие от прошлых периодов напряжения – например, до и во время американских ракетных ударов по сирийским правительственным войскам при администрации Дональда Трампа – этот затянулся на значительный срок и пока не думает идти на спад.

Более того, западные эксперты вовсю говорят, что ждать, точнее, продолжать ждать российского вторжения на Украину надо будет как минимум в феврале, а то и в марте. Это, надо признать, куда более «мудрый» (с точки зрения долговечности) прогноз, чем обещания, что «наверняка вот-вот случится», которые уже начали всем надоедать.

Поддержание текущего кризиса на высоком уровне, по крайней мере, в медийной сфере, судя по всему, пока в интересах обеих сторон. Никто не хочет как демонстрировать слабость в рамках диалога по возможному выстраиванию будущих контуров европейской безопасности, так и упускать возможность оказать давление на оппонента, защитить союзника, продемонстрировать внутренней и внешней публике свою силу и серьезность.

Говоря о развертывании войск сторонами: адресаты этого инструмента давления у разных лагерей разнятся принципиально.

В случае России оно направлено на внешнюю публику, а внутри страны официальные спикеры стараются нивелировать эту тему и успокаивать население. Запад же, наоборот, максимально громко и на самом высоком уровне говорит о своих перебросках сил, поскольку адресаты этих посланий, в первую очередь, – собственные избиратели, политические круги и союзники. Всем им необходимо продемонстрировать свою «твердость перед Путиным», единство условного коллективного Запада в отстаивании «демократических ценностей» и «свободного мира», а также в «сдерживании России», особенно на фоне начала диалога с ней, сам факт которого радикальными кругами подвергается резкому остракизму. А так можно сказать: «Смотрите, мы, конечно, ведем переговоры для дипломатического решения накопившихся проблем, но при этом мы оказываем силовое давление, совсем не напуганы и вообще, если войны не случится, то только благодаря нашей решимости и жесткости».

Громкие обещания США


При внимательном рассмотрении жесткие и решительные меры, прекрасно смотрящиеся в заголовках СМИ, оказываются не столь радикальными. Так, например, после пресс-конференции Пентагона 27 января новостные ленты запестрели сообщениями, что «США готовят к переброске 8 500 военных», некоторые писали даже дословно «for Ukraine deployment», что зачастую неграмотно переводилось как «к развертыванию на Украине», хотя имелось в виду развертывание в связи с текущим украинским кризисом. На деле же американское Минобороны объявило о «повышении готовности к оперативному развертыванию». Речь идет о том, что  подразделения должны быть готовы к переброске через пять дней после приказа – что уже далеко от того, что американские солдаты сутками спят в транспортных самолетах в ожидании команды.

Еще более сомнительной радикальность текущих мер выглядит после озвучивания участвующих подразделений.

Основную боевую компоненту представляют части 82-й воздушно-десантной и 101-й воздушно-десантной дивизий (фактически, аэромобильной: в отличие от тренирующейся в первую очередь в парашютной высадке 82-й дивизии, основной отрабатываемый метод развертывания 101-й – вертолетный десант), которые и так представляют собой части повышенной готовности. Возможно, в реальности их порядок службы это распоряжение вообще не изменило.

Кроме них в число подразделений, чья готовность была повышена, вошли тыловые армейские части (медицинские, логистические, авиационные). В значительной части они, вероятно, и объясняют эту круглую цифру, к которой также есть вопросы, поскольку пресс-секретарь сказал, что такова «численность подразделений», готовность которых была повышена, а это совсем не то же самое, что «к переброске готовится это число». Да и пятидневные сроки на тыловиков, похоже, не распространяются.

И, разумеется, речи не идет о развертывании на Украине – об отсутствии таких планов несколько раз говорил, успокаивая опасающуюся войны с Россией публику, и Джо Байден.

Дополнительные американские силы допускают возможность включения в силы быстрого реагирования НАТО (NATO Response Force). В случае еще большего обострения их, вероятно, развернут в Восточной Европе, чтобы показать этим странам готовность старших партнеров защитить их (видимо, на случай, если «планирующая воссоздать Восточный Блок Россия вторгнется сразу и к ним»).

