Расплата за антироссийские санкции: Что стоит за рекордной инфляцией в ЕС Расплата за антироссийские санкции: Что стоит за рекордной инфляцией в ЕС

Как подчеркивали в Кремле, антироссийские санкции Евросоюза не изменят политическую позицию Москвы, а лишь нанесут вред интересам и населению стран объединения. По мнению премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, санкционной политикой Брюссель «выстрелил себе в легкие, и поэтому задыхается» из-за дефицита энергоносителей. По оценкам Еврокомиссии, в 2022 г. годовая инфляция в еврозоне вырастет до рекордных в истории сообщества 7,6%, а месячные показатели уже превышают 8%. С какими негативными последствиями столкнулись страны Евросоюза из-за антироссийских ограничений, объяснила доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Антироссийские санкции ЕС: сомнительный инструмент


Наблюдаемые сегодня тенденции в мировой экономике не вызваны исключительно ситуацией на Украине, антироссийскими санкциями или последствиями локдаунов. Последние только ускорили их и даже используются как инструменты формирования новых принципов международной экономической деятельности. Дело в том, что мировая экономика длительное время выстраивалась с точки зрения межгосударственной кооперации, что требовало масштабного развития производственных и логистических цепочек. Это, в свою очередь, втягивало все новые и новые государства в общую экономическую систему.

Транснационализация экономики – это факт. Еще в 2011 г. сообщалось, что из 100 наибольших экономик в мире 52 – транснациональные корпорации, остальные – государства. Свыше 2/3 внешней торговли и около половины мирового промышленного производства приходится на ТНК. Они контролируют примерно 80% технологических нововведений и ноу-хау. Однако транснационализация не лишила мир экономического разделения и не создала равных прав и правил для всех участников мировых экономических процессов, да и сами крупнейшие ТНК – это преимущественно компании из США.

Напротив, с течением времени мы замечали, как разбухали «экономики-пылесосы», втягивавшие в себя рабочую силу и финансы из других стран и контролировавшие всю мировую финансовую систему. Сейчас мир подошел к стадии, когда уже фактически не осталось возможностей для экспансии этих масштабных транснациональных капиталов. Неудивительно, что тогда была внедрена повестка сокращения потребления, низкоуглеродной экономики и прочее. Да и активно пропагандируемая западными СМИ ЛГБТ-повестка, направленная на сокращение рождаемости, также явно находится в заданной логике.

Ситуация на Украине создала возможности для западных правительств обвинить во всех экономических бедах не себя самих, а исключительно Россию. Как в 1990-е гг. за счет развала СССР коллективный Запад решал свои экономические проблемы, так и сейчас стоит цель за счет постсоветского пространства упрочить свои позиции. И в этом контексте в западных государствах, видимо, полагают, что могут нести издержки, ожидая, что они полностью окупятся. А это значит, что политический истеблишмент надеется в своих расчетах если не на поражение России, то на ее значительное ослабление, когда она на условиях Запада создаст все возможности для работы именно западного бизнеса, а также выполнит все требования по поставкам энергоносителей.

Антироссийские санкции подчинены логике изменений, провозглашаемых Западом. Именно по этой причине граждане западных стран будут принесены в жертву новой идеологии. Но чтобы сделать это мягко и перенаправить гнев граждан, необходимо соответствующим образом преподнести Россию и инструмент антироссийских санкций. Ведь что такое санкции против энергоносителей из России? «Выстрел в собственную ногу» или инструмент для реализации долгосрочных стратегий? Однако, как это уже бывало неоднократно, жизнь оказалась более сложной и менее управляемой, чем можно было подумать, да и граждане вовсе не так доверяют СМИ, как раньше. Поэтому страны Запада оказались на распутье.

Ситуация развивается быстрее, чем предполагалось, что уже вызывает масштабные социальные взрывы и недовольства. Однако отойти от выбранной тактики уже невозможно, тем более в рамках договоренностей с США и партнерами по НАТО. Поэтому мы уже наблюдаем и будем наблюдать точечную корректировку энергетической стратегии Брюсселем, который ввел наибольшее число антироссийских санкций за последние годы. Например, сейчас уже обсуждается необходимость расконсервирования атомных электростанций и станций угольной генерации. Поэтому, говоря об экономических последствиях для стран ЕС, которые проводят наиболее последовательные антироссийские санкции, нам следует рассуждать о степени риска и экономических потерь, которые могут быть допустимы или недопустимы для Брюсселя.

