24 Сентября 2020 г. 08:05

Египту важно участие России в ливийском урегулировании – экс-глава МИД Египта

Египту важно участие России в ливийском урегулировании – экс-глава МИД Египта
Фото: theepochtimes.com

В начале сентября спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и Африке Михаил Богданов встретился с послом Египта в Москве. Как сообщил российский МИД, темой переговоров стали вопросы координации усилий по «урегулированию кризисных ситуаций на Ближнем Востоке и в Африке с упором на ливийскую проблематику». В интервью 21 сентября Богданов отметил, что и у Каира, и у Москвы имеются «хорошие контакты» с ливийцами, которые позволяют обсуждать механизмы установления прочного мира. Сотрудничество двух стран в этом и других актуальных для региона вопросах в интервью «Евразия.Эксперт» оценил профессор Американского университета в Каире, министр иностранных дел Египта (2013-2014) Набиль Фахми.

– 9 сентября спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов и посол Египта в РФ Ихаб Наср обсудили кризисы Ближнего Востока и Африки с акцентом на ливийское урегулирование. Как вы оцениваете перспективы дальнейшей координации усилий Москвы и Каира по содействию решению конфликта в Ливии?

– Я думаю, что важно постоянно сосредоточивать внимание на Ливии и Сирии. Ливия, как бы нам ни было больно это признавать – несостоявшееся государство. В ее политической жизни участвует очень много внешних сил и зарубежных группировок. Для того, чтобы ситуацию в стране удалось стабилизировать, важно убедиться в том, что вооруженные отряды не получают поддержки от внешних сил.

Крупные державы и региональные силы должны заниматься дипломатической поддержкой Ливии и поиском политических путей выхода из ливийского кризиса. Я поддерживаю участие России в ливийском урегулировании.

Основная задача здесь – борьба с террористами и обеспечение того, чтобы конституционное правительство в Ливии устояло и получило поддержку со стороны мирового сообщества.

– Какие усилия Каир предпринимает для урегулирования в Ливии?

– У нас с Ливией очень протяженная граница, и поэтому после свержения Каддафи положение стало очень опасным. Увеличились риски, связанные с угрозой нашей приграничной территории. По этой причине мы постепенно стали прилагать все больше усилий для поиска политической поддержки в деле обеспечения безопасности наших границ с Ливией. Именно из этих побуждений и соображений генерал Халифа Хафтар был приглашен нами в Каир.

С ним была проведена встреча, на которой мы сообща искали пути политического решения ливийской проблемы, так как вдобавок ко всему возникла угроза нашим собственным границам со стороны тех ливийских территорий, который оказались под контролем сил, не подчиняющихся официальным властям страны. В октябре предусмотрена встреча с генералом Хафтаром в Марокко.

– Отдельными экспертами высказываются предположения о возможности международного конфликта в Ливии. Как вы оцениваете подобные прогнозы?

– Не думаю, что какой-либо конфликт вообще может быть исчерпан сам собой. Считаю необходимым активно поддерживать связи и контакты по дипломатическим каналам с целью обеспечения стабильности в Ливии, причем с высокопоставленными официальными лицами Египта, России, Ливии, Германии, и даже Турции. Следует привлечь их всех с целью поиска дипломатических путей урегулирования конфликта.

Первоочередная проблема для нас состоит в нестабильном состоянии наших границ. С одной стороны, мы должны искать дипломатические пути для мирного и окончательного урегулирования ливийской проблемы. С другой, мы сами также должны создавать условия для того, чтобы такие пути возникли. На последующих этапах следует разоружить все вооруженные отряды. Уже потом следует провести справедливые выборы. И, естественно, США и Европа также будут привлечены к этому процессу.

– Ранее глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что формат «два плюс два» подтверждает стратегический характер отношений Египта и России. А как вы оцениваете его значение для российско-египетских отношений? Заинтересована ли египетская сторона, чтобы этот механизм продолжал работать?

– Прежде всего, отвечая на этот вопрос, очень важно учесть то время, в которое мы стали работать в рамках формата «два плюс два». Мы начали это в 2013-2014 гг. В то время я был министром иностранных дел. Египет тогда был одним из немногих государств, которые получали всемерную политическую, экономическую и даже военную поддержку от России. Все это было нацелено на продолжение сотрудничества с правительством Египта. Россия уже тогда приглашала египетскую сторону к совместной работе.

Думаю, что египетская сторона и сейчас очень заинтересована в этом. Но я бы добавил, что если бы Египет решился на полноценное сотрудничество уже в указанные годы, то оно, вероятно, было бы еще более развитым, чем мы видим сейчас.

Не только с точки зрения обмена проектами, что на самом деле продвигается очень хорошо, но в плане политического сотрудничества с египетским правительством.

– Как развивались египетско-российские отношения в политической сфере за последние несколько лет?

– Текущие политические контакты находятся на очень высоком уровне. Никогда не надо, однако, быть довольным тем, что достигнуто. Я хотел бы видеть сильное сотрудничество на институциональном уровне. Иными словами, оно должно иметь место далеко не только в рамках министерств.

Привлечение иных институтов позволит наладить более широкое и регулярное сотрудничество по самому широкому спектру двусторонних вопросов. Можно и нужно реализовывать какие-то проекты. Это всегда полезно. Но Ближний Восток переживает очень трудный переходный период, поскольку происходит формирование нового мирового порядка. Я думаю, что Россия и Египет будут активно и дальше, в будущем, сотрудничать друг с другом. Мы должны сообща искать пути как выходить из различных кризисных ситуаций.

– Один из проектов российско-египетского сотрудничества – это строительство первой в Египте АЭС по российскому проекту. Как вы оцениваете перспективы такого сотрудничества?

– Мы – население, которое увеличивается с очень быстрыми темпами. По этой же причине наши экономические потребности очень высоки. Все это требует устойчивых энергетических ресурсов. В настоящее время у нас есть несколько источников энергии. [Атомная] электростанция помогает поддерживать все эти ресурсы, а также позволяет правильно ими управлять, обеспечивая тем самым безопасность.

Интересно, что всякий раз, когда мы приступаем к соответствующим обсуждениям, то переговоры в скором времени прерываются. Я надеюсь, что в этот раз обсуждения проекта электростанции будут не только более успешными, но и результативными. Кстати, предполагается, что проект будет реализован на очень высоком техническом уровне, с соблюдением всех правил и принципов безопасности. Наша цель – мирное развитие атомной энергетики и, надеюсь, обе стороны поддержат друг друга в этом вопросе.

– Каковы перспективы развития отношений между Египтом и Евразийским экономическим союзом на фоне ожидаемого соглашения о создании зоны свободной торговли?

– Я сам поддерживаю сотрудничество между ними и создание зон свободной торговли. Они, естественно, не могут быть созданы без соответствующих инвестиций. В то же время, следует учитывать нынешнюю экономическую ситуацию во всем мире, которая продолжает оставаться тяжелой. В том числе и мы, египтяне, вынуждены были отказаться от реализации ряда своих немаловажных экономических целей.

Перспективы и ожидания, естественно, высоки. Но остается ждать, когда же мир преодолеет нынешний глобальный кризис.

Загрузка...
Комментарии
07 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что привело Минск к нынешней ситуации в стране?

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

4,5%

может составить восстановительный рост ВВП Кыргызстана в 2021-2022 гг. после снижения на 5,9% в 2020 г. – ЕАБР

Mediametrics