11 Мая 2021 г. 10:21

Досье: Новая орбитальная программа Китая

Досье: Новая орбитальная программа Китая
Фото: journalnews.ru

В год юбилея первого полета человека на орбиту космические державы задали новый курс своим пилотируемым программам. Россия отказывается от продления эксплуатации своего сегмента МКС и собирается строить отдельную орбитальную станцию, а Китай также запустил строительство собственной орбитальной станции нового поколения. Чем примечателен проект и каковы перспективы сотрудничества российских и китайских космонавтов в рамках этих программ, проанализировал независимый военный обозреватель Александр Ермаков.

Новые шаги китайской космонавтики


Начался новый этап в китайской пилотируемой космонавтике: 29 апреля был успешно запущен базовый модуль новой орбитальной станции. В отличие от двух своих предшественниц она должна будет состоять из нескольких модулей, став третьей в истории станцией такого типа (после «Мира» и МКС), так называемого «третьего поколения»[1]. Начало строительства модульной орбитальной станции лучше всего свидетельствует об интенсификации китайской пилотируемой космической программы.

1.jpg

Эмблема пуска базового модуля.

Ранее она развивалась, мягко говоря, невысокими темпами, по крайней мере, в том, о чем легко судить со стороны. Первый полет китайский космонавт совершил на корабле «Шэньчжоу» еще в 2003 г., но после него состоялось всего пять полетов, причем последний был выполнен почти пять лет назад – в ноябре 2016 г. На фоне активности в других космических областях пилотируемая программа выглядит довольно заброшенной.

С другой стороны, китайцы старательно проходят все базовые этапы развития, почти в каждом полете ставя и выполняя принципиально новые задачи.

В пять следующих за первым полетах они уложили последовательно:

– полет двух человек длительностью почти пять суток;

– три космонавта (в двух последующих миссиях так же), выход в космос;

– первая китайская космонавтка, стыковка с первой станцией, двухнедельный полет;

– вторая космонавтка, повторная стыковка с первой станцией;

– два космонавта провели на второй станции месяц.

Хотя претензия по поводу больших перерывов между полетами, конечно, справедлива, глядя на список выше, стоит отметить, что китайцы пропускали длительные повторения каждого из этапов, которые – опять же, при крайне поверхностном взгляде – были характерны для советской и американской космических программ на их заре.

Так что китайскую программу можно назвать скорее смелой, чем излишне осторожной и медлительной.

Впрочем, в отношении пилотируемого корабля она остается консервативной: несмотря на отработку (в том числе и на прототипах) перспективной капсулы, на новую орбитальную станцию пока будут летать все те же, открыто созданные на основе российских «Союзов», корабли «Шэньчжоу». О двух ранее летавших небольших станциях – «Тяньгун-1/2» – уже нельзя сказать, что они копируют, например, «Салюты».

Беспилотный грузовой корабль «Тяньчжоу» и вовсе совершенно непохож на «Прогрессы», он ближе к европейским ATV или американскому «Сигнусу» и доставляет за раз до 6,5 тонн груза, в два с половиной раза больше «Прогресса». В полете станции «Тяньгун-2» он уже отработал неоднократные автоматические стыковки и дозаправки станции.

Стремительные планы развертывания


Полеты грузовиков «Тяньчжоу» крайне важны для новой станции: первый должен полететь к ней уже во второй половине мая. Первая пилотируемая экспедиция должна прибыть на станцию в июне, на корабле «Шэньчжоу-12». В сентябре-октябре должны повториться полеты грузовика и «Шэньчжоу», и на 2022 г. планируется провести тоже два парных полета. Учитывая, что ранее темп был «один полет раз в несколько лет», ускорение более чем заметное.

Это неудивительно, так как китайцы планируют активно заняться строительством новой станции. В пуске 29 апреля на орбиту был выведен главный узловой модуль «Тяньхэ», который выполняет функции жилого, обеспечивает управление, энергоснабжение, работу систем жизнеобеспечения и так далее.

2.jpg

Модуль «Тяньхэ» перед пуском.

