11 августа 2023 г. 10:54

Эксперт назвал последствия влияния Запада на молодежную политику Казахстана

/ Эксперт назвал последствия влияния Запада на молодежную политику Казахстана

12 августа во всем мире отмечается Международный день молодежи. Накануне в столице Казахстана пройдет молодежный фестиваль Jastar Fest, тематические мероприятия также запланированы в других городах. Они направлены в том числе на профориентацию, популяризацию здорового образа жизни, стимулирование интереса к творчеству. Какие направления господдержки сегодня востребованы среди молодежи, и насколько эффективно реализуется молодежная политика в Казахстане, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал директор Центра Ювенологических исследований, доктор педагогических и социологических наук Александр Тесленко.

– Александр Николаевич, в Казахстане государство уделяет особое внимание воспитанию и образованию молодежи. В чем проявляется это внимание?

– Молодежь – объект пристального внимания общества и государства во все времена. Она может быть социально-демографической группой, дестабилизирующей положение страны в силу своей социальной незащищенности и недостатка общественного внимания. Но одновременно – тем ресурсным капиталом, который сможет вывести государство на новый более высокий уровень развития, открыв новые возможности перед страной.

С момента обретения независимости Казахстан активно модернизировал основы государственного строительства. Он опирался, в том числе, на молодое поколение, как созидательную силу, способную решать актуальные проблемы на новых инновационных подходах.

Возрастание роли молодежи и учет молодежного фактора в строительстве суверенного Казахстана были обусловлены, прежде всего, местом молодежи в социально-демографической структуре общества. В прошлом году правительство республики увеличило период молодости до 35 лет. Тем самым численность молодых казахстанцев увеличилась с 3,7 млн до 6 млн. Соответственно, в структуре населения страны на 1 января 2023 г. молодые люди в возрасте от 14 до 35 лет составили 53,8%.

Наиболее ярким примером внимания государства к решению многочисленных молодежных проблем является организация молодежных ресурсных центров (МРЦ). Их целью является содействие социальному и личностному развитию молодежи, а также поддержка деятельности молодежных объединений. Центры ведут работу с молодежью посредством реализации молодежных и образовательных программ, поддержки молодежных инициатив.

– Насколько эффективна работа таких центров?

– Работа МРЦ строится на принципах создания просоциальной, личностно значимой деятельности, способствующей формированию социальных компетенций и ценностных ориентиров. При этом учитываются потребности, интересы и опыт молодых людей, создаются условия для социальной инклюзии посредством охвата и принятия всех групп молодежи. Соблюдается принцип добровольного и активного участие молодежи, поддерживаются инициативы молодых людей и принятие их в качестве ресурса для развития общества.

Работа центров направлена на укрепление личностного, социального развития и самостоятельности молодежи. Поддерживается совместная разработка, осуществление и оценка проектов и программ с молодежью и молодежными организациями, использование в работе методов неформального и незапланированного образования. МРЦ планирует свою деятельность на перспективу в соответствии с четкими целями, которые актуальны для молодых людей.

Однако, наши исследования показывают: МРЦ слабо представлены в повседневной жизни молодых казахстанцев. 32,8% из числа опрошенных не имеют представления об их работе; только 21,6% обращались за услугой в МРЦ.

Наиболее результативными являются такие услуги, как «Поддержка и развитие волонтерской деятельности в молодежной среде», «Содействие в подготовке к трудоустройству и профориентации молодежи», «Содействие в повышении цифровой грамотности и развитии технологий среди молодежи».

Основную функцию работы МРЦ респонденты видят в прямой, системной и адресной работе с молодежью (32,2%), в особенности с ее уязвимыми группами. К таким относятся NEET-молодежь, молодые люди в конфликте с законом, сельская молодежь и другие. Но большинство опрошенных сходятся во мнении, что необходима комплексная работа по оценке потребностей целевой группы. Нужно вовлекать молодежь в общественно-политические процессы и просоциальную, волонтерскую деятельность. Также необходимо ее консультационное сопровождение, проведение тренингов, разработка молодежных проектов и программ и поддержка инициатив молодежи.

– Какова сегодня цель государственной молодежной политики (ГМП) в Казахстане, на чем она базируется?

– Молодежная политика в Казахстане – это симбиоз социал-демократического и неолиберального подходов в отношении молодежи. Они базируются на мнении, что молодежь изменит мир; молодежь является партнером государства в реализации стратегических планов страны и общественной силой; молодежь – наиболее уязвимая и беззащитная часть общества.

На лицо ювенитизация общественного сознания и всех сторон жизни государства. Однако лозунги типа «молодежь – основной стратегический ресурс» или «локомотив предстоящих реформ» не подтверждаются реальными делами. Из 6 млн. молодых казахстанцев только 40% являются экономически активными. В разрезе отраслей экономики 38,5% казахстанской молодежи занято в сфере оптовой и розничной торговли, и только 12% – в сельском хозяйстве и 10,4% – в промышленности.