Проблема инфляции


Наиболее серьезной для ЕС проблемой сейчас является инфляция. В еврозоне она выросла до 8,6% к июню, а это самый высокий уровень с 1999 г., что обусловлено ценами на энергоносители. Почти половина из 19 стран еврозоны в настоящее время достигла двузначной годовой инфляции. Она растет постоянно, и практически все инструменты, используемые национальными экономиками, оказываются неэффективными, так как продолжается рост цен на энергоносители.

Так, в Испании уровень инфляции достиг двузначной цифры – 10 % – впервые с 1985 г.. Правительство в Мадриде приняло пакет помощи на €9 млрд ($9,45 млрд), включая субсидии на транспорт и 80-процентное снижение налогов на оплату энергии, чтобы помочь уязвимым домохозяйствам справиться с ситуацией. Однако самые высокие уровни инфляции отмечены в наиболее русофобствующих странах Прибалтики. В Эстонии зафиксирован годовой уровень инфляции в 22%, самый высокий в еврозоне, за ней следуют ее соседи по Балтийскому морю Литва (20,5%) и Латвия (19%). У трех стран (за исключением Эстонии) нет внутренних источников энергии, и их попытки заменить российские энергоносители поставили их перед непомерно высокими ценами на спотовых рынках.

Все страны ЕС ощущают последствия скачка цен на энергоносители, которые за год до июня выросли на 42%, что в три раза больше, чем за этот же период годом ранее. И только те страны, которые имеют и иные источники энергии, (например, Франция) пока еще удерживают уровень инфляции до 7%. Европейские эксперты полагают, что на этом фоне будут возрастать требования повышения заработной платы, что укрепит инфляционные последствия. Кроме того, европейская экономика находится в состоянии неопределенности. При этом нет никаких указаний на то, что спираль инфляции перестанет закручиваться в ближайшее время.

Рост цен стал катализатором масштабного недовольства людей повсеместно. Социальный взрыв – самая большая угроза. Инфляция теперь стала более широкой, затрагивая буквально все: от продуктов питания и услуг до товаров повседневного спроса. Например, цены на продукты питания выросли на 9%, а цены на промышленные товары – на 4,2%. Стоимость услуг, в которых заработная плата является основной статьей расходов, выросла на 3,5%.

Для борьбы с инфляцией ЦБ ЕС готов периодически поднимать ключевую процентную ставку – в июле на 25% и в сентябре. Однако, по мнению экспертов Евросоюза, это не повлияет на спираль цены и заработной платы. Ситуация может измениться только в условиях менее волатильных цен на энергоносители и уверенном производственном развитии. Но со вторым условием также много неопределенностей.

Возможности развития бизнеса в условиях антироссийских санкций


Прежде всего отметим, что потеря российского рынка для западных компаний – серьезный удар по ним самим. В качестве обоснования ухода они ссылаются не столько на санкции, сколько на морально-этические аспекты, на опасения репрессий в России и прочий абсурд. Однако важнее то, что скорость их ухода меняет расстановку разных компаний в мире. И на их место приходят российские производства, а также азиатские компании.

В условиях множества неопределенностей произошло значительное падение индекса деловой активности в производственной сфере в еврозоне до 52,1 в июне с 54,6 в мае, что указывает на самый медленный рост производственной активности с августа 2020 г. Особенно неприятным для европейцев является тот факт, что данный индекс падает в таких странах, как Германия, Франция, Италия, Испания, Нидерланды, Австрия, Ирландия и Греция, так как на них вместе приходится около 90% производственной деятельности еврозоны. Не менее существенно, что промышленное производство в зоне евро сократилось на 2% в годовом исчислении еще в апреле 2022 г., что стало самым большим падением с октября 2020 г.

Непредсказуемость влияет и на экономические настроения в целом. Этот индикатор в зоне евро упал до 104 п. в июне 2022 г., что стало самым низким уровнем с марта прошлого года. Настроения ухудшились среди розничных продавцов, потребителей и строителей из-за высоких цен и перспектив повышения процентных ставок. Между тем индекс экономической неопределенности вырос до 24,8 с 23,4, а индикатор ожиданий занятости снизился до 110,9 п. с 112,6. Экономические настроения ухудшились в пяти крупнейших экономиках блока, особенно в Нидерландах (-3,6), Германии (-1,9) и Испании (-1,9). Данная ситуация не позволяет проводить инвестиционные программы. Бизнес как будто замер, тем более в условиях энергетического самоограничения ЕС.

