22 августа 2023 г. 15:27

Дмитрий Евстафьев: БРИКС готов к расширению

/ Дмитрий Евстафьев: БРИКС готов к расширению

22 августа в ЮАР стартовал трехдневный саммит БРИКС. Как сообщили в Кремле, на повестке саммита – возможное расширение организации и перспективы дальнейшего развития сотрудничества. В Нью-Дели отметили, что саммит предоставит платформу для обсуждения проблем Глобального Юга. В Пекине подчеркнули, что поднимет на более высокий уровень единство и сотрудничество развивающихся стран. В последний год популярность объединения резко выросла: о желании присоединиться к нему заявили более 30 стран. На Западе заговорили о превращении БРИКС в полноценного геополитического соперника G7. По данным Bloomberg, объединение уже опережает G7 по вкладу в экономический рост в мире. Главные интриги саммита БРИКС в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев.

– Дмитрий Геннадьевич, в саммите БРИКС, который открылся в ЮАР, помимо представителей стран-членов примут участие лидеры более 40 государств. Почему, на Ваш взгляд, интерес к БРИКС в мире растет?

– Этот саммит БРИКС будет особенным. Это связано с тем, что все ждут от Пекина большого геополитического предложения, которое если не противопоставит БРИКС американоцентричным организациям, то продемонстрирует некоторые отличия от ранее созданных международных институтов. И как бы на официальном уровне Китай не открещивался от того, что он создает некую альтернативу существующей международной институциональности, это воспринимается именно так.

Второй момент – это, конечно, вопросы, связанные с расширением БРИКС, состав которого очень долгое время не менялся. Сейчас организация совершенно четко продемонстрировала готовность к этому. Все хотят понять, что даст расширение: какие будут экономические дивиденды, даже если не будет политических.

– Россия выступает одним из локомотивов развития БРИКС, несмотря на попытки Запада изолировать нашу страну. Почему такие попытки изоляции провалились?

– Попытки изоляции России были направлены на то, чтобы дестабилизировать и в конечном счете свалить политический режим Владимира Владимировича Путина, и вообще поменять систему власти в России. Поэтому изоляция в данном случае была всего лишь инструментом, но не целью, это очень важно понимать.

Россия является одним из участников развития БРИКС, влияние которого в организации на сегодняшний момент все-таки уступает влиянию Китая. Это связано прежде всего с тем, что БРИКС – экономический и в чем-то геоэкономический союз без политической и военно-политической составляющей. Если военно-политическая составляющая будет расти, будет расти и наше влияние.

– Одним из приоритетов развития БРИКС глава МИД России Сергей Лавров назвал укрепление потенциала Нового банка развития, совершенствование платёжных механизмов, повышение роли национальных валют. Какой эффект это способно оказать на экономику России, позволит ли укрепить позиции на глобальных рынках, несмотря на западные санкции?

– Это произведет довольно ограниченный эффект, потому что в российской экономике была осуществлена довольно глубокая дедолларизация. Остальные экономики стран БРИКС, не исключая экономику Китая как локомотива, в существенно большей степени долларизированы, зависимы от состояния американской валюты.

Здесь я, безусловно, поддержу российского министра иностранных дел, потому что развитие банка БРИКС – это инструмент защиты взаимных расчетов стран-участниц организации от нестабильности доллара и нестабильности американской финансовой системы. На мой взгляд, даже если снять вопрос о взаимных инвестициях, проектном финансировании, одно только повышение уровня защищенности взаиморасчетов – это уже очень большое дело.

– Каковы стратегические перспективы развития БРИКС, в том числе с точки зрения выстраивания более справедливого миропорядка?

– Посмотрим, что скажет на саммите китайская сторона. Но даже если со стороны Пекина не будут произнесены некие глобально значимые вещи, БРИКС подойдет к очень серьезной развилке. Либо организация остается в рамках чисто экономической повестки дня, и тогда у нас возникает разрыв между экономическими процессами, то есть созданием новой системы взаимозависимости. Либо БРИКС поднимает вопросы, связанные с военно-политической и просто политической защищенностью.

Это главная развилка, БРИКС ее так или иначе должен будет пройти. От этого будут зависеть все остальные перспективы, но только в случае, если мы не столкнемся с глобальным финансово-экономическим кризисом. Тогда, конечно, странам БРИКС потребуется принимать очень быстрые меры по защите своего взаимного товарооборота, финансовых систем.

Беседовал Владимир Крапоткин

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

6,5%

составил рост взаимной торговли товарами и услугами Беларуси и России в 2023 г. Сумма превысила $53 млрд – премьер-министр Беларуси Роман Головченко