Эксперт оценил вероятность дестабилизации в Армении из-за протестов Эксперт оценил вероятность дестабилизации в Армении из-за протестов

На фоне активизации взаимодействия Баку и Еревана по мирному урегулированию в Армении усилились протесты оппозиции. Демонстранты называют официальные власти «предателями» и обвиняют в намерениях «сдать» интересы Армении и Нагорного Карабаха Азербайджану и Турции. В свою очередь, в армянском правительстве считают, что ответы на все вопросы оппозиции дали внеочередные парламентские выборы 2021 г. Как заявил вице-премьер Армении Мгер Григорян, драматизировать ситуацию не стоит. Что стоит за массовыми протестами в республике, и к чему они могут привести, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян. 

19 мая в Ереване сообщили об утверждении состава комиссии по делимитации границ с Азербайджаном. Ее возглавит вице-премьер Армении Мгер Григорян. Со стороны Азербайджана комиссия также создана под руководством вице-премьера Шахина Мустафаева. Первая встреча делегаций ожидается в ближайшие дни. Обе стороны выражают интерес к скорейшему заключению мирного договора. Однако в Армении процессы примирения вызывают неоднозначную реакцию. В стране регулярно собираются массовые акции протеста против курса действующей власти. По мнению членов оппозиционного «Движения сопротивления», он приведет к «отуречиванию» страны и поставит под угрозу судьбу Нагорного Карабаха. Помимо политических и общественных деятелей к участию в акциях присоединились родственники солдат, погибших в ходе обострения конфликта в 2020 г.

Власти страны отрицают обвинения оппозиции. Премьер-министр Никол Пашинян подчеркивал, что готов обсуждать с оппонентами детали переговоров с Баку, в то время как те отказываются от встреч. В Совете безопасности республики также опровергли слухи об обращении в ОДКБ с просьбой о содействии в подавлении протестов. Как отметил секретарь Совбеза Армен Григорян, организаторы митингов уже месяц реализуют свое право на проведение акций, однако те не получили широкой поддержки общества.

Происходящее не осталось без внимания в России. В Москве подчеркнули, что протесты являются внутренним делом республики, но отметили важную роль Армении как партнера по интеграции. Учитывая, что общественно-политическая дестабилизация или проблемы в экономике у соседей создают риски и для безопасности России, ее национальные интересы направлены на сохранение добрососедских отношений со всеми постсоветскими странами, их внутриполитическую устойчивость и экономическое процветание. «Мы заинтересованы в том, чтобы в Армении как можно скорее этот период закончился и снова наступил период стабильности, который позволит поэтапно двигаться в сторону реализации тех трехсторонних договоренностей по Карабаху, которые были с участием президента России финализированы, а также в целом в плане развития наших двусторонних отношений», – подчеркнул пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Подробнее о предпосылках протестной активности в Армении и рисках, которые она представляет для внутриполитической стабильности и безопасности страны и региона – в сегодняшнем интервью.

– Александр Максович, что стало поводом к майским протестным акциям в Армении? Почему протестующие требуют отставки главы государства, и какие еще требования можно выделить?

– Не думаю, что нужен был конкретный повод. Постепенно формировалась группа представителей различных политических сил, которая готовила акции, объединяющие оппозицию под лозунгами борьбы с нынешней политической элитой, с правящей партией «Гражданский договор». Это произошло ближе к весне, и поводами стали различные форматы взаимодействия властей Армении с Азербайджаном и различные варианты мирного договора о делимитации и демаркации границ, который может быть заключен. Дискуссия об этих форматах существовала и прежде, но обычно именно весной протестное движение в Армении активизируется.

Фактически между сторонами происходит политическое отрицание друг друга. Власть говорит, что оппозиция – это представители старых, свергнутых элит, и что они не могут участвовать в современной политике Армении. Оппозиция говорит, что наоборот, те, кто сейчас у власти – люди, которые проиграли войну. Есть разные варианты, но все сводится к тому, что их обвиняют в некомпетентности и предательстве, и в целом речь о том, что смещение этой власти может спасти Армению в нынешней сложной ситуации.

– Каков уровень протестной мобилизации, можно ли сравнить его масштабы с майскими протестами 2018 года?