Основа экономики – энергетика. Однако санкции против энергоресурсов из России ограничивают возможность восстановления экономической и прежде всего производственной деятельности. В случае прекращения поставок энергоносителей из России или хотя бы их значительного сокращения производство ведущих экономик ЕС встанет. Под угрозой находятся значимые металлургические и химические производства в крупнейших экономиках объединения. Россия поставляет в них около 40% мирового палладия, использующегося в производстве каталитических нейтрализаторов автомобилей для ограничения вредных выбросов. Москва также экспортирует около 30% необходимого для аэрокосмической промышленности титана. Европейская компания Airbus получает около половины своего титана из России. ЕС зависит также от поставок из России ванадия (более 30%), алюминия (около 20%) и никеля (около 20%) и так далее.

Другие санкции против России, в частности, исключение Москвы из международных платежных систем или ограничение ее доступа к долларам, бьют по самим контрагентам в Европе. Ведь российский рынок занимал 5 место по экспорту из ЕС, хотя после воссоединения с Крымом страны Евросоюза начали постепенно сокращать объем торгового взаимодействия. Поэтому основной удар примут на себя не российские финансовые и производственные структуры, а европейские компании и банки, имеющие дочерние компании или прочные связи с Россией. Это касается и британской многонациональной нефтегазовой компании BP и французского банка Societe Generale. Это означает только одно – страны принимают решения, руководствуясь не экономической целесообразностью, а политическими инсинуациями.

А ведь сложившаяся сейчас ситуация имеет не только экономические, но и политические последствия, поскольку ее изменение требует принимать решения, связанные с углем и атомной энергетикой. По всей видимости, зеленые партии потеряют свои некогда устойчивые позиции, не говоря уже о мейнстримных партиях и существующих правительствах. Их деятельность уж очень хорошо показывает, что есть цели, есть инструменты, а есть последствия, за которые придется отвечать лично всем членам правительств стран ЕС и Брюсселю.

***


Россия по очень многим показателям обладает возможностями и ресурсами для развития. Тем более, страна не замыкается и сохраняет возможные логистические и производственные цепочки, а также создает и развивает новые, переориентируясь не просто на Восток, но именно на интеграционные образования, в которых участвует. Это дает возможности для сохранения темпов экономического роста и обеспечивает потенциал развития, которым надо правильно распорядиться. В текущих условиях антироссийские санкции уже в большей степени угрожают тем, кто их вводит, чем самой России.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

04 Августа 2022 г. 09:32

Расплата за антироссийские санкции: Что стоит за рекордной инфляцией в ЕС

/ Расплата за антироссийские санкции: Что стоит за рекордной инфляцией в ЕС
Расплата за антироссийские санкции: Что стоит за рекордной инфляцией в ЕС
Фото: © European Parliament

Как подчеркивали в Кремле, антироссийские санкции Евросоюза не изменят политическую позицию Москвы, а лишь нанесут вред интересам и населению стран объединения. По мнению премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, санкционной политикой Брюссель «выстрелил себе в легкие, и поэтому задыхается» из-за дефицита энергоносителей. По оценкам Еврокомиссии, в 2022 г. годовая инфляция в еврозоне вырастет до рекордных в истории сообщества 7,6%, а месячные показатели уже превышают 8%. С какими негативными последствиями столкнулись страны Евросоюза из-за антироссийских ограничений, объяснила доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Антироссийские санкции ЕС: сомнительный инструмент


Наблюдаемые сегодня тенденции в мировой экономике не вызваны исключительно ситуацией на Украине, антироссийскими санкциями или последствиями локдаунов. Последние только ускорили их и даже используются как инструменты формирования новых принципов международной экономической деятельности. Дело в том, что мировая экономика длительное время выстраивалась с точки зрения межгосударственной кооперации, что требовало масштабного развития производственных и логистических цепочек. Это, в свою очередь, втягивало все новые и новые государства в общую экономическую систему.

Транснационализация экономики – это факт. Еще в 2011 г. сообщалось, что из 100 наибольших экономик в мире 52 – транснациональные корпорации, остальные – государства. Свыше 2/3 внешней торговли и около половины мирового промышленного производства приходится на ТНК. Они контролируют примерно 80% технологических нововведений и ноу-хау. Однако транснационализация не лишила мир экономического разделения и не создала равных прав и правил для всех участников мировых экономических процессов, да и сами крупнейшие ТНК – это преимущественно компании из США.

Напротив, с течением времени мы замечали, как разбухали «экономики-пылесосы», втягивавшие в себя рабочую силу и финансы из других стран и контролировавшие всю мировую финансовую систему. Сейчас мир подошел к стадии, когда уже фактически не осталось возможностей для экспансии этих масштабных транснациональных капиталов. Неудивительно, что тогда была внедрена повестка сокращения потребления, низкоуглеродной экономики и прочее. Да и активно пропагандируемая западными СМИ ЛГБТ-повестка, направленная на сокращение рождаемости, также явно находится в заданной логике.

