08 Января 2020 г. 18:01

Распад или расширение: что ждет Евросоюз в 2020 году

Распад или расширение: что ждет Евросоюз в 2020 году
Фото: twimg.com

В 2019 г. лидеры стран ЕС задумались о пересмотре политики евроинтеграции. Когда в октябре Франция, Нидерланды и Дания заблокировали начало переговоров о вступлении в ЕС Албании и Северной Македонии, в Париже заявили о необходимости фундаментальной реформы процесса вступления. В России и вовсе не исключают сценария брекзита для стран Восточной Европы, которые скоро перестанут получать финансовую поддержку Брюсселя. Кроме того, в декабре сомнения в евроинтеграционной перспективе также высказал президент Азербайджана. О том, что ожидает Евросоюз – отдаление и распад, или все-таки продолжени расширения, читайте в статье доктора политических наук, профессора СПбГУ Натальи Ереминой.

История расширения ЕС


Европейский союз действительно реализует интеграционный проект не только качественно, но и количественно. Еще в 1957 г. ЕС состоял только из шести стран. Но в текущем году в него входят – по крайней мере, пока не до конца реализован Брекзит – 28 членов. Они присоединились к организации в процессе шести волн расширения. В 1973 г. в интеграционную группу вступили Дания, Ирландия, Великобритания, в 1981 г. и 1986 г. сначала присоединилась Греция, а за ней – Испания и Португалия, в 1995 г. в ЕС вошли Австрия, Швеция, Финляндия.

В этом составе ЕС показывал стабильный рост и его перспективы не вызывали ни у кого сомнений. Тем более, в 1990‑е гг. у ЕС не было конкурентов в Евразии, что позволило ему довольно быстро упрочить свои экономические позиции, создать позитивный имидж и даже получить у исследователей признание наиболее успешной интеграционной организации в мире.

Уверенность во всех сферах и аспектах привела к позитивному восприятию идеи расширения. К тому же, она находилась в логике продвижения экономических интересов ЕС на пространстве бывшего советского влияния, что привело к формированию новых стратегических подходов ЕС на внешнем контуре. Поэтому, в 2004 г. и в 2007 г. Евросоюз пережил самое масштабное расширение в своей истории, включив в свой состав Болгарию, Венгрию, Кипр, Латвию, Литву, Мальту, Польшу, Румынию, Словакию, Словению, Чехию, Эстонию. В 2013 г. он принял в свои ряды Хорватию.

После этого беспрецедентного расширения на страны Восточной Европы и частично Балканы Брюссель впервые столкнулся с масштабным набором вызовов – не только экономического, но и политического свойства.

Говоря упрощенно, страны-новички рассчитывали на всевозможную масштабную финансовую помощь со стороны ЕС в ответ на политические лозунги и уступки, которые во многом по прошествии времени оказались бутафорными. Неслучайны, например, обвинения французского и германского лидеров в сторону польского и венгерского политического истеблишмента в отказе от реальных европейских ценностей. Именно после принятия Хорватии в состав ЕС все же было озвучено решение подождать с очередным расширением. Обратим внимание, что «подождать» не означает «остановиться»: и с этого времени до сего дня периодически все-таки звучали голоса о возможности интеграции в ЕС новых государств.

В Брюсселе, читая радужные доклады новичков в лице Польши и стран Прибалтики, уверовали во всемогущество «евросоюзовской модели демократии». Поэтому, невзирая на все сложности, которые влечет за собой расширение, категорического отказа от включения в состав ЕС новых членов мы никогда не слышали. Кроме того, на официальном сайте Еврокомиссии указывается, что любая европейская страна может подать заявку на членство, если она уважает демократические ценности ЕС и привержена их продвижению. В общем, интеграция все время должна развиваться, хотя ныне мы наблюдаем перекос этого развития в количественную, а не качественную сторону.

Суть политики расширения


В настоящее время странами-кандидатами на вступление официально названы Сербия, Черногория и Турция. Однако между странами Западных Балкан и Турцией по вопросам вступления есть различия – прежде всего, разный опыт сотрудничества с Брюсселем. При этом в Турции уже сформировалось понимание, что страна никогда не вступит в ЕС. Не стоит забывать и о том, что от статуса кандидата отказалась в 2015 г. Исландия. Поэтому данный вопрос не так однозначен не только с точки зрения Евросоюза, но и стран, с которыми он сотрудничает.