На 2022 г. запланирован запуск двух крупных научных модулей – «Вентянь» и «Менгтянь». Позднее к ним должен присоединиться достаточно необычный «коллега» – полуавтономный орбитальный телескоп «Сюньтянь», который будет летать неподалеку и стыковаться к станции для обслуживания.

В дальнейшем не исключено выведение дополнительных модулей. Если повторять конфигурацию «Мира», можно добавить еще пару крупных отсеков.

По крайней мере, если оценки срока планируемой эксплуатации станции в 10-15 лет сбудутся, то странно будет, если китайцы ограничат ее строительство первым годом. Впрочем, и без этого масса станции с пристыковаными грузовыми и пилотируемыми кораблями может превысить 80 тонн. Неясно также, планируют ли китайцы позднее организовать постоянную обитаемость станции. Вероятно, им будет это интересно из соображений наработки опыта перед лунной программой.


Возможный облик китайской станции после достройки.

Планы России


Для России вопрос срока жизни станций и строительства новых сейчас как никогда актуален в связи со все более конкретными и серьезными заявлениями по поводу планов ухода с МКС в 2025 г. и начала строительства собственной станции. Пока понятно, что до конца десятилетия станция будет, вероятно, состоять из одного модуля (переделанного небольшого НЭМ, предназначавшегося для МКС), и только к середине 2030‑х гг. может приблизиться к китайской.

На фоне громких заявлений о сотрудничестве в космосе России и Китая не могут не возникнуть идеи о полетах российских кораблей к китайской станции, но это крайне неудобно из-за выбранного китайцами относительно небольшого наклонения орбиты.

В принципе, его при пуске с «Восточного» можно уменьшить, но подобные маневры требуют очень много топлива. Российская же орбитальная станция и вовсе планируется к запуску, наоборот, на орбиту с высоким наклонением, по текущим предложениям – и вовсе на полярную. При этом станция сможет использоваться для наблюдения не только над всей территорией России, но и над полюсами.

«Расплатой» станет меньший груз, который можно будет, при прочих равных, на нее доставлять (чем ближе орбита к плоскости экватора – тем больше ракете при старте «помогает» вращение планеты) и повышенная радиация. Эти факторы приводят к тому, что станция, по заявлениям, будет посещаемой, а не постоянно обитаемой.


Концепция РОСС первого этапа развертывания (версия 2021 г.)


Концепция второго этапа развертывания (после 2030 г.)

***


Таким образом, по крайней мере программу орбитальных станций Россия и Китай продолжат реализовывать по отдельности. Если национальным пилотируемым программам суждено пересечься, то только на Луне. Но чтобы подписанные меморандумы не остались пустыми бумажками, России необходимо будет иметь возможность предложить уникальные компетенции в тех или иных аспектах, на развитии которых необходимо сосредоточиться в ближайшие годы.

Необходимо полностью изжить покровительственное отношение к китайской космонавтике, так как при трезвом сравнении ситуаций сегодняшнего дня, а не былых заслуг, возникает большой вопрос, кто является космической сверхдержавой: та страна, которая планирует за год с небольшим создать трехмодульную станцию новой постройки или та, которая, будем надеяться, этим летом наконец успешно выведет на орбиту первый специализированный научный модуль для своего сегмента международной станции, что планировалось сделать почти пятнадцать лет назад.


Александр Ермаков, независимый военный обозреватель


[1] К первому поколению относят ранние советские «Салюты» и американскую станцию «Скайлэб». Они были предназначены только для заранее запланированного количества миссий посещения. Во втором поколении — на станциях «Салют-6/7», было два стыковочных узла, такие станции могли принимать грузовые корабли и теоретически обеспечивать даже постоянную обитаемость. К третьему поколению относят многомодульные станции, собранные из нескольких специализированных и отдельно запускаемых блоков.

Загрузка...
Комментарии
17 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Пожалуй, впервые белорусский кейс оказался живее украинского.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

$650 млн

составило финансирование, которое ЕАБР направил на проекты в области «зеленой» энергетики и обращения с отходами за последние 5 лет. Такая работа Банка позволит сократить выбросы СО2 на 500 тыс. тонн/год – ЕАБР

Mediametrics