– Нет, совершенно нельзя. Ситуация такова, что есть какое-то количество людей, которые поддерживают оппозицию и резко, радикально настроены, не признают существующую власть. И, наоборот, есть группа людей, которые поддерживают власть. Но и тех, и других – меньшинство. Между ними находится большинство населения страны, которое проявляет апатию к этим процессам, не надеется ни на какие изменения. Не считает, что демонстрациями и митингами можно добиться результата, поэтому не выходит на улицы.

– Насколько прочны позиции действующей власти, и какие риски для нее создают массовые протесты?

– Слово «прочны» не совсем уместно, на мой взгляд. У нас сейчас конфигурация представляет из себя конгломерацию слабой власти и слабой оппозиции. И поскольку оппозиция не может раскрутить тот масштаб протестов, который может привести к смене власти, то власть удерживается. Это достаточно традиционная для Армении ситуация.

– Какие оппозиционные силы можно признать ключевыми, есть ли у них реальный потенциал для смещения действующих властей?

–Потенциал невысокий. В принципе, нарастание протестной активности когда-нибудь к чему-нибудь может привести, но на сегодняшний день такая возможность маловероятна.

– Чем отличаются внешнеполитические программы действующих властей и оппозиции? Каковы сильные и слабые стороны их подходов?

– Внешнеполитические программы не очень хорошо сформированы, и трудно более-менее четко сказать, каковы они. Действующая власть ратует за продвижение в процессе урегулирования с Азербайджаном, что означает какое-то соглашение, по крайней мере, подготовку к нему. Также взаимодействие с Турцией по поводу нормализации отношений и демаркация, делимитация границы.

Оппозиция говорит, что Армения ко всему этому не готова. Позитивную программу из того, что они предлагают, выявить очень сложно. В основном это отрицание позиции власти.

– Вероятен ли сценарий досрочных выборов?

– Вообще, все может быть, но сейчас не думаю, что это возможно.


Беседовал Владимир Крапоткин

24 мая 2022 г. 08:44

Эксперт оценил вероятность дестабилизации в Армении из-за протестов

/ Эксперт оценил вероятность дестабилизации в Армении из-за протестов

На фоне активизации взаимодействия Баку и Еревана по мирному урегулированию в Армении усилились протесты оппозиции. Демонстранты называют официальные власти «предателями» и обвиняют в намерениях «сдать» интересы Армении и Нагорного Карабаха Азербайджану и Турции. В свою очередь, в армянском правительстве считают, что ответы на все вопросы оппозиции дали внеочередные парламентские выборы 2021 г. Как заявил вице-премьер Армении Мгер Григорян, драматизировать ситуацию не стоит. Что стоит за массовыми протестами в республике, и к чему они могут привести, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян. 

19 мая в Ереване сообщили об утверждении состава комиссии по делимитации границ с Азербайджаном. Ее возглавит вице-премьер Армении Мгер Григорян. Со стороны Азербайджана комиссия также создана под руководством вице-премьера Шахина Мустафаева. Первая встреча делегаций ожидается в ближайшие дни. Обе стороны выражают интерес к скорейшему заключению мирного договора. Однако в Армении процессы примирения вызывают неоднозначную реакцию. В стране регулярно собираются массовые акции протеста против курса действующей власти. По мнению членов оппозиционного «Движения сопротивления», он приведет к «отуречиванию» страны и поставит под угрозу судьбу Нагорного Карабаха. Помимо политических и общественных деятелей к участию в акциях присоединились родственники солдат, погибших в ходе обострения конфликта в 2020 г.

Власти страны отрицают обвинения оппозиции. Премьер-министр Никол Пашинян подчеркивал, что готов обсуждать с оппонентами детали переговоров с Баку, в то время как те отказываются от встреч. В Совете безопасности республики также опровергли слухи об обращении в ОДКБ с просьбой о содействии в подавлении протестов. Как отметил секретарь Совбеза Армен Григорян, организаторы митингов уже месяц реализуют свое право на проведение акций, однако те не получили широкой поддержки общества.