Очевидно, что политика расширения – это самый удобный и надежный для ЕС инструмент распространения и внедрения собственных норм и стандартов. Поэтому Брюссель вряд ли сможет официально заявить о прекращении расширения. При этом интеграционная группа ничем не рискует, ведь последнее слово по вступлению остается за самими институтами ЕС и его странами-членами.

Это, однако, не исключает выставление требований к странам-кандидатам на выполнение всех необходимых для вступления критериев.

Так, например, Еврокомиссия называет политику расширения «мощным стимулом для демократических и экономических реформ в странах, которые хотят стать членами ЕС», и говорит о том, что в целом она «способствует миру и стабильности в регионах, близких к границам ЕС, помогает улучшить качество жизни людей, направлять, поддерживать и отслеживать изменения в странах, желающих вступить в Европейский Союз, в соответствии с ценностями, законами и стандартами ЕС». Поэтому интеграция возможна для страны только в том случае, если та способна в полной мере продемонстрировать, что соблюдает все (!) стандарты и правила ЕС (в стране действует рыночная конкуренция, демократические институты, соблюдаются права меньшинств и т.п.), в то время как ее население, а также граждане стран-членов Евросоюза и его институты согласны с ее вступлением.

Таким образом, политика расширения – это демонстрация превалирования политической миссии над экономическим прагматизмом. Готовность к приему новых членов подтверждается и финансовыми средствами, выделяемыми на поддержку стран-кандидатов. Так, на период с 2014 по 2020 гг. на это выделено почти €12 млрд.

Способен ли ЕС принимать новых членов?


Возможности расширения Евросоюза вызывают вопросы. Здесь стоит обратить внимание на комплекс нерешенных задач, оказывающих негативное влияние на возможности реализации политики расширения.

Во-первых, очевидно, что потенциальными государствами на вступление в ЕС стали только страны Западных Балкан, прежде всего Сербия и Черногория, которым ранее даже называли 2025 г. как время вступления в интеграционную группу. Однако не все страны-члены Евросоюза уверены в необходимости такого исхода. Неслучайно французский президент предлагает продумать альтернативные варианты. Также довольно настороженно к расширению относятся в Нидерландах и Дании. И это понятно, ведь в регионе сохраняются этнические и территориальные проблемы.

Во-вторых, проблема Брекзита сохраняет свое воздействие на все аспекты интеграционного движения, тем более, что она развивается на фоне замедления темпов экономического роста интеграционной группы и сохранения проблем в еврозоне.

Помимо финансовых проблем, сопряженных с выходом из ЕС одной из крупнейших экономик, Брекзит обозначил поворот к идеям национализма, приоритету национальных интересов и государственного суверенитета.

Это влечет за собой и подрыв позитивного имиджа, который ЕС так долго носил.

В-третьих, включение новых государств в интеграционный процесс за редким исключением не привело к экономическому прорыву в этих странах и показало, что не только «новые», но и «старые» страны-члены ЕС не справляются с нарастающим объемом разнообразных проблем, среди которых сохраняется проблема миграции и интеграции новоприбывших иммигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока.

В-четвертых, судя по опросам общественного мнения, граждане ЕС настороженно относятся к его расширению. Весной 2013 г. среди них рос евроскептицизм: против расширения выступило 53% опрошенных. В 2018 г. 45% опрошенных респондентов также высказались против расширения. Очевидно, что Брюссель никак не предлагает решить проблему усталости граждан от расширения Евросоюза.

Таким образом, стабильность расширительного процесса, который часто приравнивают к самому понятию интеграции, в этих условиях оказывается иллюзией, самовнушением и стремлением на что-то опереться в продолжении интеграционного движения. В такой ситуации лучшим выбором для ЕС было бы заниматься качественными вопросами интеграционного движения, а не количественными.

По всей видимости, сейчас лидеры стран-членов и наднациональные деятели уже готовы к обсуждению различных альтернатив полноценному членству. Вероятно, такой сценарий может быть объявлен в следующем году, а через некоторое время опробован на странах Западных Балкан.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

15


заявок от инициативных групп по выдвижению кандидатов в президенты Беларуси было одобрено Центризбиркомом

Mediametrics