Для этой же цели, уже знакомой по операции «Atlantic Resolve», много лет внимательно рассматриваемой порталом «Евразия.Эксперт», в Эстонию было переброшено шесть многоцелевых истребителей F-15E. Военного смысла никакого: во-первых, шесть машин – это маловато для сдерживания «многотысячных русских войск»; во-вторых, на передовом аэродроме им только опаснее, куда практичнее им было бы работать из Великобритании, благо дальность позволяет. Зато информация хорошо смотрится в заголовках.

Особенности североатлантического «сдерживания»


Меры НАТО вызывают еще больший диссонанс. 24 января Альянс громко объявил, что «направляет дополнительные корабли и самолеты для укрепления сдерживания и обороны в Восточной Европе». Звучит серьезно. Направляют, если конкретно:

● Дания – фрегат в Балтийское море (учитывая, что оно омывает ее с востока, можно сказать, просто «вывела в море фрегат») и четыре истребителя F-16 в Литву. Правда, истребители в рамках миссии воздушного патрулирования НАТО, которая работает много лет посменно;

● Испания «передала корабли в состав объединенных морских сил НАТО» (формально-бюрократический момент, плыть никуда не надо) и «оценивает возможность» направить истребители в Болгарию. Какие-то и когда-нибудь;

● Франция «выразила готовность» отправить некие подразделения в Румынию.

Но главной силой, перебрасываемой на «восточный фронт», должны, похоже, стать голландские истребители F-35. По крайней мере, именно их поставили на заглавное фото. Их планируется развернуть для миссии воздушного патрулирования в Болгарии; впервые в этой стране планируется начать такие операции и сразу с истребителями пятого поколения.

Правда, перебросить планируют только два истребителя – как раз подобрали очень удачное фото – на нем тоже две машины. И в апреле-мае. И объявляли об этом отдельно, до этого, после объявления о начальной оперативной готовности голландских F-35. Однозначно, вышеуказанные меры пошлют всем четкий сигнал.

Конечно, есть и более практичные действия. Так, недавно объявленный английский – как и положено, отдельный от континенталов – пакет мер по отправке дополнительных сил, который должен «подать четкий сигнал Кремлю» («send a clear message to the Kremlin»), как полагается, включает в себя такие вещи, как развертывание дополнительной эскадрильи истребителей на Крите – надо сказать, достаточно далеко от Восточной Европы. Возможны и еще один демонстративный поход английского эсминца в Черное море, и попытка медийно продемонстрировать активность английского авианосца «Принц Уэльский», на данный момент входящего в условные морские силы НАТО.

С другой стороны, английский план содержит и отправку в Эстонию и, в куда меньшей степени, на Украину военных специалистов (бойцов спецподразделений, артиллеристов, медиков, специалистов РЭБ и радиоразведки), а также контингентов, которые позволят активизировать учебные мероприятия в рамках многонациональных прибалтийских батальонов.

Собственно, именно в активизации тренировочных курсов (как на месте, так и «на выезде» – в Прибалтике и Польше) и переброске легкого пехотного вооружения пока заключается активизация западной военной помощи непосредственно украинским вооруженным силам. Остальная активность стран НАТО и США сочетает громкие заголовки с нежеланием лишнего риска реальной эскалации или, по крайней мере, острым нежеланием ввязаться в конфликт, в реальности которого собственное население уже убедили.

Последнее, впрочем, дает само по себе трагикомичные заголовки: так, например, Канада, как стало известно 17 января, перебросила на Украину силы спецназначения, чтобы «сдержать Россию» (на практике, конечно, тоже для подготовки местных), а 30 января, решив, вероятно, что Россия не сдерживается, объявила о срочном «отступлении» всех канадских военных на запад от Днепра. Две недели сдерживали – пора и честь знать.


Александр Ермаков, независимый военный эксперт

Загрузка...
15 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Западные страны просчитались в антироссийском санкционном угаре.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

20%

составил рост промышленного производства в Евразийском союзе за 10 лет. Для сравнения, в ЕС промпроизводство за аналогичный период выросло только на 10% – ЕЭК

Mediametrics