26 марта 2024 г. 13:33

Энергетик назвал выгоды Казахстана от развития газового сотрудничества с Россией

/ Энергетик назвал выгоды Казахстана от развития газового сотрудничества с Россией
Энергетик назвал выгоды Казахстана от развития газового сотрудничества с Россией
Фото: Павел Львов/РИА Новости

«Газпром» заявил о последовательном расширении взаимодействия со странами Средней Азии. В конце 2023 г. начались поставки газа в Узбекистан через территорию Казахстана. При этом, по данным компании, зимой 2023/2024 гг. экспорт топлива в республику превысил контрактные обязательства. Об увеличении поставок российского газа хочет договориться с «Газпромом» и Кыргызстан. А Казахстан помимо транзита российского газа в соседние страны планирует совместно с Россией провести газификацию своих северо-восточных регионов. О том, как развивается сотрудничество «Газпрома» с центральноазиатскими республиками, «Евразия.Эксперт» поговорил с экспертом Фонда национальной энергетической безопасности, научным сотрудником Финансового университета при Правительстве России Станиславом Митраховичем.

– Станислав Павлович, на днях правление «Газпрома» рассмотрело перспективы развития экспорта газа в Центральную Азию. Развитию газового сотрудничества компании со странами региона способствуют подписанные в 2023 г. соглашения с Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. Каковы наиболее перспективные направления такого сотрудничества?

– В Казахстане и Узбекистане растет потребление газа, по разным причинам. В Казахстане проходит газификация, частичный перевод угольной генерации на газ. В Узбекистане есть масштабные планы по развитию собственной газохимической промышленности. Вдобавок Аральское море пересохло, а оно выполняло роль естественного температурного демпфера в этом регионе. И теперь в Узбекистане зимой стали наступать серьезные холода – до минус 20 и больше. Все это привело к увеличению потребления газа.

Одновременно обеспечивать собственные потребности и экспортировать газ в Китай у них перестало получаться. И тут Россия предложила кооперацию, при которой российский газ может идти через эти страны в Китай. Либо он может потребляться на территории Казахстана и Узбекистана, а дополнительные объемы газа из этих стран будут идти на экспорт. Для России это будет косвенный вариант экспорта. А для этих стран, соответственно, удобный вариант, чтобы и себе хватило газа, и экспортные контракты с китайцами не нарушались.

Первые поставки начались у нас в Узбекистан. Согласованы предварительные планы увеличения поставок газа из России до 11,5 млрд куб. м. Что касается Казахстана, то финансирования пока нет, но, думаю, оно должно появиться.

Здесь есть минус: чем больше Россия предоставляет китайцам варианты получения газа через Среднюю Азию, тем сложнее убеждать их в необходимости подписания контракта по «Силе Сибири-2», нашему магистральному проекту. Это принципиально. «Сила Сибири-2» позволит поставлять в Китай газ, который шел в Европейский союз. Мы потеряли 80-85% рынка Евросоюза, поэтому нам нужно выстраивать газотранспортную систему в Китай. Надо строить, но контракта до сих пор нет. А когда мы с Китаем реализовываем что-нибудь через Среднюю Азию, то у них возникает ощущение, что есть возможность добиться желаемого через этот регион. И поэтому, возможно, не нужно торопиться с «Силой Сибири-2». А нам желательно, чтобы все-таки поторопились.

– В Казахстане серьезно растет уровень внутреннего потребления газа. Дефицит газа в Казахстане уже к 2025 г. прогнозируется на уровне 2 млрд куб. м. Как данный фактор будет влиять на развитие сотрудничества «Газпрома» с Казахстаном?

– По мере увеличения собственного потребления и желания продолжить поставки газа в Китай Казахстану необходимо найти новый источник газа. Этим новым источником может быть Россия, которая одновременно может быть и поставщиком газа в Китай через Казахстан, и поставщиком газа в сам Казахстан. А растущий спрос на газ в республике прогрессирует за счет перевода угольной генерации на газовую и за счет развития экономики в целом. Для России это возможность извлечь пользу из ситуации, что вполне логично.

– Обсуждается, что помимо закрытия собственных газовых потребностей, совместные проекты в рамках «Тройственного газового союза» с Россией и Узбекистаном позволят Казахстану стать «газовым хабом» для поставок на азиатские рынки. Какие перспективы существуют в данном направлении?

– Чтобы перейти из поставщика в категорию хаба, во-первых, нужно подписать контракты, которые будут предполагать строительство трубы из России через Северный Казахстан в Китай. Если учитывать варианты перепродажи газа, что часто подразумевается под хабом, то, думаю, на это пока готовности нет.

Хотя, может быть, права перепродажи газа Казахстану можно было бы предоставить в обмен на более крупный контракт на закупку газа в России. Может быть, это будет увязано не только с газовым бизнесом, но и с другими видами экономической, и не только, кооперации.

– Еще один актуальный вопрос для энергетики Казахстана – газификация северных регионов. Для этого обсуждается строительство газопровода по маршруту Барнаул – Рубцовск – Семей – Усть-Каменогорск. Каковы перспективы подобного проекта? Какую роль газификация будет играть в обеспечении социально-экономической и политической стабильности Казахстана?

– Мне был знаком еще вариант, который идет не из Барнаула, а со стороны Омска. Это вариации, по большому счету, одного и того же проекта. Россия тоже должна выбирать, что ей делать. Можно вообще не заниматься поставками в Среднюю Азию и выбрать стратегию максимального «уговаривания» Китая строить «Силу Сибири-2», которая важнее, чем все остальное. Но можно все-таки пытаться сыграть более хитро, когда мы из Центральной Азии налаживаем взаимодействие и одновременно через нее поставляем новые объемы в Китай. При этом используется имеющаяся инфраструктура, допустим, газопровод «Центральная Азия – Китай». Он начинается в Туркменистане, идет через Узбекистан, дальше Казахстан и Китай. Можно к нему присоединиться, ведь там уже планируется сделать новую ветку. Можно работать с газификацией Северного Казахстана, получая новых потребителей.

В принципе, для России это достаточно выгодно. Кроме двух моментов. Во-первых, мы лишаем китайцев стимула быстрее подписать соглашение по «Силе Сибири-2». Во-вторых, вопрос в стоимости газа, который будет идти в Казахстан. Почти наверняка газификация Северного Казахстана будет осуществляться по цене, которая не равна той экспортной цене, которую Россия может получать, поставляя газ в дальнее зарубежье. Скорее всего, цена будет ближе к той, которая есть внутри России.

Я думаю, Казахстану будет выгоден такой вариант. Конечно, есть те, кто любое взаимодействие с Россией расценивает как зависимость Казахстана от нее, и потому для них это плохо. Но с точки зрения рационально-экономического расчета очевидно, что Казахстану этот проект выгоден в плане идентификации, возможности зарабатывать на участии в новых российских проектах. Если бы у Казахстана было достаточно своего газа, то, может быть, ему это и не было бы нужно. Но мы видим, что своего газа Казахстану объективно не хватает.

Беседовал Владимир Крапоткин

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

6,5%

составил рост взаимной торговли товарами и услугами Беларуси и России в 2023 г. Сумма превысила $53 млрд – премьер-министр Беларуси Роман Головченко