Происходящее не осталось без внимания в России. В Москве подчеркнули, что протесты являются внутренним делом республики, но отметили важную роль Армении как партнера по интеграции. Учитывая, что общественно-политическая дестабилизация или проблемы в экономике у соседей создают риски и для безопасности России, ее национальные интересы направлены на сохранение добрососедских отношений со всеми постсоветскими странами, их внутриполитическую устойчивость и экономическое процветание. «Мы заинтересованы в том, чтобы в Армении как можно скорее этот период закончился и снова наступил период стабильности, который позволит поэтапно двигаться в сторону реализации тех трехсторонних договоренностей по Карабаху, которые были с участием президента России финализированы, а также в целом в плане развития наших двусторонних отношений», – подчеркнул пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Подробнее о предпосылках протестной активности в Армении и рисках, которые она представляет для внутриполитической стабильности и безопасности страны и региона – в сегодняшнем интервью.

– Александр Максович, что стало поводом к майским протестным акциям в Армении? Почему протестующие требуют отставки главы государства, и какие еще требования можно выделить?

– Не думаю, что нужен был конкретный повод. Постепенно формировалась группа представителей различных политических сил, которая готовила акции, объединяющие оппозицию под лозунгами борьбы с нынешней политической элитой, с правящей партией «Гражданский договор». Это произошло ближе к весне, и поводами стали различные форматы взаимодействия властей Армении с Азербайджаном и различные варианты мирного договора о делимитации и демаркации границ, который может быть заключен. Дискуссия об этих форматах существовала и прежде, но обычно именно весной протестное движение в Армении активизируется.

Фактически между сторонами происходит политическое отрицание друг друга. Власть говорит, что оппозиция – это представители старых, свергнутых элит, и что они не могут участвовать в современной политике Армении. Оппозиция говорит, что наоборот, те, кто сейчас у власти – люди, которые проиграли войну. Есть разные варианты, но все сводится к тому, что их обвиняют в некомпетентности и предательстве, и в целом речь о том, что смещение этой власти может спасти Армению в нынешней сложной ситуации.

– Каков уровень протестной мобилизации, можно ли сравнить его масштабы с майскими протестами 2018 года?

– Нет, совершенно нельзя. Ситуация такова, что есть какое-то количество людей, которые поддерживают оппозицию и резко, радикально настроены, не признают существующую власть. И, наоборот, есть группа людей, которые поддерживают власть. Но и тех, и других – меньшинство. Между ними находится большинство населения страны, которое проявляет апатию к этим процессам, не надеется ни на какие изменения. Не считает, что демонстрациями и митингами можно добиться результата, поэтому не выходит на улицы.

– Насколько прочны позиции действующей власти, и какие риски для нее создают массовые протесты?

– Слово «прочны» не совсем уместно, на мой взгляд. У нас сейчас конфигурация представляет из себя конгломерацию слабой власти и слабой оппозиции. И поскольку оппозиция не может раскрутить тот масштаб протестов, который может привести к смене власти, то власть удерживается. Это достаточно традиционная для Армении ситуация.

– Какие оппозиционные силы можно признать ключевыми, есть ли у них реальный потенциал для смещения действующих властей?

–Потенциал невысокий. В принципе, нарастание протестной активности когда-нибудь к чему-нибудь может привести, но на сегодняшний день такая возможность маловероятна.

– Чем отличаются внешнеполитические программы действующих властей и оппозиции? Каковы сильные и слабые стороны их подходов?

– Внешнеполитические программы не очень хорошо сформированы, и трудно более-менее четко сказать, каковы они. Действующая власть ратует за продвижение в процессе урегулирования с Азербайджаном, что означает какое-то соглашение, по крайней мере, подготовку к нему. Также взаимодействие с Турцией по поводу нормализации отношений и демаркация, делимитация границы.

Оппозиция говорит, что Армения ко всему этому не готова. Позитивную программу из того, что они предлагают, выявить очень сложно. В основном это отрицание позиции власти.

– Вероятен ли сценарий досрочных выборов?

– Вообще, все может быть, но сейчас не думаю, что это возможно.


Беседовал Владимир Крапоткин

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

52 млн

куб. м российского газа «осело» на Украине из предназначенного для поставки молдавским потребителям по контракту с «Молдовагазом» – «Газпром»

Mediametrics