В 1998 г. была принята «Концепция молодежной политики в Республике Казахстан». За этим в 2004 г. последовало принятие нового закона «О государственной молодежной политике». В качестве целей ГМП он декларирует «создание социально-экономических, правовых, организационных условий и гарантий для духовного, культурного, образовательного, профессионального становления и физического развития молодежи, раскрытия ее творческого потенциала в интересах всего общества».

При этом выделяются следующие основные направления ГМП: обеспечение соблюдения прав и свобод молодых граждан в сфере образования, труда и занятости; создание условий для профессионального, духовного и физического развития молодежи; поддержка одаренной и творческой молодежи; формирование системы социальной помощи и адаптации молодежи к современным условиям; содействие развитию детско-юношеских и молодежных объединений. Все они нашли отражение в статьях закона 2004 г., который определил ГМП как «систему социально-экономических, политических, организационных и правовых мер, осуществляемых государством и направленных на поддержку молодежи».

– Как это работает на практике?

– Нельзя судить о качестве государственной молодежной политики по количеству правовых актов, проведенных мероприятий и созданных органов по ее реализации. К примеру, по данным нашего социологического опроса, сегодня только 21,7% юношей и девушек участвуют в деятельности молодежных организаций и 29,2% готовы участвовать потенциально. Перспективы сегодняшних молодежных организаций не вызывают оптимизма у 23,6% молодежи, другая часть участников опроса (21,7%) вполне обосновано рассматривает деятельность молодежных объединений лишь как арену реализации амбиций молодежных лидеров.

Молодежь не заметила серьезного поворота к решению своих актуальных проблем с открытием Молодежных ресурсных центров во всех регионах страны. В тоже время, респондентам известны реальные примеры эффективных и популярных у молодежи форм молодежной работы по месту жительства или учебы: 42,5% – «да» против 54,2% – «нет».

На фоне традиционных форм молодежной работы выделяются такие культурные тренды, как ведение видеоблога (30,7%), аниме (23%) и киберспорт (21,3%), позволяющие молодым людям проявить свою креативность и дух экспериментирования. Молодежь в целом положительно оценивает влияние инновационных культурных трендов. Большинство респондентов считает, что они способствуют развитию личности молодого человека, и уверено в положительном воздействии современных культурных трендов на мировоззрение.

Качество молодежной работы на местах сдерживает отсутствие современной инфраструктуры. В ходе фокус-групп молодые люди высказали единодушное мнение о важности сохранения, укрепления ресурсной базы МРЦ. Молодежь также выступает за развитие сети учреждений дополнительного образования и других, выполняющих социальный заказ по реализации дополнительных образовательных программ различного уровня.

– Какие возможности и условия созданы для казахстанской молодежи в России? Почему казахстанская молодежь выбирает Россию как место получения высшего образования?

– В 2019 г. на Форуме межрегионального сотрудничества президент РФ Владимир Путин озвучил число казахстанцев, обучающихся в российских вузах – 74 тыс. Как правило, они поступают в университеты Поволжья, Урала и Сибири. Было объявлено, что Россия удвоит число квот для казахстанской молодежи, и это на фоне резкого сокращения грантов на поступление в вуз в самом Казахстане.

Казахстанских абитуриентов привлекает не только возможность попасть в число бюджетников, но и стоимость обучения на платной основе, которая значительно ниже, чем в Казахстане, при более высоком качестве образования. Сравните: чтобы обучиться на юриста в Новосибирском государственном университете, надо заплатить $2 тыс., а в Казахском национальном университете – $3,5 тыс.

Большинство остается по окончанию вуза в России, особенно представители нетитульной нации. И дело не только в том, что они не видят своего будущего в Казахстане, где налицо девальвация ценности образования. 48,2% опрошенных считают, что диплом не так важен, как качество полученных знаний, но 44% с этим утверждением не согласны. Образование часто воспринимается не как ресурс повышения знаний и компетенций, а как необходимая формальность.

Профессиональный опыт и карьерный рост невозможен без протекции «агашек», а часто и коррупционных схем. Использование связей при трудоустройстве и отсутствие работающих социальных лифтов снижает мотивацию к углублению своих знаний и компетенций. Безусловно, важен и уровень дохода специалистов с высшим образованием. Молодые люди не хотят мириться с низкой зарплатой, поэтому выбирают страны, где успешнее могут реализовать свои способности.

Но главная причина выбора российских вузов – это качество. Качество образования зависит от сложившейся научной школы, которая в большинстве казахстанских вузов отсутствует. Как правило, российские региональные университеты – это исследовательские центры с серьезной технологической базой.