Ситуация на Украине создала возможности для западных правительств обвинить во всех экономических бедах не себя самих, а исключительно Россию. Как в 1990-е гг. за счет развала СССР коллективный Запад решал свои экономические проблемы, так и сейчас стоит цель за счет постсоветского пространства упрочить свои позиции. И в этом контексте в западных государствах, видимо, полагают, что могут нести издержки, ожидая, что они полностью окупятся. А это значит, что политический истеблишмент надеется в своих расчетах если не на поражение России, то на ее значительное ослабление, когда она на условиях Запада создаст все возможности для работы именно западного бизнеса, а также выполнит все требования по поставкам энергоносителей.

Антироссийские санкции подчинены логике изменений, провозглашаемых Западом. Именно по этой причине граждане западных стран будут принесены в жертву новой идеологии. Но чтобы сделать это мягко и перенаправить гнев граждан, необходимо соответствующим образом преподнести Россию и инструмент антироссийских санкций. Ведь что такое санкции против энергоносителей из России? «Выстрел в собственную ногу» или инструмент для реализации долгосрочных стратегий? Однако, как это уже бывало неоднократно, жизнь оказалась более сложной и менее управляемой, чем можно было подумать, да и граждане вовсе не так доверяют СМИ, как раньше. Поэтому страны Запада оказались на распутье.

Ситуация развивается быстрее, чем предполагалось, что уже вызывает масштабные социальные взрывы и недовольства. Однако отойти от выбранной тактики уже невозможно, тем более в рамках договоренностей с США и партнерами по НАТО. Поэтому мы уже наблюдаем и будем наблюдать точечную корректировку энергетической стратегии Брюсселем, который ввел наибольшее число антироссийских санкций за последние годы. Например, сейчас уже обсуждается необходимость расконсервирования атомных электростанций и станций угольной генерации. Поэтому, говоря об экономических последствиях для стран ЕС, которые проводят наиболее последовательные антироссийские санкции, нам следует рассуждать о степени риска и экономических потерь, которые могут быть допустимы или недопустимы для Брюсселя.

Проблема инфляции


Наиболее серьезной для ЕС проблемой сейчас является инфляция. В еврозоне она выросла до 8,6% к июню, а это самый высокий уровень с 1999 г., что обусловлено ценами на энергоносители. Почти половина из 19 стран еврозоны в настоящее время достигла двузначной годовой инфляции. Она растет постоянно, и практически все инструменты, используемые национальными экономиками, оказываются неэффективными, так как продолжается рост цен на энергоносители.

Так, в Испании уровень инфляции достиг двузначной цифры – 10 % – впервые с 1985 г.. Правительство в Мадриде приняло пакет помощи на €9 млрд ($9,45 млрд), включая субсидии на транспорт и 80-процентное снижение налогов на оплату энергии, чтобы помочь уязвимым домохозяйствам справиться с ситуацией. Однако самые высокие уровни инфляции отмечены в наиболее русофобствующих странах Прибалтики. В Эстонии зафиксирован годовой уровень инфляции в 22%, самый высокий в еврозоне, за ней следуют ее соседи по Балтийскому морю Литва (20,5%) и Латвия (19%). У трех стран (за исключением Эстонии) нет внутренних источников энергии, и их попытки заменить российские энергоносители поставили их перед непомерно высокими ценами на спотовых рынках.

Все страны ЕС ощущают последствия скачка цен на энергоносители, которые за год до июня выросли на 42%, что в три раза больше, чем за этот же период годом ранее. И только те страны, которые имеют и иные источники энергии, (например, Франция) пока еще удерживают уровень инфляции до 7%. Европейские эксперты полагают, что на этом фоне будут возрастать требования повышения заработной платы, что укрепит инфляционные последствия. Кроме того, европейская экономика находится в состоянии неопределенности. При этом нет никаких указаний на то, что спираль инфляции перестанет закручиваться в ближайшее время.

Рост цен стал катализатором масштабного недовольства людей повсеместно. Социальный взрыв – самая большая угроза. Инфляция теперь стала более широкой, затрагивая буквально все: от продуктов питания и услуг до товаров повседневного спроса. Например, цены на продукты питания выросли на 9%, а цены на промышленные товары – на 4,2%. Стоимость услуг, в которых заработная плата является основной статьей расходов, выросла на 3,5%.

Для борьбы с инфляцией ЦБ ЕС готов периодически поднимать ключевую процентную ставку – в июле на 25% и в сентябре. Однако, по мнению экспертов Евросоюза, это не повлияет на спираль цены и заработной платы. Ситуация может измениться только в условиях менее волатильных цен на энергоносители и уверенном производственном развитии. Но со вторым условием также много неопределенностей.

Возможности развития бизнеса в условиях антироссийских санкций


Прежде всего отметим, что потеря российского рынка для западных компаний – серьезный удар по ним самим. В качестве обоснования ухода они ссылаются не столько на санкции, сколько на морально-этические аспекты, на опасения репрессий в России и прочий абсурд. Однако важнее то, что скорость их ухода меняет расстановку разных компаний в мире. И на их место приходят российские производства, а также азиатские компании.

В условиях множества неопределенностей произошло значительное падение индекса деловой активности в производственной сфере в еврозоне до 52,1 в июне с 54,6 в мае, что указывает на самый медленный рост производственной активности с августа 2020 г. Особенно неприятным для европейцев является тот факт, что данный индекс падает в таких странах, как Германия, Франция, Италия, Испания, Нидерланды, Австрия, Ирландия и Греция, так как на них вместе приходится около 90% производственной деятельности еврозоны. Не менее существенно, что промышленное производство в зоне евро сократилось на 2% в годовом исчислении еще в апреле 2022 г., что стало самым большим падением с октября 2020 г.

Непредсказуемость влияет и на экономические настроения в целом. Этот индикатор в зоне евро упал до 104 п. в июне 2022 г., что стало самым низким уровнем с марта прошлого года. Настроения ухудшились среди розничных продавцов, потребителей и строителей из-за высоких цен и перспектив повышения процентных ставок. Между тем индекс экономической неопределенности вырос до 24,8 с 23,4, а индикатор ожиданий занятости снизился до 110,9 п. с 112,6. Экономические настроения ухудшились в пяти крупнейших экономиках блока, особенно в Нидерландах (-3,6), Германии (-1,9) и Испании (-1,9). Данная ситуация не позволяет проводить инвестиционные программы. Бизнес как будто замер, тем более в условиях энергетического самоограничения ЕС.

Основа экономики – энергетика. Однако санкции против энергоресурсов из России ограничивают возможность восстановления экономической и прежде всего производственной деятельности. В случае прекращения поставок энергоносителей из России или хотя бы их значительного сокращения производство ведущих экономик ЕС встанет. Под угрозой находятся значимые металлургические и химические производства в крупнейших экономиках объединения. Россия поставляет в них около 40% мирового палладия, использующегося в производстве каталитических нейтрализаторов автомобилей для ограничения вредных выбросов. Москва также экспортирует около 30% необходимого для аэрокосмической промышленности титана. Европейская компания Airbus получает около половины своего титана из России. ЕС зависит также от поставок из России ванадия (более 30%), алюминия (около 20%) и никеля (около 20%) и так далее.

Другие санкции против России, в частности, исключение Москвы из международных платежных систем или ограничение ее доступа к долларам, бьют по самим контрагентам в Европе. Ведь российский рынок занимал 5 место по экспорту из ЕС, хотя после воссоединения с Крымом страны Евросоюза начали постепенно сокращать объем торгового взаимодействия. Поэтому основной удар примут на себя не российские финансовые и производственные структуры, а европейские компании и банки, имеющие дочерние компании или прочные связи с Россией. Это касается и британской многонациональной нефтегазовой компании BP и французского банка Societe Generale. Это означает только одно – страны принимают решения, руководствуясь не экономической целесообразностью, а политическими инсинуациями.

А ведь сложившаяся сейчас ситуация имеет не только экономические, но и политические последствия, поскольку ее изменение требует принимать решения, связанные с углем и атомной энергетикой. По всей видимости, зеленые партии потеряют свои некогда устойчивые позиции, не говоря уже о мейнстримных партиях и существующих правительствах. Их деятельность уж очень хорошо показывает, что есть цели, есть инструменты, а есть последствия, за которые придется отвечать лично всем членам правительств стран ЕС и Брюсселю.

***


Россия по очень многим показателям обладает возможностями и ресурсами для развития. Тем более, страна не замыкается и сохраняет возможные логистические и производственные цепочки, а также создает и развивает новые, переориентируясь не просто на Восток, но именно на интеграционные образования, в которых участвует. Это дает возможности для сохранения темпов экономического роста и обеспечивает потенциал развития, которым надо правильно распорядиться. В текущих условиях антироссийские санкции уже в большей степени угрожают тем, кто их вводит, чем самой России.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
15 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Западные страны просчитались в антироссийском санкционном угаре.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

20%

составил рост промышленного производства в Евразийском союзе за 10 лет. Для сравнения, в ЕС промпроизводство за аналогичный период выросло только на 10% – ЕЭК

Mediametrics