Наука – важный инструмент развития профессиональных навыков студентов. О казахстанских вузах один мой студент образно, но точно высказался: «у нас в вузах не учатся, а «разводят». Проблема казахстанской высшей школы заключается в том, что она слишком монетизирована и превратилась в сферу «образовательных услуг», а не личностного развития и социального прогресса.

Кстати, порой в казахстанских СМИ начинается истерика о «миграции мозгов» в Россию. Хочу привести официальные данные Минобразования и науки Казахстана по программе «Болашак». На данный момент на обучении находятся 1 258 специалистов. Большая часть, 55%, предпочла вузы Великобритании и Ирландии. В США и Канаде обучается 31% казахстанских студентов. В Европе – 6%, в Азии и Океании – 3,4%, в России – 4%.

– В чем заключается суть подхода Запада к образованию молодежи Казахстана?

– В последнее время манипуляция молодежным сознанием выражается в форме фальсификаций, злобных вымыслов, «фейковой» информации. Это основные средства информационно-психологической войны, ведущейся Западом в условиях глобальной конкуренции и «противостояния цивилизаций», по С.Хантингтону. Располагая обширным арсеналом средств и мер идеологического и психологического воздействия, западные медиаструктуры пытаются трансформировать молодежное сознание. Прежде всего – влияя на его цивилизационный код и традиционные ценности.

Одним из инструментов «мягкой силы» является образование. Следует признать, что в ходе реализации программы «Болашак» и внедрения Болонской системы уже многие годы казахстанские абитуриенты смотрят в сторону Запада. Ежегодно около 100 тыс. казахстанских выпускников выбирают зарубежные учебные заведения. Только в прошлом году 42% молодых людей, закончивших иностранный вуз, поменяли студенческую визу на рабочую. То есть, остались работать в стране обучения.

По мнению Министерства образования Казахстана, этому есть шесть причин: получение высококачественного образования; большая ценность европейского и американского диплома; наличие дополнительных карьерных перспектив; возможность изучения одного и более иностранных языков; возможность межкультурных коммуникаций; возможность путешествовать и познавать мир.

Но главная причина – это ценностный кризис в результате модернизации общественного сознания, который напрямую коснулся молодого поколения. Молодежное сознание меняется не только под агрессивным воздействием компьютерных игр, кинематографа с элементами насилия, жестокости и порнографии, разрушающих неокрепшую психику молодых людей, но и содержания образования. Уместно в этой связи привести известное высказывание О. Бисмарка: «Войны выигрываются и проигрываются за школьными партами».

– В чем проявляется этот кризис?

– Наше стремление соответствовать евроатлантическим либерально-демократическим стандартам позволило воспитать поколение манкуртов, не знающих историю своей страны. Например, в отношении интереса к истории Казахстана и к казахской культуре мнение молодых людей в возрасте от 16 до 27 лет разделилось на две приблизительно равные группы. Только 45,3% из всех респондентов согласились, что современная молодежь интересуется казахской историей и казахской культурой. 38,6% опрошенных имеют противоположную точку зрения, утверждая, что молодежь мало интересуется казахской историей и казахской культурой, она больше ориентирована на западные ценности.

Объектом информационно-психологической войны является как массовое, так и индивидуальное сознание. В молодежное сознание планомерно внедряются идеалы индивидуалистического общества западноевропейского образца, базирующегося на материально ориентированной жизнедеятельности, «культе денег» и неконтролируемом потреблении. По данным нашего социологического исследования, в начале 2022 г. 63% молодых людей идентифицировали себя как «шопоголики», 59% – не скрывали, что они расточительны. При этом 55% респондентов признает свое поколение ленивым, что, впрочем, коррелируется с динамикой трудовой занятости молодых казахстанцев и кадровым голодом наиболее важных областей экономики.

В структуре ценностного сознания молодых казахстанцев превалируют индивидуалистические ценности, нацеленные на достижение жизненного успеха. На этом фоне все чаще наблюдаются тенденции демонстративной оппозиционности молодежи, особенно в вопросах истории. К сожалению, основу этому дает система образования, где часто объективные знания об исторических событиях и процессах подменяются мифологизированными интерпретациями с ярко выраженной антирусской коннотацией.

Русофобия – это основное следствие фальсификации истории постсоветских государств. Жаль, что их идеологи не понимают опасность трансформации и деструкции исторического сознания молодого поколения, которое в долгосрочной перспективе может привести к разрушению гражданской идентичности любого из этих, как правило многонациональных, государств.

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

5 млн

российских туристов посетили Беларусь в 2023 г. Ежегодный рост взаимных турпотоков составляет 50% – замминистра спорта и туризма Беларуси Олег Андрейчик